Сообщество «Салон» 00:00 7 марта 2012

Песня о современности

<p><img src=/media/uploads/10/7-1_thumbnail.jpg></p><p>C началом девяностых жанровые картины практически полностью исчезли с просторов выставочных залов. Это заставило многих критиков заговорить об утрате традиций жанровой живописи. </p>
0

C началом девяностых жанровые картины практически полностью исчезли с просторов выставочных залов. Это заставило многих критиков заговорить об утрате традиций жанровой живописи. 10 февраля в Брянске стартовал передвижной выставочный проект недавно возрождённого Союза русских художников, посвящённый жанровой картине.

Эталоном жанра считаются работы, возникшие в среде передвижников, но времена изменились. СМИ взяли на себя роль обличителя всех тех пороков и несправедливостей, что творятся в каждодневной жизни простого человека. Но наивно было бы утверждать, что жанровых художников прошлого интересовало лишь это. Жанровые картины — это слепок эпохи, отражённый на холсте.

Отправная точка — Брянск. Впереди проект ожидают художественные музеи и галереи Липецка, Воронежа, Тамбова, Пензы, Орла, Н. Новгорода, Плёса. Маршрут рассчитан на год.

Участвуют все члены Союза русских художников, но приоритет отдан мастерам жанровой картины. Сегодня в России всего около тридцати художников, серьёзно и полноценно посвятивших себя жанровой живописи. Большинство из них входят в СРХ: А. Боганис, С. Гавриляченко, В. Графов, А. Дроздов, Е. Зайцев, Н. Зайцев, И. Каверзнев, Н. Колупаев, А. Косничев, Д. Петров, А. Смирнов, С. Смирнов, братья А. и С. Ткачёвы, М. Фаюстов, Д. Шмарин.

Жанровая картина вновь оказалась в лучах внимания художественного сообщества. Но что есть жанр в реалиях современной России? Какова его роль и место? На все эти вопросы отвечает Геннадий ЖИВОТОВ.

«ЗАВТРА». Геннадий Васильевич, существуют ли в современной России предпосылки к появлению мощного жанрового движения?

Геннадий ЖИВОТОВ. Страна находится в состоянии оцепенения, в состоянии неопределённости будущего, со всех сторон нас окружили войны и конфликты, которые то разгораются, превращаясь в полыхающие очаги насилия, то прячутся за серостью повседневности, но продолжают тлеть, дожидаясь своего часа. В Москве грохотали танки, уничтожая СССР, создавая брешь в полотне социума, откуда хлынули мафиозные группировки и их бесконечные разборки, пролился водопад однодневных политических движений, выплеснулся и растёкся по городам и весям бандитский капитализм. Всё это жутко, но красочно, опасно, но чудовищно экспрессивно; художественная пища, которая по идее, должна была вскормить целую плеяду жанристов. Но вместо этого — пустота. Где же господа художники? Кто же станет изобразителем? Да, пускай мне отвечают, что жанр из сферы изобразительности вытеснила фотография, но это не отменяет рисованных картин, которым всегда отведена особенная ниша. Ответом, видимо, была и остаётся знаменитая фраза из стихотворения Мандельштама: «Мы живём, под собою не чуя страны», которая с пугающей очевидностью относится к современному изобразительному искусству.

«ЗАВТРА». То есть жанр — это некая особая, если так можно выразиться, ипостась изобразительности?

Г. Ж. Художник интересуется всем: от жизни богов, до мирских будней обывателей. Жизнь богов — то, что называют высоким искусством, но это всего лишь слово, и оно не ставит произведения в те или иные рамки, не создаёт для них иерархические лестницы. Александр Иванов, работая над великим полотном о жизни Христа, периодически отвлекался на жанр. Писал картины, где изображал, как жених выбирает кольца для невесты, или, как англичане веселятся на празднике Тарантеллы. Можно сказать, что он будто бы спускался на ступень ниже своих высоких задач, но ведь художник находил в этом интерес и не относился к жанру как к второстепенной халтуре. Брюллов также увлекался этим направлением. Значительную веху в историю жанровой картины внесли «малые голландцы». Вершиной же стало движение передвижников.

Я всегда повторяю, что нет истории искусства — есть история заказчика. Во времена передвижников заказчиками становились великие князья, полководцы, а нередко и само государство в лице царского двора.

Считается, что передвижники якобы возникли под влиянием немецких сентименталистов, относящихся к началу XVIII века, с их небольшого размера картинами и интересом к приземлённым бытовым сценам. Быть может, в этом утверждении есть доля истины, но в конечном итоге движение передвижников стало явлением исключительно и безоговорочно русским. Оно значительно повлияло на российское искусство и, кажется, затронуло все его аспекты. Один из передвижников, Перов, создал «Тройку», которую можно считать вершиной развития жанровой картины. На полотне изображено, как трое детей везут на себе огромную кадку с водой. 

«ЗАВТРА». Жанр уже переживал несколько расцветов?

Г. Ж. Менялись времена, жанр то притягивал к себе интерес, то уходил на второй план. В революцию это направление, кажется, совсем растворилось в море авангардизма, но потом вновь стало проявляться и даже превратилось в художественное течение. Это подарило искусству удивительную страницу истории, на которой журнальная графика Дейнеки, картины Пименова, работы ленинградских мастеров.

Ещё одним стимулом к развитию жанра стало появление и расцвет социалистического реализма. Да, ветви многих авангардистских течений были обрублены, зато в те годы работали такие художники, как Решетников, с его жанровыми картинами — например, «Опять двойка», «Прибыл на каникулы». 

Многие считают, что Пластов или Коржев — жанристы. Это величайшие мастера, но их работы — скорее поэмы, эпосы. Даже сам размер картин подталкивает к таким выводам. Если быть точным и педантичным, жанр — чаще всего небольшого размера полотно, которое может находиться в пространстве любого интерьера, любой многоэтажки.

«ЗАВТРА». В конечном итоге, что же вы называете жанром?

Г. Ж. Жанр — познание жизни, которой живёт общество в тот или иной период времени. Это направление всегда должно быть живым и предельно актуальным. Поэтому тот же Попков — не жанрист. Его картины полны ностальгии по деревне, но, как бы это не было прискорбно, жизнь сдвинулась в сторону города. И именно город должен стать объектом внимания современного художника. Город со всеми его площадями, улицами, ночными клубами, кафе, магистралями, тоннелями. Ненавистный, прекрасный, любимый, отталкивающий, манящий. Вот где сосредоточенны жизненная драма, энергия, горесть и радость современного человека. Именно здесь течёт жизнь, и задача художника — выразить будни, стать достоверным изобразителем, передать тонкое настроение эпохи. 

Уличные сценки, бары, интерьеры квартир… Речь идёт об обыденной жизни современного человека. При этом художественный мир России будто бы предчувствует новое пришествие жанра. Но что-то постоянно не сходится. Может быть, жизнь слишком неспокойна. Многое упирается в заказчика.

Государство окончательно сбросило с себя роль заказчика художественной продукции, переадресовав это тем, кого я называю буржуями. Делю их на три типа: крупный буржуй, наподобие Абрамовича, который тащит в галерею «Гараж» Хёрста. За ним средний буржуй, бандитский. Такой может даже быть патриотом, он предпочитает Рыженко, Нестеренко, которые пишут пафосные картины об истории. Есть и третий тип — новообразовавшиеся мещане в первом поколении. Их вообще интересуют исключительно сельские пейзажи, какие-то невнятные натюрморты, цветы — всё то, чем до отказа забиты разнообразные мелкие художественные салоны. 

«ЗАВТРА». Совсем недавно, десятого февраля, стартовал проект вновь возрождённого Союза русских художников, который, кстати, представляет собой программу передвижных выставок. Цель проекта — продемонстрировать в первую очередь современные жанровые картины. Как вы относитесь к этому проекту?

Г. Ж. Нужно понимать, что жанр — это песня о современности, это попытка разгадать и понять ту жизнь, которая нас окружает. Пропускать современную действительность, не давать ей художественного переосмысления — своего рода преступление перед будущими поколениями, преступление перед искусством. Поэтому здесь не может быть никакого второго мнения, никакого дополнительного суждения, кроме как одобрения. Жанр необходимо возрождать, необходимо привлекать к этому направлению интерес зрителей и коллекционеров. Я надеюсь, что в будущем мы увидим плоды этой передвижной выставки. Первый опыт также нельзя пропускать, проект интересный, это движение, это новая жизнь, течение, возникающее на наших глазах. А искусство, актуальное живое искусство, — всегда должно быть в движении. 

Материал подготовил Алексей КАСМЫНИН

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Салон»
6
2 октября 2020
Cообщество
«Салон»
13
Cообщество
«Салон»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x