Сообщество «Посольский приказ» 12:24 1 ноября 2022

Бремя смуглых

пресса пишет, что Сунак — вариант долгосрочный, рассчитанный на смягчение последствий кризиса

19 октября в "Завтра" был опубликован текст о незавидных перспективах премьерства Лиз Трасс. Очевидный прогноз сбылся — уже 20 октября Лиз объявила об уходе с должности, а спустя пять дней во главе государства встал её соперник по летним выборам лидера Консервативной партии — Риши Сунак. Таким образом, 44-дневная Трасс не только с огромным отрывом побила 118-дневный рекорд премьера Джорджа Каннинга, умершего на своём посту в 1827 году, но и стала отличной вешалкой для всех собак.

Английская пресса уличает подлую экс-премьершу в том, что именно из-за неё британская экономика сыплется на глазах, сетевой рейтинг как Консервативной партии, так и Парламента в целом валяется где-то на уровне рейтинга палочки Коха и громкого чавканья за столом, а общество вынуждено чередовать новости о росте процента недоедающих с хрониками очередных политических кризисов в Лондоне. Словом, этого человека с улицы, профессиональную кабинетчицу и дурочку из рабочей семьи просто бросили под поезд в лучших традициях английской системы управления. На её место пришёл тот, кто странным образом куда ближе к британской элите, чем дочка йоркширских медсестры и преподавателя, — индус Сунак.

Про то, что это за товарищ, было достаточно написано за последние дни. Родившийся в Англии сын потомков выходцев из бедного Пенджаба, он окончил Винчестерскую школу, Линкольн-колледж Оксфорда и отучился в калифорнийском Стэнфорде, после чего рванул работать в Goldman Sachs, кузницу кадров для европейской бюрократии — сословия «технократов». Затем был лондонский хедж-фонд The Children's Investment и получение гринкарты (а по некоторым слухам — слишком многочисленным, чтоб их игнорировать, — и американского гражданства). Покупка места в Парламенте от округа Ричмонд в Северном Йоркшире, где консерваторы стабильно побеждали примерно со времён Иоанна Безземельного, стала первым шагом политической карьеры будущего премьера. Покупал, разумеется, не за свои — подсобил IT-магнат Нараяна Мурти, по странному совпадению ставший в 2009 году зятем тогда многообещающего банкира из Сити. С индийскими богачами всё сложно: Forbes говорит о 4,5 миллиардах долларов, Fortune пишет о 5 с копейками, но миллиард фунтов, которым по разным данным обладает одна только Акшата, супруга британского премьера, намекает, что товарищ Нараяна банально прибедняется. Мурти осыпан американскими медалями, французскими орденами и британскими премиями, он сопредседательствовал на Давосском форуме и заседал в совете «продвигающего демократию» Фонда Форда. Словом, даже по меркам индийской элиты это человек максимально непростой — вхожий в массу совместных предприятий и фондов с самыми заметными деятелями глобалистской волны. Его тесть, Сунак, стал премьером Британии весьма странным образом. Ещё в начале июля, до отставки Бориса Джонсона, он стал одним из тех, кто этого самого Бориса бессовестно кинул — его отставка стала первым актом массового исхода министров, показавшего всей стране, что у Джонсона не осталось поддержки. Тогда, будучи канцлером Казначейства (преемник Саджида Джавида и предшественник Наджима Захави), Сунак считался одним из наиболее надёжных сторонников Бориса в правительстве. Но перспектива подняться выше была слишком соблазнительна: Риши перешагнул через «труп» Бориса и выдвинул свою кандидатуру на выборах главы партии. Тогда таким путём пошли многие: вместе с Сунаком в борьбу включились победившая в итоге Трасс, быстро слившийся министр обороны Бен Уоллес и примкнувшая к ним Пенни Мордант, причём Сунак считался фаворитом вплоть до объявления новым лидером партии Лиз Трасс.

Итоговую победу Трасс связывают со множеством факторов: нелепой верой британской верхушки в идиотский план по снижению налогов для богатых; словами Елизаветы II о том, что при её жизни индус не станет британским премьером; поисками максимально фактурной и показательно некомпетентной вешалки для собак. Как бы то ни было, время Трасс минуло. Время Джонсона тоже ушло и, видя, как изящно он устранился от очередного витка борьбы в период кризиса, думается, ещё не пришло.

Сунак стал премьером вообще без голосования — после самоустранения Бориса он остался единственным кандидатом. Легитимность руководителей, приходящих к власти в системах непрямых выборов, обычно строится на парламентском большинстве их партии. Консерваторы выиграли свои выборы в 2019-м, будучи на подъёме после обещаний жёсткого брекзита, воодушевившись харизмой Бориса и наблюдая своих главных оппонентов — лейбористов в страшном кризисе. Сегодня партия большинства, имеющая 365 из 650 мест в Палате общин, в пух и прах проигрывает все опросы. Центры изучения общественного мнения пишут, что если бы в ноябре прошли выборы, консерваторы лишились бы на них 300 мест. Это привело бы к интересной ситуации: после прихода к власти лейбористов оппозицией (второй силой в Парламенте) стали бы шотландские националисты. Шотландцы, к слову, Сунака не признали, объявив его приход к власти «смертью демократии». Впрочем, Сунак первым делом пообещал никаких досрочных выборов не объявлять, дабы дотянуть до плановых выборов в 2024 году: к тому времени оптимисты из штаба консерваторов надеются худо-бедно выправить электоральную ситуацию от уровня «коллапс и катастрофа» до уровня «просто беда». Ясно то, что Сунак оказался на том месте, где должен был оказаться ещё в августе.

Интереснее расистских пассажей умирающей старухи или веры в наивность британских элит представляются две трактовки: одна учитывает внутренний контекст, вторая строится на международной обстановке.

Сунак — спасательный круг для британской экономики. Так ещё летом писала пресса, обычно испытывающая подозрение к любым консерваторам. Человек из лондонского Сити очевидно не будет делать таких глупостей, к которым Британию толкала Лиз и её (теперь уже бывший, наверное) друг Квази Квартенг, пробывший месяц с небольшим канцлером Казначейства — министром финансов, по-нашему.

В этом свете стоит взглянуть на то, кто занимает этот пост в правительстве Сунака. А занимает его... Джереми Хант. В упомянутом в начале текста материале двухнедельной давности рассказывалось о Ханте — последнем назначении Лиз Трасс. Потомок британского фашиста Мосли, масон, муж землячки Си Цзиньпина и в целом весьма примечательный гражданин был попыткой Трасс вырулить из кризиса, сохранив должность. Лиз должность не сохранила, зато Хант в кабинете остался. Сложно сказать, насколько долго он будет продолжать руководить Казначейством — ввиду последних валютных интервенций Банка Англии и того факта, что из скудеющего британского бюджета оплачивать все эти художества придётся именно Казначейству, должность видится расстрельной. Возможно, именно в этом состоит ответ на недоумение прессы. Журналисты, узнав о продолжении работы Ханта, задались вопросом: как человек с такими китайскими связями получил ключевой пост в правительстве индийского глобалиста Сунака? Ханта могут первым бросить под поезд, одновременно кинув кость недовольным избирателям и избавившись от игрока конкурирующей команды.

Британская пресса тем временем ведёт себя иначе, чем какая-либо другая западная. Общий настрой журналистов по всем странам «цивилизованного мира» состоит в подборе эвфемизмов — те самые «отрицательные росты» и «хлопки газа», знакомые нам по упоминаниям российской прессой, вовсю цветут и пахнут в прессе европейской и американской. Причиной тому — нежелание плодить негатив: упоминание депрессии, инфляции и рецессии (этот термин, кстати, сам в своё время вводился в обиход как эвфемизм депрессии) может настроить публику против симпатичной мейнстримной прессе власти.

В Британии, где значительная часть журналистов имеет лейбористские убеждения, а консерваторы открыто критикуют в прессе убивающих репутацию Тори политиков, ситуация радикально иная. Именно с этим связаны полюбившиеся нашим соцсетям заголовки английских всепропальщиков и регулярные вопли о «коллапсе уровня жизни». Нет, эти заголовки и вопли не лишены оснований: рост инфляции на 15–20% (и это по данным Банка Англии), подъём цен на тепло и свет и резкое увеличение стоимости еды и продуктов первой необходимости, рост спроса на просрочку и лозунги в духе «UK Don’t Pay» («Британия, не плати») или «Heat Or Eat» («Есть или греться») намекают на то, что Британия действительно увязла в самом глубоком кризисе из всех, что встречались кому-либо из ныне живущих.

