Сообщество «Земля» 15:00 20 мая 2020

Реставрация плодородия

Кто накормит голодных?
4

Эксперты предупреждают: на растущее человечество неотвратимо надвигается голод. Немногим сохранившим плодородие регионам планеты: Кубани, Центральному Черноземью, Алтайскому краю, Лёссовой равнине Китая, американскому Кукурузному поясу, — придётся кормить миллиарды людей. 

Интенсивное "химическое" земледелие ведёт к деградации почвы, а влияние выращенных с его помощью продуктов на здоровье трудно предсказать. Можно сколько угодно обвинять производителей ГМО, пестицидов и неорганических удобрений, но правда в том, что техногенное земледелие — вынужденная мера. Из нынешних 7,6 млрд. людей, живущих на Земле, миллиард — на грани голодной смерти, ещё два миллиарда страдают от недоедания. Тем не менее, каждый год население планеты прирастает на 80-90 млн. человек. 

Сегодня на всю планету приходится около 1,5 млрд. га пашни, и это не больше 10% всей площади суши. Чтобы всё население Земли питалось, как в США, нужно ещё 1,5 млрд. — примерно столько же человечество безвозвратно потеряло: на месте некогда плодородных североафриканских равнин сегодня пустыня Сахара, а вскормившая человеческую цивилизацию Месопотамия ныне почти бесплодна. 

Аграрная наука научилась поднимать урожайность с помощью химической индустрии и современной техники, но этот путь оказался тупиковым, и дело не только в здоровом питании. Сегодня на каждую пищевую калорию тратится 8-10 калорий энергии из невозобновляемых источников. Чтобы получить тонну азотных удобрений, нужно сжечь 400 кг нефти или 10 тыс. кубов газа. 

Ресурсов с каждым годом всё меньше, они дорожают. Результат мы видим: войны в Ираке, Ливии, Сирии, конфликт в Венесуэле. Впрочем, уже очень скоро придётся воевать не за нефть, а за воду. 

"Почва — живой организм. В 60-70-е годы на гектаре чернозёма было 25-27 т биоты: 700-800 кг червей, членистоногие, грибы, бактерии, — вспоминает профессор Воронежского агроуниверситета, в прошлом — директор НИИ им. Докучаева, Владимир Шевченко. — Используя гербициды и инсектициды, мы их убили. Осталась от силы тонна-полторы. А ведь они творили гумус, естественно, его количество упало. Альтернатива — учение Докучаева, агроландшафтное земледелие". 

Ведь русские чернозёмы уже однажды были на краю гибели. Так, согласно "Записке Воронежского уездного комитета по выяснению нужд сельскохозяйственной промышленности" вскоре после отмены крепостного права "местность уезда изменилась до неузнаваемости: леса поредели, …реки обмелели или местами совершенно исчезли, летучие пески надвинулись на поля, …поля поползли в овраги, и на месте когда-то удобных земель появились рытвины, водоёмы, рвы, обвалы и даже зияющие пропасти; земля обессилела, производительность её понизилась… Вместе с тем в самой жизни населения появились скудность, обеднение, вопиющая нужда". Дело в том, что освобождённые от крепостного права крестьяне получили худшие земли и распахивали всё, что возможно: крутые склоны, верховья и русла оврагов, лёгкие песчаные почвы. Ну, а помещики в погоне за товарным хлебом сильнее эксплуатировали земли, распахали целину, вырубили леса. 

В конце XIX в. Василий Докучаев предложил проект коренного преобразования сельского хозяйства. В самом засушливом районе Центрального Черноземья, в Каменной степи — в нынешнем Таловском районе Воронежской области — докучаевская экспедиция заложила 100 га лесополос, построила два каскада прудов и организовала орошаемый участок. Вскоре учёный тяжело заболел, и работу свернули. Но после революции исследования в Каменной степи были продолжены, а в конце 40-х разработанные в заказнике методы легли в основу Сталинского плана преобразования природы. 

Послевоенный голод был одним из самых страшных в истории нашей страны. Но катастрофа была связана не только с разрухой, но и с губительной засухой 1946 года. Руководство СССР начало искать пути надёжного решения проблемы. Руководству страны доложили, что в условиях всеобщего недорода в заказнике Каменная степь Воронежской области был получен так называемый "стопудовый урожай" — 16 центнеров с гектара (ц/га). 

В 1948 году было подготовлено и подписано постановление "О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных районах Европейской части СССР". 

Задумка была грандиозной — по берегам Урала, Волги, Дона, Северского Донца, Хопра и других рек с севера на юг на сотни километров протянутся огромные государственные полезащитные лесополосы. Так, на разных берегах Дона планировалось посадить две полосы шириной по 60 м и длиной 920 км — от Воронежа до Ростова. Всего же протяжённость лесополос составила бы 5320 км, а общая площадь новых лесов — более 4 млн. га. 

Со временем они должны были стать мощным заслоном на пути суховеев из Средней Азии и прикаспийских пустынь, защитить основные зерновые районы от засух и пыльных бурь, задерживать все осадки и полностью прекращать сток. Кроме того, для закрепления песков было намечено до 1955 года посадить леса на площади 322 тыс. га. К этому же времени в колхозах и совхозах должны были создать 45 тыс. прудов и пять гигантских оросительных систем, охватывающих миллионы гектаров. 

В итоге климат стал бы гораздо мягче на площади в 120 млн. га — территории, равной по площади Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландам вместе взятым. 

Результаты не заставили себя ждать. Всего за пять лет за счёт принятых мер урожайность зерновых выросла на 25-30%, овощей — на 50-75%, трав — на 100-200%. С 1948-го по 1951 год страна стала производить на 80% больше мяса, на 65% — молока, на 240% — яиц, на 50% — шерсти. 

И это было только начало, однако план, рассчитанный до 1965 года, свернули уже в 1953-м, вскоре после смерти вождя. Но и то, что удалось сделать, до сих пор изучается во всём мире. 

В 50-е годы прошлого столетия Каменную степь посетила делегация китайских специалистов. Они использовали этот опыт у себя — посадили миллионы лесополос, назвав их "Второй Великой китайской стеной". И сегодня в Китае воплощается в жизнь сразу несколько грандиозных проектов по изменению ландшафта. Ещё в 2016 году началась работа над тем, чтобы остановить разрастающуюся пустыню Тэнгэр. К 2022 году предполагается создать зелёный пояс шириной в километр и длиной в 500 км. 

Лёссовое плато в долине Хуанхэ — одно из мест рождения мировой цивилизации. Плодородная равнина кормила Китай тысячи лет и в результате серьёзно деградировала. Взрывной рост населения, традиционное земледелие и перевыпас привели к тому, что поля превратились местами в болото, местами в пустыню, а крестьяне погрузились в бедность. 

В 1980-е в четырёх беднейших регионах КНР — провинциях Шаньси, Шэньси, Ганьсу и автономном районе Внутренняя Монголия — стартовал грандиозный проект по экологической реставрации, который продолжается и сегодня. Склоны оврагов превращаются в террасы, на которых сажают лес. 

Создана сеть небольших плотин — в результате осадки не приводят к затоплениям, вода не смывает почву в Хуанхэ, а сохраняется для нужд сельского хозяйства. Одновременно строятся дороги и другая инфраструктура, что позволяет использовать современную сельхозтехнику и привлекать рабочую силу. 

В сегодняшней России органическое земледелие — одна из самых модных тем. С начала этого года вступил в силу соответствующий федеральный закон. Но возможен ли масштабный отказ от химических методов или органическая еда останется дорогой экзотикой? 

"Представьте: вы только-только освоили четыре действия арифметики, а вам на экзамене предлагают решить дифференциальное уравнение, — приводит метафору Владимир Шевченко. — Это совершенно другая наука, другие кадры. США и Европа за послевоенный период, чтобы удвоить урожайность, в десять раз увеличили внесение минеральных удобрений. Можно ли обойтись без этого фактора? Мы должны ввести в структуру севооборота минимум 30% бобовых. Они выполняют ту же роль, что и Россошанский химкомбинат. Но там нужно создать температуру 600 градусов и давление 400 атмосфер. А бобовые справятся с помощью бактерий ризосферы на корешках, ведь над нами — десятки километров азота (основного компонента воздуха. — прим. ред.)". 

Успешные примеры есть. Например, в Белгородской области по инициативе губернатора Евгения Савченко программа биологизации земледелия заработала ещё в 2011 году. Результат налицо: в прошлом году средняя урожайность в регионе составила 51 ц/га. В соседней Воронежской области — 32,2 ц/га. 

Получится ли распространить этот опыт? На Западе органическим земледелием занимается не больше 1% фермеров, и все они получают дотации. В Норвегии — 1600 долларов на гектар, в Евросоюзе — 800, в США — 400. Но дело не только в деньгах — нужны передовая наука, сложное оборудование, контрольные органы, которые будут следить за производителями, решившими пойти по новому пути. 

"Органическое земледелие — дело непростое, есть много ограничений, — предупреждает замдиректора по науке НИИ им. Докучаева Александр Новичихин. — Например, возьмём перечень из 56 биологических препаратов по борьбе с болезнями и вредителями. У нас в стране производятся только шесть из них. Биологические препараты всегда менее эффективны, чем химические. Каждый может проверить на себе: одно дело лечиться травами и бабушкиными способами и другое — купить в аптеке химически произведённое лекарство. Как должна решаться эта проблема? Наверное, органическим земледелием можно заниматься только на отдельных участках. Например, выращивать овощи, фрукты". 

Между тем в мире до сих пор точно не определились, что же такое — "органическое земледелие". Продолжается терминологическая путаница: говорят о "биодинамическом", "чистом", "органическом" и прочем сельском хозяйстве. Скептики уверяют: organic farming — не более чем маркетинговая стратегия. Стоит повесить на продукт зелёную этикетку, и цена вырастает в разы. Но, к примеру, то, что при употреблении органики снижается риск рака, до сих пор не доказанный факт. 

Как бы то ни было, очевидно, что производство здоровых продуктов невозможно без восстановления главного кормильца России — чернозёма. И если не начать исправлять ситуацию уже сейчас, вряд ли получится не только удвоить экспорт, но прокормиться самим. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Земля»
Комментарии Написать свой комментарий
20 мая 2020 в 21:06

В декабре 2014 года Госдума приняла ФЗ-458 об отходах производства и потребления, который предписывал юрлицам и индивидуальным предпринимателям до 1 июля 2016-го сертифицировать деятельность по сбору, обработке, транспортировке и утилизации отходов 1-4 классов опасности.
В результате сельхозпредприятия должны получить лицензии на использование навоза, — ГОСТ относит его к отходам 3-го (умеренно опасные) и 4-го (малоопасные) класса.
Таких лицензий практически нет ни у кого. Например, ни у одного из 800 сельхозпроизводителей Татарстана не оказалось лицензии на хранение или использование навоза. По словам татарского бизнес-омбудсмена Тимура Нагуманова, лишь одно предприятие из Набережных Челнов обратилось за получением сертификата, однако ему отказали из-за неполного пакета документов.
Мелким товаропроизводителям сертификаты просто не по карману, так как стоимость лицензии начинается от 100 тыс. рублей до 1,5 млн рублей, а сама процедура сертификации долгая и сложная. Для крупных же хозяйств строительство комплексов утилизации навоза будет обходиться от 400 тысяч до 20 млн рублей, что просто может их разорить.
За отсутствие лицензии предусмотрены штрафы либо наказание по ст. 171 УК («Незаконное предпринимательство»). Штрафы за отсутствие лицензии на обращение с навозом составляют от 10 до 30 тыс. рублей на должностное лицо и от 100 до 250 тыс. рублей — на юрлицо.
В мае Минприроды РФ дало разъяснение по применению закона, из которого следует, что новые правила по лицензированию касаются предприятий всех организационных форм, кроме личных подсобных хозяйств, иначе говоря, всех, кто использует навоз для получения прибыли.
В случае отнесения навоза к продукции и (или) его использования для собственных нужд, «требования природоохранного законодательства, включая требования к получению лицензий на деятельность по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I — IV классов опасности, оформлению паспортов, разработке проектов нормативов образования и лимитов на их размещение, расчету и внесению платы за негативное воздействие на окружающую среду на навоз распространяться не будут».
В подзаконных актах правительства РФ перечислено огромное количество требований, которым обязан соответствовать лицензиат. В зависимости от вида операций с навозом (транспортировка, утилизация, обработка) он должен располагать помещениями, оборудованием, передвижными средствами, персоналом со спецподготовкой и прочим.
Вот такие навозные думы рождаются в гд, решившей направить с/х производство на западные, химические рельсы. Кстати, навоз от современных курятников и "животноводческих" комплексов в какой-то мере действительно является опасным химическим продуктом, которым можно уничтожать природу.

23 мая 2020 в 11:43

Пока не придёт осознание того, что человек - это не только двуногое, но и природа вокруг, вряд ли что изменится. Экономика, нацеленная на извлечение прибыли, продолжит убийство человечества

24 мая 2020 в 18:21

Успешные примеры есть. Например, в Белгородской области по инициативе губернатора Евгения Савченко программа биологизации земледелия заработала ещё в 2011 году. Результат налицо: в прошлом году средняя урожайность в регионе составила 51 ц/га.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------
Хорошо, что есть Е. Савченко. Плохо, что в стране нет правительства, которое увеличило бы масштабы программы биологизации, заставив глупых или ленивых внедрять успешный опыт.