Сообщество «Форум» 18:39 6 марта 2017

Почему рабочему необходимо высшее образование

Ответ на статью Т. Воеводиной «Системные неумехи»
22

Недавно я прочел статью Т.Воеводиной "Системные неумехи", основная мысль которой сводится к тому, что надо развивать среднее специальное образование, поскольку высшее, якобы, сильно раздуто. Я не стал бы вступать в полемику с этим утверждением, достойным министра образования в царском правительстве где-то в ХIХ веке, если бы это было частным мнением. К сожалению, такие мысли имеют хождение и потому реализация различных проектов «упорядочения» образования в смысле его сокращения способна принести серьезный вред.

Высшее образование необходимо любому профессионалу. В особенности оно нужно тем, кто имеет дело с физическими вещами и процессами — высшее техническое или естественно-научное образование. Возьмем водопроводчика. Ему не достаточно уметь сваривать пластиковые трубы и устанавливать сантехнику. Он должен уметь делать — и правильно делать! - целый ряд вспомогательных работ: сверлить отверстия, проводить земляные работы, разбираться в системе электроснабжения, знать свойства материалов и оборудования, а также учитывать природные условия, например, погоду, поведение водопровода при низких и высоких температурах и т.д. Для того, чтобы сделать свое дело хорошо, ему не достаточно простых навыков, он должен знать смежные области. Вот ты — электрик. Знаешь только свое ремесло. Установил прибор, но не учел влажности или сейсмичности или сопромат не знаешь. В результате после урагана проводку пробило и пошла искра — дом загорелся и сгорел дотла. «Умельцы» - незнайки хороши только до первой аварии. Так называемое среднее профессиональное образование — это хорошо, но это не достаточно для жизни в современных условиях, где ошибка «простого» исполнителя может обернуться катастрофой.

Американский шаттл был сделан по всем правилам. Но он стартовал в холодную погоду, при которой уплотнительные кольца на баках с горючим потеряли упругость и герметичность. Итог — гибель корабля и семи астронавтов. Эти кольца ставили простые исполнители и их нельзя ни в чем упрекнуть. А у тех, кто «думать должен» было столько работы, что они это просто упустили. Для выяснения причины вынуждены были пригласить знаменитого физика-теоретика Ричарда Фейнмана — он нашел причину аварии.

А вот другой пример. Сергей Королев запускал очередной спутник. Сроки поджимали, а документацию сделать не успели. Чертежей нет! А спутник надо сделать и запустить. Он пошел к рабочим. Так и так, говорит. Надо делать без чертежей. Я надеюсь на вашу рабочую совесть. И они сделали, и он полетел и сделал все, что должен был! Эти рабочие не были исполнителями, они были творцами.

В статье Воеводиной приводится распространенная мысль о том, что, якобы, «умелые» работники должны хорошо выполнять предписания, а вот творить должны «инженеры», то есть особо одаренные — вот для них то и нужно высшее образование.

Такое мнение противоречит практике. Творить должен любой профессионал. Бездумные исполнители нигде не нужны, их место уже заняли роботы. Бурлаки не нужны, баржи тянут буксиры. Вот человек окончил ПТУ, получил рабочую специальность. Поработал. А надо расти! Попробуй найди другую работу. Вот тут уже творчество нужно! Если загнать людей в уровень ПТУ — это будет как крепостное право до 1861 года, только прикрепление к стандартному набору операций.

Но и «творчество» в элитарном загоне — невозможно. Потому что мысль связана тысячами нитей с физической работой. Именно — с мышечным напряжением (каламбур здесь не случаен). Сама эволюция человека — антропогенез — шла параллельно для руки и для мозга, то есть мозг развивался под влиянием ручного труда и наоборот — оказывал на него непосредственное влияние. Если разорвать эту органическуя связь, не будет ни интеллектуального результата, ни физического. Необразованные «умельцы» - миф, выгодный олигархату — умников меньше, управлять легче! И верят в него только те, кто сам не занимался этим самым практическим трудом.

«Неумение» происходит не от высшего образования как такового. Оно есть следствие его дефектов. Схоластика, оторванность от реальности и дошедшая до абсурда специализация — вот причины «неумения» образованных людей. Преодоление этого — большая общечеловеческая проблема. И решать ее нужно, не сокращая высшее образование, а наоборот — расширяя его.

Петр Капица как-то сказал, что в университете учится не только студент, но и — прежде всего — профессор. Высшее образование тысячами нитей связано с движением нашей цивилизации как таковой, и потому нуждается во внимании и поощрении общества, а не в угнетении и сокращении. Что произойдет, если сократить медицинский институт и вместо него создать пять медучилищ? Ничего, но только до того момента, когда вам лично понадобится врач — например, хирург, врач, а не медсестра! Врач может выполнять функции фельдшера или медбрата, но не наоборот!