Но пессимизм в британской прессе связан именно с желанием критиковать консервативное правительство. Как же новое консервативное правительство реагирует на критику? Никак. Риши Сунак решил, что лучшая защита — это игнорирование, и решил просто-напросто не объявлять свой план по спасению британской экономики где-то до середины ноября. Вот так премьер, за которого вообще никто не голосовал, встал во главе страны; лидер партии парламентского большинства, имеющей рейтинг в районе 22%, заранее объявляется спасительным кругом британской экономики, не представив ни одной программы, плана или хотя бы комплекса обещаний. Британия — страна парадоксов.

Каким же образом индобританский глобалист-технократ настроен биться на внешних фронтах? Ещё в преддверии летних выборов главы партии в прессе утверждалось, что Сунак будет действовать в интересах США — очевидный вывод с учётом его происхождения, биографии и гринкарты. Проблема в том, что интересы США ныне не так однозначны, как может показаться. Дело не в Байдене, назвавшем нового премьера «Раши Суноки», и не в пресловутых демократах и республиканцах, которые в начале ноября устроят свою разборку в американских избирательных комиссиях, а в том, что расхождение планов Лондона и Вашингтона вышло из плоскости рассуждений экспертов по теневой политике, прочно закрепившись в крупной прессе.

Лондону тесно в рамках нынешнего НАТО, Британии принципиально важны победа в Восточной Европе и экспансия на Тихом океане. Главным среди американских ястребов, отношения с которым у нынешнего премьера точно наладятся, станет Майкл Блумберг. Престарелый нью-йоркский миллиардер известен тем, что именно с его именем связывают наиболее рискованные внешнеполитические авантюры демократов: так, Politico утверждает, что пресловутый полёт Пелози на Тайвань осуществился по инициативе и на деньги Майкла, одного из ключевых спонсоров Пелози.

Как Блумберг связан с Сунаком? В совет собранного Блумбергом Нового экономического форума входят Аджайпал Банга, бывший председатель Американо-индийского делового совета, членами которого были также Нараян Мурти и Нандан Нилекани, председатель и сооснователь Infosys, корпорации, основанной тем же Мурти. Словом, связи Блумберга и индийских глобалистов ясны, как и намерения, которые имеет Сунак на главном государственном посту Британии.

Рассуждения о том, что Сунак как «свой человек» будет играть в интересах Индии, выглядят наивными — у Индии нет явных направлений, на которых Риши мог бы помочь своей исторической родине. Столь же беспочвенными смотрятся теории о том, что назначение Сунака является попыткой Лондона переманить Индию на свою сторону в глобальной игре — упоминаются и подающий признаки жизни альянс AUKUS, и противостояние Индии и Китая. Индия — и этого не учитывают сторонники таких теорий — уже занимает своё желаемое место, строя политические и торговые отношения со всеми, включая как бы враждебный Пекин.

Словом, нужно судить о перспективах Риши Сунака почти без учёта его этнического фона. Куда важнее его семейные и профессиональные связи, особенности его биографии и вроде бы идеологически мотивированные шаги на должности премьера. С последним моментом уже многое проясняется: The Financial Times со ссылкой на источники в правительстве пишет, что Сунак готовится восстановить запрет на добычу сланцевой нефти в Британии. Шаг, который отлично смотрелся бы в безмятежном 2019-м, становится одним из первых решений нового премьера в кризисном 2022-м. Сунак не вызывает у прессы тех же чувств, что вызывали Трасс или Джонсон, — ему не пророчат скорую отставку. Даже лояльная лейбористам и скорая на критику пресса пишет, что Сунак — вариант долгосрочный, рассчитанный на смягчение последствий кризиса и выход на предвыборную прямую в хоть немного вменяемом состоянии. Вот только с учётом всего, что происходит вокруг, кажется, что даже нахождение на Даунинг-стрит ставленника Сити, глобалиста и технократа со связями в глобалистской аристократии не даёт никаких долгосрочных гарантий.

16 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
28 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
31 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x