Авторский блог Сергей Яргин 16:59 22 марта 2017

Препятствия на пути импорта медицинской продукции

Внешнеэкономическая деятельность

Фото: Инструкция по оплате таможенных платежей за медицинскую книгу. Иностранная литература, в индивидуальном порядке приобретаемая врачами, подлежит таможенному оформлению, что означает оплату пошлины и налога на добавленную стоимость, очереди и поездки для получения штампов в 3 офиса в разных точках Москвы.

Ранее сообщалось о трудностях регистрации, сертификации и таможенного оформления медицинской продукции, ввозимой в Российскую Федерацию [1,2]. Требуются многочисленные сертификаты, свидетельства и справки, большое число заверенных копий, переводы второстепенных документов, что в целом не соответствует международной практике [3]. Для регистрации в Минздраве медицинского оборудования и лекарственных средств требуются многочисленные документы на русском языке с нотариальным заверением переводов. В ряде случаев требуется апостиль, что влечет за собой дополнительные расходы. Медицинские, гигиенические, токсикологические, технические и другие виды экспертизы производятся в научных учреждениях, что стоит немалых денег. Например, экспертиза пломбировочного материала для стоматологии стоила тысячи евро. Процедура регистрации длится многие месяцы. После регистрации трудности не остаются позади. Перевод денег за товар возможен только после завершения таможенного оформления и предоставления банку соответствующих документов. Договор также должен быть представлен банку, инвойса недостаточно. Договор на двух языках вместе с сопровождающими документами должен быть заверен нотариально. Таможня оставляет у себя заверенные копии; соответственно, их нужно заверять заново и платить за это. Документы для регистрации в Минздраве и таможенного оформления может подавать только российское юридическое лицо, что ведет к увеличению числа посреднических фирм. Выплаты иногда производятся с задержкой с целью отсрочить поставку, например, при переполнении склада. Известны случаи, когда оборудование, направленное за рубеж для доработки или технического обслуживания в режиме временного вывоза, до окончания технологического процесса везут на российскую таможню, а затем обратно на завод. Таможенные барьеры с одной стороны, медлительность почты с другой, заставляют прибегать к услугам курьерских фирм, в том числе, для посылки образцов, что стоит немалых денег. Хранение товаров на временных складах также обходится недешево. С целью искусственного продления хранения используется задержка оповещения получателя о прибытии груза. Трудности регистрации и таможенного оформления ведут к снижению доступности медицинской помощи, росту цен на лекарства и медицинские «услуги». Вместе с тем, нельзя не отметить улучшения: упрощение и автоматизацию ряда таможенных операций, внедрение электронного декларирования [4], противодействие коррупции, вымогательству и конфликтам [5,6]. Особо следует отметить Приказы Федеральной таможенной службы № 2459 от 16 декабря 2014 г. «Об утверждении порядка антикоррупционной экспертизы…» и № 1219 от 22 июня 2015 г. «О сокращении перечня документов, представляемых при таможенном декларировании товаров», распространяющийся на ввоз лекарственных средств для клинических исследований и «оказания медицинской помощи по жизненным показаниям конкретного пациента либо оказания медицинской помощи ограниченному контингенту пациентов с редкой и/или особо тяжелой патологией» согласно перечню.

Коррупция в ходе регистрации и импорта медицинской продукции включает взятки и подарки [2]. Одна из форм подарка – зарубежная поездка, в которые отправляются некоторые медицинские администраторы и менеджеры посреднических компаний вместе со своими родными и близкими за счет зарубежных фирм, закупке продукции которых они затем способствуют вопреки экономической целесообразности, более высоким ценам и пр. О фактах коррупции сообщалось в Минздрав вместе с доказательствами; однако руководство фирмы, где работал информатор, было поставлено в известность о его письме, что повлекло за собой моббинг и увольнение. То же самое повторилось в другой фирме, откуда информатор сообщал о взятках на таможне. В связи с этим следует подчеркнуть необходимость защиты информатора и тайны переписки. Зарубежные торговые партнеры информированы о коррупции, однако часто не имеют другой возможности, кроме как нести неофициальные расходы. Таким образом они оказываются втянутыми в коррупционные процессы. Многие российские предприниматели разделяют критическое отношения к описываемым явлениям, но держат свое мнение при себе.

