Сообщество «Оборонное сознание» 04:00 11 января 2012

ПРО, Россия И Европа

<p>В 2002 году американцы заявили об одностороннем выходе из советско-американского базового бессрочного Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года. </p>
0

За две недели до парламентских выборов в Госдуму РФ президент Медведев продекларировал возмущение по поводу развертывания ПРО США в Европе — как всегда, с массой оговорок. А после выборов, уже в президентском послании, он вскользь коснулся столь важной темы, как ПРО, не сказав ничего нового — видимо, оставив эту проблематику на предвыборную кампанию Путина. Но проблема более серьёзна, чем политический пиар, от нее зависят не только взаимоотношения между США, Европой, Китаем, Россией, но и вся система международной безопасности, перспектива существования нашей страны. Поэтому к ней нужен более детальный и тщательный подход.

В 1972 году по инициативе Вашингтона СССР и США подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны, в котором признавалось, что «ядерная война имела бы для всего человечества опустошительные последствия». Соответственно, «эффективные меры по ограничению систем противоракетной обороны явились бы существенным фактором в деле сдерживания гонки стратегических наступательных вооружений», что «привело бы к уменьшению опасности возникновения войны с применением ядерного оружия».
Таким образом, средства ПРО увязывались со стратегическими вооружениями. В Договоре признавалось, что ограничения, а также некоторые согласованные меры в области ограничения стратегических наступательных вооружений способствовали бы созданию более благоприятных условий для последующих переговоров по ограничению стратегических вооружений.

Каждая из сторон Договора брала на себя обязательства «не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования»; «не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне».
В целях обеспечения жизнеспособности и эффективности Договора каждая из сторон не должна передавать другим государствам и не размещать вне своей национальной территории системы ПРО или их компоненты, оговоренные Договором. Каждая из сторон не должна принимать никаких международных обязательств, которые противоречили бы настоящему Договору.

Договор был зарегистрирован в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций.
В 1974 году был подписан дополнительный протокол, который ужесточал требования к средствам ПРО. Здесь констатировалось, что принятие дальнейших мер по ограничению стратегических вооружений будет способствовать укреплению международного мира и безопасности, а дальнейшее ограничение систем противоракетной обороны создаст более благоприятные условия для завершения разработки постоянного соглашения о более полных мерах по ограничению стратегических наступательных вооружений.

После распада СССР в Вашингтоне, 17 июня 1992 года было сделано совместное российско-американское заявление по глобальной системе защиты. Президенты Ельцин и Буш продолжили обсуждение потенциальных преимуществ глобальной системы защиты против баллистических ракет и согласились, что важно изучить роль обороны при защите против ограниченных ударов баллистических ракет. Оба президента согласились, что их две страны должны работать вместе со своими союзниками и другими заинтересованными государствами с целью разработки концепции для такой системы в качестве части общей стратегии в отношении распространения баллистических ракет и оружия массового уничтожения. Такое сотрудничество (!) будет ощутимым выражением новых отношений, которые существуют между Россией и Соединенными Штатами, и вовлечение их в важное предприятие вместе с другими странами мирового сообщества.

Но после потери баз РВСН на Украине, в Белоруссии, Прибалтике и Казахстане, с выводом из боевого дежурства двух РЛС в Мукачево и Севастополе, ликвидацией станции в Скрунде в 1995 году, для российской системы ПРО и СЯС возникли проблемы. Был потерян значительный сектор контроля, включающий в себя Средиземное море, моря и заливы Индийского океана, омывающие берега Аравийского полуострова и достаточно большую часть Атлантики.

Подлётное время ракет вероятного противника сократилось вдвое: с 16–18 минут до 7–10 минут. Этот фактор приобретает особую значимость, если учесть соотношение ядерных сил на подводных лодках США, Великобритании, Франции вместе взятые и России более чем 20 к 1. Это не позволяет средствам ПРО России произвести ответно-встречный удар. Комплексы шахтных пусковых установок «Тополь» в местах базирования стали наиболее уязвимыми. Таким образом, существенно нарушился баланс сил.

При этом в нарушение договоренностей НАТО начал продвижение на Восток; в нарушение договора между Примаковым и Олбрайт американская сторона позволяет себе размещать свои объекты на территориях наших бывших союзников по Варшавскому договору.
Начиная с января 1999 г. Договор по ПРО со стороны американцев подвергся широкомасштабной атаке, когда администрация Клинтона, ссылаясь на Северокорейскую угрозу, открыто выступила в поддержку развития и развертывания системы ПРО США (НПРО), что противоречит Договору по ПРО. В частности, министр обороны США Вильям Коэн заявил, что США попытаются договориться с Россией о введении поправок к Договору, которые не ограничивали бы развитие систем ПРО в США. Если же Россия не согласится или будет затягивать переговоры, то, как отметил Коэн, США оставляют за собой право выйти из Договора.