Часто говорят, что вот мол, это не дело, когда человеку дали высшее образование, истратили на него кучу денег, а он пошел работать электриком, а там мол высшее образование не нужно и потому давайте сократим ВУЗы и наделаем ПТУ. Это — логика менеджеров, не знающих реальности, и пример тех самых «неумех» - но в сфере управления. Как бороться с этими «неумехами»? Метод прост: демократия. Общеизвестно, что подавляющее большинство родителей пытается дать своим детям именно высшее образование. Если у нас — демократия, надо считаться с этим желанием. Вы говорите, что не нужны юристы, экономисты, финансисты и прочие гуманитарии? А нет хороших сантехников? Вы ошибаетесь. Сантехники как раз есть. Но у нас нет настоящих финансистов, или есть, но очень мало, потому что вообще подлинные знания есть дефицит везде и всегда, из-за чего, в частности, возникает проблема «неумех» во многих областях.

Как бороться с дефицитом знаний — вот в чем проблема. Настоящее знание — это не то что ты прочел в книжке, или тебе это кто-то умный рассказал на лекции. Ты должен это сам понять на своем собственном опыте, руками к этому прикоснувшись. Кто-то великий, кажется, Леонард Эйлер, говорил, что когда тебе кто-то рассказывает, все просто и понятно; как начинаешь делать сам — ничего не понимаешь.

Высшее образование — необычайно гибкая сфера деятельности. В первые годы советской власти в ВУЗы набирали людей с очень слабой подготовкой, они и школьной программы не знали толком. Как принимали экзамен. Сдавал один человек, самый умный. А оценку, которую он получал, ставили в зачетки всей группе! Вот так. «Караул! Профанация!» - закричат блюстители «порядка» и «правил». Это была действительно, очень странная практика, с точки зрения нашего нынешнего положения вещей и вопиющее нарушение всего, что можно нарушить. Но эта удивительная практика создала человеческое общество, связанное особой солидарностью, и потому крепкое, как стена. И об эту стену разбилось во время великой войны нашествие объединенной Европы, которая была гораздо выше нас в техническом и научном отношении.

Система высшего образования есть бесценное наследство, полученное нами от предыдущих поколений, которое далось с огромными жертвами и кровью. Отказ от него, хотя бы и частичный, есть прямое предательство национальных интересов. Наши университеты открыты для диалога с обществом как никакая другая сфера деятельности. Они тесно связаны не только с наукой (эти две вещи нельзя даже разделить), но и с промышленностью, и с управлением, и с оборонной сферой. Развитая система высшего образования обеспечивает гибкость нашего общества и его способность к выживанию в быстро меняющемся современном мире. Насущной задачей является совершенствование этой системы и ее постепенное расширение введением как новых форм обучения, так и постоянным пересмотром учебных программ и практик в связи с меняющимися глобальными условиями.

Эта короткая заметка есть лишь ответ на упомянутую мной публикацию, и здесь я не намеревался затронуть все многообразие проблем высшего образования. Надеюсь, что обсуждение этих проблем будет продолжено, так как эта тема волнует огромное число граждан нашей страны.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Форум»
26
Комментарии Написать свой комментарий
6 марта 2017 в 19:02

Полезнейшая статья. Высшее образование самоценно.
Автор на пальцах показывает, что происходит от узкого профессиолизма.
В то же время каждому рабочему образование Фейнмана, во- первых, не дашь,
а, во вторых, не каждый его возьмёт.
Особняком стоят мастера без высшего образования. Они как художники, постигающие
тайны интуицией.
Очень к месту подчёркнута связь физической и умственной деятельности.
Работать руками надо всем.

С уважением.

6 марта 2017 в 19:54

Сергей Королев запускал очередной спутник. Сроки поджимали, а документацию сделать не успели. Чертежей нет! А спутник надо сделать и запустить. Он пошел к рабочим. Так и так, говорит. Надо делать без чертежей. Я надеюсь на вашу рабочую совесть. И они сделали, и он полетел и сделал все, что должен был!
........
Это бред.

6 марта 2017 в 21:13

Ну почему бред ? Сделали по эскизам ... Тот же чертёж, только выполненный от руки. А насчёт высшего образования: да, полезно бы мне было иметь оное, инженерное, да мозги под математику не заточены и у большинства рабочих - так.

6 марта 2017 в 22:12

Образование, особенно высшее, это очень хорошо и нужно. Но с одной оговоркой, что оно будет хотя бы таким, что имелось в СССР. Возможно, не до конца ведома общая картина, но кое-что пощупать смог за последние двадцать лет. На мой взгляд деградацию полная, разве что за исключением отдельных вузов или факультетов.
Привелось лет десять назад помогать дочери друга разобраться с математикой. Она должна была стать экономистом и теперь, вероятно, им уже стала. Начиналась курсовая работа с задачек по пределам, а закончилась... статистикой. Вот так за один семестр будущие экономисты "изучили" то, на что нам с трудом хватило на десять семестров. И кому нужно такое "высшее" образование? А ныне все еще более плачевно.
И ведь с современными техническими возможностями обучать всех желающих можно было очень малозатратно и глубоко. Но государству, видимо, это совсем не нужно. А причину данного процесса нам подсказывает классик:
"Сила правительства (особенно нашего, авт.) держится на навежестве народа, и оно знает это и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это".
Л.Н.Толстой.

7 марта 2017 в 07:22

"Начиналась курсовая работа с задачек по пределам, а закончилась... статистикой..." Это ещё неплохо! Было бы хуже, если бы в курсовой или дипломной работе - студентов вынуждали цитировать "гениальные" изречения из "трудов" таких "тружеников", как Анатолий Чубайс, Герман Греф, Виктор Шендерович и т.п., как в советские времена - и шагу нельзя было ступить без различных гениальных цитат из трудов основоположников марксизма-ленинизма.

8 марта 2017 в 10:03

Вы в точку, Жанна, попали!
Как только закончилась математика в этом "вузе", началось изучение НЕЧТО похожее на вывернутый наизнанку марксизм. Студенты искали и зубрили учебник какого-то американского автора, который примерно все, что нагородил Маркс насчет коммунизма, но прилагал к капитализму. И даже формула прибавочной стоимости, вроде бы, была все та же: с тремя слагаемыми и прибавочной стоимостью. И, самое интересное, педагоги, что совсем недавно вдалбливали научный коммунизм теперь объясняли со знанием дела и принимали экзамен по "научному капитализму"!!!

8 марта 2017 в 18:55

Да, "научный капитализм"! Былой колхоз "Путь к коммунизму" - превратился в "Путч к капитализму".

7 марта 2017 в 01:42

Поговорка: ЗНАНИЕ - СИЛА, переведена неправильно, в этой неправильности и сокрыт ответ на нашу дискуссию - о формах и содержании образования в буржуазной республике ЭРЭФ. Знание - власть, считают англичане и и они правы. Если страна хочет быть мировым лидером, если он хочет сохранять себя в имперском формате, то в этом веке она обязана ввести для себя всеобщее высшее образование. Причем не игрушечное, а самое, что ни на есть академическое.

Позиция же Т. Воеводиной рождает ряд важных вопросов. Во-первых, в данной теме она судит как человек не понимающий предмета обсуждения. По началу это казалось именно так - профанация, как результат не знания темы. Но после того, как по прессе прокатился вал на эту же тему, и где такие же *профаны* ничтожно сумняшеся заявляют об ущербности советского образования и необходимости квалифицированного слоя обслуги, стало понятно - это вектор. Мелкая буржуазия настаивает на умной обслуге.

Буржуазия не пойдет на всеобщее высшее, оно для нее опасно. Образованный человек будет обладать властью знания, а для буржуа это смерти подобно. Буржуа уже не устраивают неграмотные манагеры, ему нужны квалифицированные рабы. Итог дискуссии.

7 марта 2017 в 02:45

Странно что после статьи Воеводиной и сейчас никто не захотел разобраться о сущности высшего образования. Ближе к истине комментарий Перепёлкина.
В СССР в анкете о высшем образовании все специалисты (инженер,милиционер,лётчик и др.) проходили курс обучения по Марксистско-ленинской философии
Диалекти́ческий материали́зм; Исторический материализм; поступающие в аспирантуру сдавали конкурсные экзамены по специальности, истории КПСС и одному из иностранных языков (английский, французский, немецкий, испанский и итальянский) в объеме программы для высших учебных заведений. Получалось, что высшее образование готовило прежде всего марксистов-ленинцев.Человек с высшим образованием автоматом становился большевиком (в противном случае в лагерь и если не помогало такое дополнение к высшему образованию-расстрел).
В данной статье автор рассуждает о высшем образовании для сантехника.

7 марта 2017 в 07:24

Сантехники и дворники - не только с высшим образованием, но и с учёной степенью, президенты, министры - с неоконченным средним. Вот таким и окажется - будущее общество...

7 марта 2017 в 18:20

Обнаружив в Википедии, что уважаемый господин Ю.Ожигов является профессором вычислительной математики и кибернетики МГУ, сразу все понял, ибо призвать к тотальному получению рабочими высшего образования мог только человек, не работающий в реальном производстве.

Я сам по профессии кораблестроитель и, хотя начинал работать по специальности слесарем-судосборщиком, всю свою основную трудовую деятельность посвятил разработке подводной техники, завершив трудовую карьеру в должности Генерального конструктора Центрального конструкторского бюро. Так вот, многолетний опыт создания новой техники показывает, что большинство нештатных ситуаций в ходе испытаний и использовании различных технических средств возникают как раз по вине «творчества» изготовителей и эксплуатационников, которые не соблюдают предписания технической документации и инструкций. Надо понимать, что современные проектирование и производство достаточно сильно регламентированы, поскольку без этого невозможно обеспечить качество продукции и надежность её использования. Поэтому творчество, конечно, штука замечательная, но, как всё в этом мире, хорошо только в меру, в нужное время и в нужном месте.

Разумеется, хотеть, чтобы слесари разбирались в физике на уровне Фейнмана, не вредно, но не осуществимо. Да и зачастую просто не требуется. А то, что рабочие по просьбе С.П.Королева изготовляли первый искусственный спутник без рабочих чертежей, пользуясь компоновочным чертежом, выполненным в крупном масштабе, не свидетельствует об их творческих способностях. Такую работу может сделать любой квалифицированный слесарь или станочник, используя свои профессиональные знания и навыки. К этому можно добавить, что во время проведения испытаний для необходимых корректировок конструкции при дефиците времени не разрабатываются чертежи, а работу производят по эскизам.

И вообще, не нужно ставить знак равенства между творческой деятельностью и дипломом о высшем образовании. Из своего личного опыта могу засвидетельствовать, насколько много совершенно нетворческих личностей среди обладателей таких дипломов. И насколько часто интересные новые решения предлагают специалисты, имеющие за плечами только среднетехническое образование.

Реальность такова, что из-за неизбежной специализации значительная часть знаний, получаемых в высшей школе, остается не востребованной и попросту забывается. Мне лично повезло в том, что после окончания института пришлось заниматься гидродинамикой корабля, где можно было приложить знания высшей математики и гидромеханики. Поэтому в дальнейшем, даже в должности Генерального конструктора, я мог вывести необходимые математические формулы и написать соответствующие алгоритмы и программы для компьютера. Причем заниматься этим приходилось потому, что найти подходящего исполнителя для этих работ было затруднительно, поскольку большинство специалистов, имеющих высшее образование, через 5-10 лет специализации забывают напрочь не только высшую математику, но и математику на уровне средней школы. Специалистов, которые могут мыслить на уровне математических моделей и использовать эти способности в проектировании, среди многосотенного коллектива можно пересчитать по пальцам. То есть, фактически большинству дипломированных специалистов, занятых в проектировании и, тем более, на производстве, основная часть знаний, даваемых в Высшей школе, просто не нужна. Вполне достаточно среднего специального образования.

Разумеется, никто не покушается на необходимость высшего образования. И я не сторонник жесткой регламентации, к которой призывает Т.Воеводина. Однако безудержное расширение высшего образования, даже обосновываемое красивыми и гуманными лозунгами, приводит просто к его девальвации. Нужен профессиональный отбор. Лучше иметь ограниченное число толковых инженеров, чем массу полупрофессионалов с дипломами Высшей школы. А в реальном дефиците толковых профессионалов признаются руководители производства во все времена – и раньше, и теперь.

8 марта 2017 в 06:00

"Американский шаттл был сделан по всем правилам...."
Судя по количеству погибших астронавтов , это навряд-ли.

8 марта 2017 в 13:20

Помните старинный фильм где чтобы устранить вибрацию на генераторе походят двое,
интеллигентного вида дедушка с трубкой как у старинного доктора и молодцеватый
парень с кувалдой. Наглядный пример инженера и рабочего. Прослушав машину
дедушка говорит парню:" Ударь здесь" парень ударяет и вибрация пропадает.
Это не метафора а самая что ни на есть жизнь. Инженер знает куда ударить, а рабочий
знает с какой силой ударить. Рабочий может научится, со временем, приобретя опыт,
определять место куда ударить, инженер определять силу удара - никогда.
Не тому он научен. Вот потому мудрая Советская власть и запрещала с высшим образованием занимать рабочую должность.
Приемственность поколений вот главный двигатель учёбы кадров, а просто научить можно и медведя.

12 апреля 2017 в 14:16

А если промахнётся рабочий - и с величиной, и с направлением силы? Может, лучше пусть специальный автомат настроенный - вместо рабочего этим занимается?

9 марта 2017 в 00:06

Статья на мой взгляд, очень хороша.Её роднит со статьёй,тоже замечательной, с автором которой и идёт полемика, о том ,что люди идут получать не образование, не важно какого уровня, а документ о квалификации. Предпологается что сей документ должен сработать как "социальный лифт". Вот только "лифтёры" имеют об этом своё представление. Ведь карьеры по знакомству никто не отменял. Страшно когда купивший свидетельство о квалификации гастарбайтер работает на башенном кране, страшно когда проплативший диплом специалист ,по " блату" , становится руководителем и начинает руководить. Я понимаю когда наследник бизнеса приходит сразу управлять компанией, это риски владельцев. Хоть с диломом, хоть без диплома может рулить. А для общества было бы , на мой взгляд ,важнее квалификационные комиссии профессианалов практиков. И возможно тогда ,"самородок" занимавшийся упорным самообразованием, получил бы документ подтверждающий его высшее образование, в отличии от того кому "нужны корочки". Конечно я утрирую. Высшее образование не набор только профессианальных навыков и знаний,это общая культура, в том числе. Но на мой взгляд,квалфикационные комиссии профильных спецов ,выборные, в соответствующих самоорганизующихся сообществах ,как может быть у кадастровых инженеров,нотариусов,я предпологаю , могли бы помочь попасть в профессию людям подготовленным для этого. Я читал что это очень даже практикуется у "наших зарубежных партнёров. И тому кому интересен сам диплом,можно смело его повесить на стену и больше не напрягаться. Так что всё , в общем то, в уровне развития самосознания индивидумов составляющих общество. PS Туполев, выдающийся авиаконструктор,стал академиком без высшего образования, а сейчас бы его на работу слесарем не взяли, без высшего образования.

9 марта 2017 в 08:21

"Творить должен любой профессионал. "

Автор прав, причём не на умозрительном уровне или для привлечения студентов в вуз, а на уровне практики.
Приведу пример. Есть такая Сибирская угольная энергетическая компания, крупнейшая в России, одна из крупных в мире. Т.е. деньги там считать умеют и на пустые проекты уж точно не разбазаривают.
Так вот, уже много лет на предприятиях поощраются рабочие, которые поступают в вузы. им платят стипендии, помогают с жильём на время учебы.
На самих предприятиях, когда проводились программы по реконструкции разрезов, модернизации оборудования, то акцент шёл на вовлечение всех работников в обсуждение, предложение идей. И тема продолжается до сих пор. "Банк инноваций" постоянно принимает новые заявки, проводят конкурсы на лучшие идеи, победители поощраются материально.

11 марта 2017 в 00:11

В главной своей сущности статья Воеводиной является типичным образчиком защиты процесса люмпенизации, а именно – «редукции человека до исполнителя заданной рутины» (Г. Стэндинг). Вместо культа Знаний (Просвещения) в декартовском и ньютоновском смысле в образовании вводится культ Умения (Профессионализм) – человеку предлагается всего лишь роль «рабочего инстурмента специального назначения», ему дают только инструментарий, методику заработка, только то, что необходимо для «устройства на работу» и выполнения обязанностей.
Одновременно умышленно устраняется одна из главных опасностей гуманитарно-социологического знания – склонность к критическому мышлению, являющаяся главным препятствием как для манипулирования поведением, так и для потребления обывателем создаваемых рынком капитализма все новых и новых ложных потребностей.
В качестве «сыра» в этой «мышеловке» предлагается за заработок приобретать в достатке «игрушек» и вволю в них успеть наиграться, чтобы, не дай Бог, не упустить в жизни что-то доступное другим.

11 марта 2017 в 14:59

Воеводина придумала прекрасный термин - "системные неумехи". И это речь не о "рабочих" и "техниках", а о "неумехах" - "системных". А таких сегодня развелось очень много - и среди имеющих диплом о высшем образовании и даже кандидата, а то и доктора наук. Да! Да! Профессор МГУ рассуждает о высшем образовании предельно схоластически - он, видимо, не знает, что высшее образование крайне обесценилось - и не только у нас, но во всем мире. Об этом давно вещали признанные авторы и идеологи реформы российского образования. И процесс его удешевления продолжается. Оказывается, высшее образование сегодня дает не вуз, не университет и даже не научно- исследовательский университет типа НИУ ВШЭ, а только "университет 3.0". Но на всем этом у нас в России - следы "системных неумех" управления образованием и не только им.

12 марта 2017 в 18:36

Профессор почему-то отмёл напрочь тот факт, что вся техническая цивилизация держится на специалистах с довольно посредственными творческими способностями. Эти люди могут достаточно качественно воспроизвести чужую мысль, но своими талантами обладают только в навыках по воспроизведению чужого. Это накладывает ограничения на глубину освоения ими знаний. Если такой индивид и прослушает курс лекций высшей школы, то применить их качественно всё равно не сможет. Мода на высшее образование разрушительная штука.

Задайте в Яндексе: "Лещинский Иван Постсоветская промышленность: диагноз" и убедитесь, что профессор Ожигов сильно погорячился.

12 апреля 2017 в 13:55

Вот именно - с очень посредственными способностями!

24 октября 2017 в 00:24

Не ожидал от автора такой глубины мысли и такого напора, после его неудачной и вреднеющей, считаю, статьи по защите криптовалют.
Как только мы войдем в коммунизм, а войти туда мы можем хоть завтра, направив выпускаемые деньги в бюджет, так сразу примем закон о всеобщем высшем образовании.

8 апреля 2019 в 14:52

В случайно попавшейся мне на глаза книге Т. Воеводиной «Управляемый хаос или Проект закрытия России» (М.: Алгоритм, 2018. – 240 с.) я прочитал (впрочем, как и все остальные, входящие в данную книгу) небольшую заметку о проблемах отечественного высшего образования «Высшее образование и трудовое одичание...». Ранее написанный тем же автором материал («Системные неумехи»), как позже выяснилось, широко обсуждался в сети благодаря активности другого автора - представителя системы высшего образования Ю. Ожигова. И хотя, по мысли Т. Воеводиной, «работник высшей школы не может быть экспертом в вопросе о ценности высшего образования», это не помешает мне (также представителю вузовского сообщества с 27 - летним педагогическим стажем, из которых 24 года пришлось на работу в правоохранительном вузе) поучаствовать в диспуте между названными авторами. Разумеется, не в качестве эксперта, а всего лишь в роли носителя отдельного субъективного суждения.
Сразу обозначу собственную позицию: так называемому высшему образованию в постсоветской России, не массовому, а уже тотальному, на деле являющемуся псевдообразованием, сформированным, в терминологии Т. Воеводиной, «народными университетами культуры» (а если конкретней – фабриками по производству дипломов), необходимо поставить жесткий и окончательный заслон! И если в понимании Ю. Ожигова "«упорядочение» высшего образования в смысле его сокращения способно принести серьезный вред", то в моем понимании – ровно наоборот.
Здесь можно развернуть весьма широкую дискуссию, сродни тем, которые едва ли не две пятилетки превалируют в большинстве академических (включая экономические, социологические, обществоведческие) и отраслевых журналов, освещающих проблематику текущей и перспективной жизнедеятельности вузовского сегмента. Ссылаться при этом на позиции авторитетных специалистов, с одной стороны, идеологов бесконечных образовательных реформ в духе «академического капитализма», а с другой стороны – серьезно и обоснованно им оппонирующих. Либо пересказывать суждения тех и других, рассматривая точки зрения Т. Воеводиной и Ю. Ожигова через призму выносимых на суд научной общественности аргументированных каждой из противоборствующих сторон резюме.
Само собой понятно, что в рамках моего «любительского», неформального общения с уважаемыми авторами такой путь вряд ли уместен, поэтому попытаюсь объяснить свою позицию (противоречащую позиции Ю. Ожигова), что называется по слогам, разбирая его заметку: «Почему рабочему необходимо высшее образование. Ответ на статью Т. Воеводиной «Системные неумехи».
Приведенный в тексте пример с водопроводчиком или электриком банален, но он лишь подтверждает, что упомянутые профессиональные знания и навыки должны быть получены исключительно в ПТУ, готовящих названных специалистов. Мысль о нацеленности вузов на выпуск сантехников и электриков ради того, чтобы они, по утверждению Ю. Ожигова, могли «... разбираться в системе электроснабжения, свойствах материалов и оборудования... либо учитывать влажность и сейсмичность при установке электроприборов...», вряд ли вообще заслуживает какого-либо понимания. Бесспорно, и электрик, и сантехник, и целая масса иных представителей рабочего люда (к слову, заметно выродившихся и деградировавших в нынешних условиях) должны быть «подкованы» в соответствующих областях профессионального знания. Другое дело, что «ковать» такие знания в системе среднего профессионального образования реально уже некому! Нет в РФ этой системы или почти нет! Не интересны экономике без экономического роста и выпускники технических университетов (будем называть их по старинке инженерами-гидравликами, электромеханиками, электриками, технологами и пр.), что зачастую побуждает их обслуживать население в режиме «мастера на час», выполнять функции вспомогательного персонала на небольших еще до конца не разоренных промышленных предприятиях. Либо вовсе, закинув «инженерный» диплом на полку, влиться в ряды «офисного планктона». Почему так происходит? Потому что в РФ карьерный рост инженеру попросту закрыт!