В условиях соблюдения законности и медицинской этики, рыночные отношения порождают здоровую конкуренцию по качеству оказания медицинской помощи, соревнование конструктивных идей и инноваций [7]. В условиях дефицита законности и этики конкуренция оборачивается преобладанием коммерческих интересов над нуждами больных. Во время международной конференции «Локализация медицинской техники в России», организованной 5 декабря 2012 г. Российско-Германской торговой палатой, был задан вопрос: «Почему бы в интересах больных не упростить процедуру регистрации и таможенного оформления медицинской продукции?» Последовал ответ: «Тогда у отечественного производителя не будет шансов». Во время той же конференции, а также 2-го Российского инвестиционного форума (Москва, 10 декабря 2013 года), коррупция обсуждалась почти как норма. Подобные явления наблюдаются также на уровне медицинских учреждений и лечащих врачей: коррупционные взаимодействия с представителями фирм и поставщиками медицинских услуг ведут к продвижению их продукции иногда не в соответствии с клиническими показаниями и интересами больных.

Вполне естественно, что отечественный производитель поддерживается государством. При наличии российского эквивалента, зарубежному продукту отказывают в регистрации. На вышеназванной конференции бывший руководитель таможни (ныне - заместитель директора одной из фирм «по связям с таможней») подчеркивал, что экспортерам в Россию в любом случае рекомендуется задействовать посредническую фирму. Даже медицинская литература, в индивидуальном порядке получаемая врачами из-за рубежа, подвергается таможенному оформлению, что означает оплату пошлины и налога на добавленную стоимость, очереди и поездки для получения штампов в 3 офиса в разных точках Москвы (см. фото) [2]. Процедура оформления требует как минимум 2 рабочих дня. Таким образом, занятых докторов вынуждают нанимать брокеров. Многочисленные брокеры и посреднические фирмы существуют за счет сложностей регистрации и таможенного оформления медицинский продукции. Энергичные молодые люди занимаются оформлением документов и участвуют в коррупционных взаимодействиях. Здесь также следует упомянуть о необъективных или сфабрикованных научных публикациях, используемых в целях регистрации лекарственных препаратов, БАДов и методов лечения с недоказанной эффективностью [8].

Имеется также обратная сторона медали. Искоренение коррупции и недобросовестности в международном масштабе возможно только на основе взаимности. Мошенничество распространено во всем мире, хотя и в разной степени. В этих условиях, таможня и сертифицирующие инстанции стоят на страже государственных интересов, защищая нашего потребителя от фальсификатов. Однако фальсификаты производятся также внутри страны. Повышенные требования к таможенным документам и процедурам служат целям защиты внутреннего рынка [3]. Однако мошенники приспосабливаются к процедурам, законам и правилам. Недобросовестность бывает трудно доказать. Отмечается двойственность интеллектуальных усилий: одни эксперты повышают свою квалификацию в интересах науки и здравоохранения, а другие совершенствуются на поприще обмана и мошенничества. Вторые иногда называют первых «лохами» и стараются обмануть, что не способствует национальному единству.

Препятствия на пути импорта медицинской продукции и затрудненный доступ к иностранной профессиональной литературе ведут к сохранению устаревших и неоптимальных методов в медицине [1,9]. Этому соответствует идеология: зачем заботиться о продолжительности жизни и показателях выживаемости при различных заболеваниях, если это касается главным образом пенсионеров, не помогает экономике и обороноспособности. Конечно, все зависит от приоритетов, а приоритеты, в свою очередь, зависят от внутренних и внешних факторов, международных конфликтов и т.п. Очевидно, что России нужны иностранные специалисты для помощи в организации здравоохранения; однако существуют опасения, что они будут действовать в своих интересах и втянутся в коррупционные взаимодействия. Можно, однако, рассчитывать на лояльность бывших русских эмигрантов и их потомков. В заключение, необходимо способствовать международному доверию и сотрудничеству в интересах здравоохранения и медицинской науки, что возможно только в отсутствии коррупции и неэффективности: выявление нарушений и соответствующие меры должны быть эффективными.

Литература

1. Jargin S.V. Barriers to the importation of medical products to Russia: in search of solutions. Healthcare in Low-Resource Settings 2013;1:e13.

2. Jargin S.V. A comment re: “Barriers to importation of medical products in Russia” (Lancet 2008;372:1732). Dermatol Pract Concept 2010;18(4).

3. Хоруженко Д.И. Проблемы и перспективы государственного регулирования импорта лекарств и субстанций для их производства в России. Москва: Спутник, 2004.

4. Жуков Д., Аксенова М. На пути оптимизации и упрощения. Таможня 2016(11):10-13.

5. Федоренко Д.Н. Вопросы противодействия коррупции через призму видения оперативным составом таможенных органов. Таможенное дело 2016(4):33-36.

6. Староверова К.О. Воспитательная работа в таможенных органах России. Таможенное дело 2016(2):23-27.

7. Green D.G. Everyone a private patient. London: IEA, 1988.

8. Яргин С.В. О недобросовестности в науке. Молодой ученый 2015;(4):322-7.

9. http://www.eurekaselect.com/170543/article

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x