Сообщество «На русском направлении» 13:57 21 сентября 2020

Сберечь родное

власть и руководство культурой страны равнодушны к бесценным сокровищам русского и российского фольклора
1

Не стало легендарного фольклориста, исполнителя народных песен, заслуженного деятеля искусств России Вячеслава Михайловича Щурова. В память о большом человеке, нашем авторе публикуем статью из журнала "Изборский клуб" (№5-6, 2019). 

Когда мы учились в Московской консерватории, то казалось, что народные песни были забыты в русских деревнях и селах уже давно, и их напевы остались в нотной записи лишь в классических сборниках М.А. Балакирева, Н.А. Римского-Корсакова, А. Лядова. Мы учили эти песни наизусть.

Анна Васильевна Руднева, преподававшая народное творчество в те послевоенные годы, приводила на занятия участников подмосковного хора, которым долгое время руководил певец-умелец из деревни близ города Бронницы, Пётр Глебович Ярков. Это был полупрофессиональный коллектив, слаженный, выстроенный, но — стилизаторский. Он не производил яркого впечатления.

Анна Васильевна сама много пела мягким, тёплым голосом академического тембра. Главным образом — песни, записанные ею в Курской области незадолго до войны. Но и они звучали, хотя и красиво, но как‑то пресно, скучновато. Словом, предмет мне хотя и нравился, но не увлекал.

И тут, перед зимними каникулами, А.В. Руднева объявила, что фольклористы-филологи Московского университета направляются в студенческую фольклорную экспедицию. И хотели бы, чтобы к ним присоединился студент-музыкант. Анна Васильевна предложила кому‑то из нас присоединиться к поездке.

Я подумал: а почему бы не решиться на такой шаг? Дорога за государственный счёт, небольшие командировочные, свежие впечатления. А жили мы тогда трудно, отец не вернулся с фронта, мать воспитывала двоих детей, на её обеспечении были также её мать и свекровь.

Так я впервые оказался в глубинном русском селе, в Аннинском районе Воронежской области, с двумя студентками университета. Мы действовали сами по себе, без преподавателя.

Первая же встреча с натуральными народными певицами ошеломила меня. Их голоса звучали резко, звонко и странновато. Напевы были броски, необычны, как‑то странно изломаны.

Некоторые мне очень понравились, я их сразу выучил с записи на портативный магнитофон, и вдруг запел народным тембром. В Москве, на отчётах в университете и консерватории я продемонстрировал свои новые умения, чем произвёл впечатление на преподавателей и студентов.

Следующим летом я попросился в новую поездку. На этот раз — с моим товарищем по музыкальной школе Юрой Пашковым и студенткой Людой Богомоловой, под руководством самой А.В. Рудневой. На этот раз довелось встретиться с чем‑то совершенно поразительным, мы оказались в заповеднике высочайшей народной певческой культуры.

Незадолго до нашего путешествия сельские народные коллективы из этой местности, из Алексеевского района Белгородской области, представляли своё искусство на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Их выступления были записаны на магнитофон сотрудниками кабинета народной музыки Московской консерватории. Поэтому заранее было известно, что мы едем в один из самых ярких очагов народной культуры.

Во время той памятной поездки в сёлах Иловка и Афанасьевка посчастливилось услышать пение высочайших мастеров русского песенного многоголосия, с которыми мы потом встречались и дружили до самого их ухода из жизни.

Скоро стало ясно, что народная культура хорошо сохранилась во многих местностях, где проживают русские: в северных сёлах на реках Мезень, Пенега, Печора, на Кольском полуострове, в казачьих станицах на Дону, Тереке и Кубани, в брянских и смоленских сёлах, на Алтае, в русских старообрядческих сёлах в Забайкалье.

Этому во многом способствовало обилие молодёжи: сельским жителям тогда не выдавали паспорта, если они не поступили в техникумы или вузы или не завербовались на тяжёлые работы.

Летними вечерами довелось присутствовать на многолюдных молодёжных гуляниях, когда в одно село на престольный праздник сходились многочисленные певческие артели («гурты») из окрестных селений, на семейных посиделках и «беседах», объединявших за столом соседей. Со всех сторон до позднего вечерка доносились тембристые голоса певцов, певших дружно, слаженно, красиво.

Судьба свела меня с режиссёром Андроном Кончаловским, тогда молодым, когда он работал над кинофильмом «Дворянское гнездо». И мы поехали с ним в белгородскую Афанасьевку, где записали поздним вечером песенную перекличку на сельской улице. Эта впечатляющая запись вошла в картину.

В 1966 году в Государственном музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных по инициативе крупного деятеля музыкальной культуры Александра Александровича Юрлова было открыто Отделение по подготовке руководителей народных хоров. Его возглавила А.В. Руднева, которая и меня пригласила туда преподавателем.