На тот момент планы США по развертыванию НПРО не нашли поддержки у союзников США. Франция, Германия, Канада, а вслед за ними и Великобритания, заявили о том, что такой шаг подорвет стратегическую стабильность. Китай категорически возражал против планов США, поскольку система НПРО, а теперь еще и европейской ПРО, будет составлять угрозу для его малочисленной группировки МБР, способных поразить цели на территории США.

В 2002 году американцы заявили об одностороннем выходе из советско-американского базового бессрочного Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года.

Руководители РФ десять лет вели переговоры и рассуждали с американцами (которые не соблюдают международные договоры) о совместной ПРО, использовании российской станции в Габале, создании секторальной ПРО, но выполняли гособоронзаказ на 50%, а тратили на него все 100%. Ставили во главе Министерства обороны РФ Сердюкова, Панкова, Макарова.
Медведев заявил, что армии не хватает 70 000 офицеров, но сокращения офицеров продолжаются. Выпускали подводные лодки под ракету «Булава» с ТТХ 70-х годов, которая иногда летает и на вооружении должна была быть почти десять лет назад, заявляли об увеличении выпуска ракет, но в апреле 2011 года закрыли последний завод по выпуску плутония (т. е. ракеты будут, а ББ не будет). Разрушали военное образование, практически уничтожили Военные академии им. Куйбышева, Гагарина, Жуковского, Тимошенко, Малиновского. Заявляли об укреплении кадров РВСН и закрыли старейшее училище РВСН в Ростове, теперь специалистов по ряду специальностей готовить возможности нет.

Уничтожили к 2007 году три дивизии БЖРК РВСН, которые могли гарантировано нанести ответный удар и которые теперь уже не попадают под сокращение по договору СНВ. Вместо РК «Курьер», размещенного в автомобильной фуре, или БЖРК с «Тополем» и «Ярс», которые гарантированно обеспечивают ответный удар, с подачи генералов РВСН и ОАО «Рособщемаш» (бывший МОМ СССР) решили создавать тяжелые жидкостные ракеты шахтного базирования, которые поглотят огромные средства и будут гарантированно уничтожены первым ударом и ПРО, невзирая на прикрытие системами российских ПВО и ПРО. После решения палаты представителей конгресса США в июле 2000 года закрыли в 2001 году Центр радиослежения и перехвата «Лурдес» в пригороде Гаваны, который мог перехватывать практически все телефонные переговоры и электронные сообщения на большей части территории США, обнаруживать американские корабли и подводные лодки, обеспечивать связь российских субмарин с командованием на всем пространстве Западного полушария, предупреждать о подготовке и пуске ракет, т. е выполняя функции ПРО и СПРН…
Как будет обеспечиваться безопасность РФ после вступления в ВТО, когда границы будут открыты настежь, два участка границы будут сданы частной швейцарской фирме, а бюджет, который формируется на 50% из таможенных платежей, рухнет?

Прагматичные американцы, оценив ситуацию, пришли к выводу, что с нынешним руководством РФ, убивающим свою армию, экономику, потенциал ВПК и МО РФ, можно не считаться, и начали реализацию планов программы развёртывания уже не только национальной ПРО США на своей территории, а ПРО на территории Центральной, Северной и Юго-Восточной Европы (в перспективе глобальной ПРО), предназначенных для отражения мифической угрозы ракетно-ядерной атаки Восточного побережья США баллистическими ракетами большой дальности со стороны уже не Северной Кореи, а Ирана. Планы должны быть полностью осуществлены к концу 2018 года. В крайнем случае по техническим причинам это может произойти на два года позже, и нет даже рассуждений о допуске российских наблюдателей на свои объекты.

Окончательную точку по ПРО поставил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен: «Россия и НАТО должны создать две отдельные системы ПРО». При этом он заявил, что они готовы включить станцию ПРО в Мукачево на Украине в состав НАТО, согласие украинской стороны пока не последовало. Пора понять руководителям России, что сотрудничество закончилось, политика перегрузки или перезагрузки окончательно рухнула.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Оборонное сознание»
18
Cообщество
«Оборонное сознание»
14
Cообщество
«Оборонное сознание»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой