Сообщество «Салон» 00:00 18 июля 2013

Саботаж рыжего

"Иуда" (Россия, 2013, режиссёр — Андрей Богатырёв, в ролях — Алексей Шевченков, Сергей Фролов, Андрей Барило, Иван Добронравов, Ольга Сташкевич, Алексей Боченин, Вадим Яковлев, Ольга Аксенова, Максим Дугишов, Андрей Богатырев)

"Иуда" (Россия, 2013, режиссёр — Андрей Богатырёв, в ролях — Алексей Шевченков, Сергей Фролов, Андрей Барило, Иван Добронравов, Ольга Сташкевич, Алексей Боченин, Вадим Яковлев, Ольга Аксенова, Максим Дугишов, Андрей Богатырев)

"Нет, не наш он,

этот рыжий Иуда из Кариота"

(Леонид Андреев, "Иуда Искариот")

Деклассированных элементов в первый ряд" — примерно так рассуждает крайне неприятный, очень грязный человек, вор Иуда из Кариота (Алексей Шевченков), шастая по городской площади в поисках лёгкой наживы и демонстрируя в оскале свои чёрные зубы. Случай приводит его к выделяющейся из толпы, следующей куда-то группе людей, у которых под покровом ночи Иуда пытается стащить денежный мешок. Вместо расправы за содеянное, некий молодой человек — "Учитель" (Андрей Барило) — как называют его спутники, приказывает отдать деньги преступнику. Тот, потрясённый столь странным поведением, присоединяется к группе. Так Иуда встречает Христа и отправляется за ним в путь, задавая провокационные вопросы флегматичному недоверчивому Фоме (Сергей Фролов). Устраивая перформансы на площадях, а по ночам размышляя о вечном.

Перед нами вольная экранизация сенсационной для своего времени повести Леонида Андреева, предпринятая 26-летним режиссёром Андреем Богатырёвым. Снятая на вполне приличном уровне, эта лента, тем не менее, является скорее бенефисом актера Алексея Шевченкова, получившего за свою игру приз на последнем ММКФ, нежели новым "Андреем Рублёвым". Все остальные герои в фильме, включая Христа, выглядят и ведут себя как обычные статисты. А визуально происходящее порой напоминает крымскую тусовку хиппи, куда неожиданно затесался лихой панк, постоянно мутящий воду в коллективе.

Но все намного сложнее. Не однажды попытка оправдать действия Иуды овладевала умами больших писателей, к слову, Андреев был первым. Глубокий символизм действий и мотиваций Иуды до сих пор подвергается различным трактовкам. Но оставим их богословию и литературе. Нас сейчас в первую очередь интересует кино. Как любой молодой человек, занятый богоискательством, Богатырёв пытается поднять в фильме те вопросы, которые уже не стояли перед умудрённым жизненным опытом Андреевым. На пресс-конференции режиссёр сам признал, что андреевская повесть — это если и не душеспасительное, но весьма своевременное чтение для подростков, и включил в сюжет свои собственные сомнения и чаяния. Некоторым поклонникам творчества Андреева, к сожалению, это пришлось не по вкусу. Дух книги в фильме, увы, почти не летает, придавленный к земле слишком бытовой композицией.

Но вернёмся к актёру, ибо главное в этой исторической постановке — он. Шевченков, несмотря на то, что активно переигрывает в определенных сценах, проделывает роскошную работу со своим гиперподвижным лицом. Иногда его Иуда совершенно преображается, делается чуть ли не одухотворённым. Именно он действительно хочет учиться у Христа, получить от него нужные ответы. Остальные апостолы, включая и Марию Магдалену (здесь она, вопреки канону, живет с Христом согласно апокрифам) — безмозглое, ни о чем не задумывающееся стадо. Слепые с известной картины Брейгеля. Но главная проблема здесь стоит в диалогах, в которых осталось крайне мало андреевского текста. Общаются между собой герои на подчеркнуто современном языке, и местами этот язык просто чудовищен. Несмотря на это, Шевченкову удаётся сгладить эти откровенно халтурные, хотя и сделанные совершенно сознательно, моменты. Ведь именно он является в фильме носителем духовной мудрости. Учитель большей частью молчит. А Иуда озвучивает за него прописные истины, притворяясь то мудрецом, то юродивым.

Сделать акцент не на историчной достоверности, а на психологическом портрете человека, о котором спорят уже две тысячи лет, Богатырёву, несомненно, удалось. Зритель смотрит на происходящее глазами Иуды и поневоле оправдывает его злодеяние. С другой стороны, именно предательство Иуды даёт возможность свершиться чуду и дать основание одной из главных религий на земле. И об этом нам пытаются несколько сумбурно рассказать создатели этого в целом неплохого фильма. Но будет ли он интересен массовой аудитории, вот в чём вопрос.

В мире, где религиозный вопрос занесён, как топор над головой, — как верующего, так и атеиста, — этот фильм вряд ли сможет помешать лезвию опуститься на плаху. Та рефлексия, в которую погружено общество, в который раз натолкнется на размышления о природе греха, но так и не получит ответа, как жить дальше. И более того — легко сможет вызвать провокации в среде постоянно множащихся клерикалов. "Страсти Христовы" Мела Гибсона, в силу размаха постановки и таланта последнего, производили грандиозное впечатление, после которого некоторые бежали в церковь креститься. В случае "Иуды" подобного не произойдёт никогда. Фильм в лучшем случае заставит задуматься юного зрителя о вопросах бытия, о которых он раньше и не слыхивал. А возможно, и вовсе уведёт его в иную сторону. Где только мрак и скрежет зубовный. И этот саботаж уже не будет казаться оригинальным авторским видением.

Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x