В послевоенные годы деятельность профессиональных народных хоров находилась в глубоком кризисе. Руководили коллективами композиторы. Исполнялись ходульные песни о хлебе, о труде, о партии. В ходу были сцены ярмарок, праздничных гуляний. Певцы стояли на станках без движения. А на сцене танцоры вырисовывали французские па, демонстрировали замысловатые трюки. Всё должно было показать публике, как счастливо живётся в советской стране.

Мы же в воспитании студентов-народников опирались на освоение ими собранного музыкального фольклора. Таким образом были сформированы содержательные, богатые песенные коллекции.

В том же 1966 году мы договорились с главным редактором редакции Государственной фирмы грамзаписи «Мелодия» Сергеем Николаевичем Шиловым, что он выпустит серию грампластинок с записью аутентичного (подлинного) музыкального фольклора. Но — с одним условием: сельские певцы и инструменталисты будут доставлены на студию грамзаписи мною. Как быть?

И тогда я предложил председателю Фольклорной комиссии Союза композиторов РФСФР Л.И. Лебединскому организовать концерт музыкального фольклора, а его участников записать на студии грамзаписи. Он согласился попробовать, Музфонд выделил на эти цели денежные средства. Я совершил поездки по известным в консерватории певческим сёлам и организовал приезд в Москву талантливых народных исполнителей.

Концерт состоялся в небольшом зальчике Московского союза композиторов на Миусской. Были приглашены великолепные натуральные сельские коллективы: певческий «гурт» из села Афанасьевка Белгородской области, вокальный ансамбль из села Курковичи под брянским Стародубом, мужской квартет «семейских» Забайкалья, смоленская певица Аграфена Ивановна Глинкина, солистка из села Мыт Ивановской области Мария Флягина. Концерт имел большой успех, а главное — появилась пластинка с записью шедевров музыкального фольклора.

Студенты-народники из Гнесинки были кураторами коллективов, отвозили их в метро и на электричках в пригородные гостиницы. (Автобусы из экономии средств выделены не были.) Певцы угощали студентов деревенским салом, солёными помидорами и огурцами, много пели. Это была прекрасная школа песенного фольклора, настоящий праздник для ценителей русского искусства.

Подобные концерты стали регулярно проходить уже во Всесоюзном доме композиторов, в Институте им. Гнесиных, даже в Концертном зале им. Чайковского на площади Маяковского; в неизменно переполненных залах и с огромным успехом. Приходили студенты университета и консерватории, композиторы, художники, учёные, кинорежиссёры. Были слышны реплики: «Наконец‑то московским дистрофикам показали настоящих людей!», «Какие же в России талантливые крестьяне!».

Новое молодёжное направление в народном исполнительстве широко демонстрировалось по телевидению, его горячо поддержала радиостанция «Юность». Выходило множество грампластинок, включающих белгородские, брянские, казачьи, северные, сибирские песни. На телевидении дважды в месяц выходили две программы, посвящённые народной музыке. Одна, «Родники», демонстрировала подлинный музыкальный фольклор; вторая, «Родные напевы», показывала обращённых к фольклору певцовлюбителей и профессиональные коллективы. Так, героем здесь был хор русской песни Всесоюзного радио под руководством Николая Васильевича Кутузова. Коллектив тогда исполнял новые записи песенного фольклора, собранные в фольклорных студенческих экспедициях, в композиторской обработке.

Участвовало в подобных телепередачах и организованное мною при Кабинете народной музыки Московской консерватории мужское вокальное трио Щуров — Паисов — Дунаев, исполнявшее народные песни в подлинных партитурах. Нередко приезжала из Воронежа популярная частушечница Мария Мордасова.

Светлана Викторовна Виноградова, известная тогда как ведущая общедоступных концертов классической музыки, пригласила меня для совместного проведения концертов музыкального фольклора Московской филармонии, проходивших в Большом зале ГМПИ им. Гнесиных. Мы назвали этот цикл «Возвращение к истокам». В нём принимали участие сельские подлинные коллективы из Белгородской, Брянской, Архангельской и других областей России совместно с московскими, белгородскими, воронежскими молодёжными ансамблями «фольклорного» направления. Этот абонемент продолжался лет десять, собирая заинтересованную публику, любящую подлинную народную музыку. Концерты проходили при полных аншлагах.

Важно отметить, что в 1979–1980‑е годы возникло много детских фольклорных коллективов, в том числе и в союзных республиках И та же Светлана Викторовна Виноградова пригласила меня консультантом на фольклорную смену во Всесоюзный пионерлагерь «Артек» в Крыму. Дело было летом. Наряду с детьми партийных работников, составлявших большинство пионеров, были приглашены детские ансамбли, исполнявшие народные песни. В том числе из союзных республик и зарубежных стран. Каждый день проходили концерты народной музыки. Режиссёр Игорь Скляр придумал такой приём: в определённый день всех «обычных» детей разместили по кругу в парке у подножья горы Аю-Даг (Медведьгора), а народные ансамбли выступали перед каждой группой слушателей. Получилось неплохо.

Ещё одно важное дело произошло тридцать лет назад. Был создан Московский Государственный историко-этнографический театр. Сначала в Высшем театральном училище при Малом театре («Щепкинском») была набрана русская учебная группа. Один из вопросов, предлагавшихся абитуриентам, был: «Спойте русскую народную песню».

Меня пригласили преподавать принятым студентам русское народное творчество и вести фольклорный ансамбль. Одним из дипломных спектаклей труппы была «Снегурочка» Островского, но не с музыкой Чайковского, а с исполнением подлинных народных песен соответствующего содержания в современной записи. На основе того выпуска училища и возник Историко-этнографический театр, успешно функционирующий по сей день под руководством М.А. Мизюкова. Это уникальный коллектив актёров, поющий хором песни народов мира. Пожалуй, такого нет больше нигде на планете.

Как-будто бы всё в народном деле шло хорошо, благополучно.

И тут — грянул гром среди ясного неба. Произошло это в начале 70‑х годов. Брежнев вдруг собрал совещание работников средств массовой информации и строжайше запретил показывать по телевидению всё, что связано с исконно национальными традициями. Нельзя было демонстрировать бороды, лапти, пожилых мастеров народного пения, кресты, церкви. Всё это объявлялось «содействующим тоске гнилой интеллигенции по проклятому прошлому». Невежественным партийным руководством был нанесён сокрушительный удар по народной культуре. От этого удара не удалось оправиться и сегодня. «Бурановские бабушки» потому имели столь большой успех, что хотя с художественной точки зрения они пели скверно, даже безобразно, но были искренни, непосредственны, милы. Стремление к подлинному, живому, характерно национальному в обществе существует, но оно не находит отклика у руководителей страны и культуры.

В России существует мощное фольклорное движение. Оригинально-национальные песни по инерции 60–70‑х годов поют в колледжах и вузах страны. И поют иногда просто замечательно. В Москве, Петербурге, Липецке, Воронеже, Белгороде, Волгограде, Новосибирске, в донских и кубанских станицах существуют изумительные студенческие, любительские и профессиональные коллективы с фольклорным уклоном.

Но этого почти не замечает руководство культурой. Совсем мало подлинно народного звучит по радио и на телевидении. Хотя интернет насыщен подобным материалом.

Особая тема — музыкальный фольклор разных народов России. В некоторых республиках правительственные и общественные организации заботятся о сохранении национальных традиций. Существуют оригинальные чувашские, мордовские, марийские ансамбли. В Башкирии есть искусные народные певцы, исполнители на особой народной флейте — курае. Удивительное тувинское горловое пение популярно во многих странах мира — в Голландии, Франции, Соединённых Штатах Америки, Канаде.

Мною в Нидерландах совместно с руководителем фирмы Pan Records Бернардом Клейкампом выпущено 16 компакт-дисков с записями не только различных региональных традиций русского музыкального фольклора, но и современных образцов народной музыки башкир, мордвы, чувашей, марийцев, якутов, ногайбаков, тувинцев. И эта самобытная музыкальная народная классика известна в Голландии, Германии, Америке, Канаде — во многих странах мира, даже в Японии.

Но руководители нашего государства и культуры абсолютно равнодушны к этому неповторимому песенному и инструментальному пласту, они безответственно бездействуют. И современную русскую и уникальную музыку этносов России необходимо бережно сохранять в государственных архивах, в нотных сборниках, в радио- и телепередачах. Необходимо создавать новые детские, учебные, любительские и профессиональные коллективы.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«На русском направлении»
1
21 октября 2020
Cообщество
«На русском направлении»
3
Комментарии Написать свой комментарий
21 сентября 2020 в 20:58

Снимаю шляпу и скорблю по Вячеславу Михайловичу.

Да поймите же вы, что он не "великий фольклорист"! Эти термины"фольклор", "язычество" придумали злейшие и коварнейшие враги русского и иных народов. Щуров тот, кто пытался оживить в остатках от русских душ, загаженных большевизмом, либерализмом и библеизмом, именно настоящую ПРИРОДНУЮ русскую культуру и память предков! Не суррогатную, дворянско-европейскую, -а культуру КОРЕННОГО населения этой страны. Вон китайцы никого не слушают, и с помощью своей сохранённой традиционной культуры и умно используя механизмы навязанного большевизма, теперь выходят на глобальный уровень. Их, вон, всегда можно узнать в мире по "китайскости", потому что сохранили лицо нации...А мы?..
Какая-то не русская свинья чегой-то там сказала при совке и затёрла целый народ со своей культурой? Да они все тыщу лет воюют с нами. Ослепли, что ли? Кто мы сейчас без своей фундаментальной культуры? - сброд, не помнящий родства, оболочки без сознанки, и воююем, и живём для других, сами в нищите...а своё, родное, русское - поругано. Лакейство, ублюдочность, рабство всюду в почёте, а ведь предки наши оставили опыт, учили, как не впасть в это безумство. И Щуров пытался достучаться до наших душ, но не понял, что их давно украли...всё бестолку

1.0x