Что же касается знания (если оно настоящее и приобретено в приличном вузе) технологии конструкционных материалов, гидравлики, теории механизмов и машин, сопромата, то оно никогда лишним не бывает в любой технической профессии. Поэтому, по нашему мнению, вопрос не в том, что «среднее профобразование недостаточно для жизни...», а в том, что каждый элемент образовательной системы призван иметь свое подобающее ему место «под солнцем». При этом выпускники и ПТУ, и вузов не должны как сегодня быть потерянными на рынке труда.
К сожалению, реальность в России иная. Абсолютная доступность высшего образования, когда даже слабый абитуриент (фактически, не способный к обучению человек или, если политкорректно, с минимальными когнитивными ресурсами) может получить «корочки» за деньги, привела к катастрофическому падению его качества и престижа. Для государства с экономикой без реального сектора система высшего образования – отнюдь не жизненная необходимость, а дополнительная «головная боль», ради уменьшения которой оно и сокращает бюджетные места в «непроизводительной» для себя отрасли, целенаправленно превращая ее в рыночную услугу. Тезис о том, что вузы делают вид, что учат, а студенты, делают вид, что учатся, уже никого не удивляет! Более того, он давно стал аксиомой.
Безусловно, никто не смеет подвергать сомнению авторскую мысль о «связи тысячами нитей высшего образования с движением цивилизации, внимании и поощрении его со стороны общества, а не угнетении тем же обществом и его сокращении». Правда, понимать при этом под высшим образованием следует кардинально нечто иное, нежели то, что укоренилось в России. И это нечто иное не должно быть связано с «попытками подавляющего большинства родителей дать своим детям именно высшее образование» (что, по мысли Ю. Ожигова, призвано оправдать его массовость), а потому не должно пересекаться с тотальной штамповкой кадровых «полуфабрикатов» и превращением вузов в подобие молодежных клубов, где студенческий люд собирается не для того, чтобы «париться» над сложными заданиями, а чтобы «потолкаться» и пообщаться между собой. И самое главное (по крайней мере, в моем понимании), это нечто иное не должно иметь ничего общего с нынешним высшим псевдообразованием, не обуславливающим ни рост уровня жизни «образованных», ни в целом рост экономический. В этой связи рискну предположить, вряд ли произойдет что-то страшное, если, по мысли автора, «сократить медицинский институт и вместо него создать пять медучилищ». Последствия «рыночных реформ и оптимизаций» в медицине, как выясняется, изменяют приоритеты в головах реформаторов. И ныне появление на свет пяти учреждений для подготовки среднего медперсонала может статься вполне реальной альтернативой очередному медвузу. Медсестра везде в дефиците, а молодой выпускник мединститута вряд ли снизойдет до выполнения фельдшерских обязательств в поселке городского типа.
«Творить должен любой профессионал. Бездумные исполнители никому не нужны, их место уже заняли роботы...» - утверждает Ю. Ожигов. Красиво утверждает и на первый взгляд убедительно. Особенно, если вспомнить когда-то прочитанный мной тезис из классического первоисточника – учебника «Основы менеджмента» (М. Мескон, М. Альберт, Ф. Хедоури), звучащий по памяти примерно так. Рабочий, решающий на своем рабочем месте задачу как эффективнее выполнить технологическую операцию, по духу своему такой же предприниматель, как и бизнесмен, рассматривающий вопрос о том, куда и как эффективнее вложить 10 млн. долларов. О чем это говорит? О том, что творческие начала должны присутствовать во многих сферах человеческой деятельности и каждый работник в рамках занимаемой им позиции в социально-производственной иерархии понимает, что найденные им элементы совершенствования своей деятельности, призваны отразиться и на деятельности самой хозяйственной структуры.
В идеале, видимо, так и должно быть, как впрочем, и то, что «баржи, а не бурлаки призваны тянуть буксиры». Да и роботы, наступит время, «подсидят» бездумных исполнителей, о чем пишет, например, небезызвестный экономистам Мартин Форд, прогнозируя развитие технологий и будущее без работы. Наконец, можно вспомнить не очень далекое советское прошлое, когда обыденной считалась ситуация, в рамках которой сам рабочий являлся более осведомленным о резервах улучшения реализуемой им технологии производства, нежели инженер, ее разработавший. Между тем, потребность в труде, не требующего творчества, в России еще очень и очень велика. А потому в этом вопросе я голосую за уже высказанную одним из комментаторов обсуждаемой статьи точку зрения, согласно которой «творчество, конечно, штука замечательная, но хороша только в меру, в нужное время и в нужном месте». Да и, честно сказать, как-то не верится, что в матушке-России регламентированный труд, не испытывающий нужды в креативных потенциях его субъекта, прямо завтра безвозвратно «сойдет со сцены». Для меня очевидно следующее: в большинстве своем не способен творить (как в целом и вообще делать что-то стоящее, реальное, полезное, жизнеутверждающее) производимый Минобром некачественный продукт, именуемый дипломированными бакалаврами-магистрами (или системными неумехами, в понимании Т. Воеводиной). Впрочем, как пишет тот же комментатор, «не нужно ставить знак равенства между творческой деятельностью и дипломом о высшем образовании».
. Никто и не спорит, что в эпоху инноваций, информатизаций, цифровизаций главным ресурсом, конечно же, являются люди, способные генерировать инновации, да и вообще новые знания (по мысли Р. Флориды, они называются «креативным классом», а в терминологии профессора А. Бузгалина – «социалиатом»). Однако кто это реально станет делать в России? Еще лет десять назад профессор Е. Балацкий в одной из своих многочисленных статей констатировал, что люди, имеющие высшее образование в подавляющем большинстве сделать этого не могут!
Кстати, абсолютно не способны творить (да что там творить, просто получать качественные знания) и выпускники, например, правоохранительных вузов МВД, ФСИН (как отмечалось выше, автор данных строк 24 года преподавал на экономическом факультете одного из вузов ФСИН), в которых последние лет 15 едва ли не все учебные курсы читаются самоучками и дилетантами (включая вчерашних выпускников). А начисто подметенный плац и наращивание материальных фондов – важнейшие показатели их внутриведомственного успеха. Абсолютное бессилие представителей этих структур перед ростом высокотехнологичных преступлений и интеллектуального мошенничества, наносящих обществу непоправимый ущерб, яркое свидетельство тому, что не люди главное для данных вузов, а стены! А потому «кошмарить бизнес» и угнетать деловой климат едва ли не любимое занятие наших правоохранителей.
И последнее. В заключительной части своей заметки Ю. Ожигов отмечает, что «система высшего образования есть бесценное наследство, полученное нами от предыдущих поколений ... Отказ от него ... есть прямое предательство национальных интересов». На мой взгляд, это «бесценное наследство» успешно нами разбазарено и сегодня от него ничего не осталось. Очередному поколению наследовать после нас, видимо, станет уже нечего. Поэтому предательство национальных интересов я вижу не в отказе от высшего образования как общественного института в принципе, а в принципиальном отказе от нынешней мифической, насквозь лживой образовательной системы, когда пребывание молодежи в вузе за плату без напряженной учебы и получения знаний стало делом обыденным, обществом не порицаемым и не наказуемым. В отказе от набирающей силу реальности когда (перефразируя слова Т. Воеводиной из ее очередной заметки про то, что истина не нужна) вся вузовская система «погрузилась в густой токсичный туман своекорыстной болтовни» об имиджах и статусах, взяв курс на повышение собственных рейтингов и «раскручивание» брендов и превращение преподавательского персонала в «бродячих временщиков» (Е. Балацкий). В отказе от «бумажной паранойи и канцелярской шизофрении...» (В. Афанасьева «Детская болезнь левизны в образовании. Доколе? (открытое письмо министру образования России О.Ю. Васильевой) //Экономист.2019.№ 1), поразившей как ржа высшую школу, включая ее ведомственный сегмент. Понятно, что отказ от приобретенных высшей школой «левацких болезней» напрямую связан с изменением ситуации на рынке труда, с «появлением заказа на образование, с формированием ясных и конкретных задач, которые призвано поставить перед страной ее политическое руководство. Пока ничего внятного и определенного тут нет» (Т. Воеводина «Высшее образование и трудовое одичание...»). Именно поэтому, по мысли еще одного принявшего участие в обсуждении позиции Ю. Ожигова комментатора, «Мода на высшее образование разрушительная штука». И оспаривать этот тезис у меня нет никаких оснований!

1.0x