Сообщество «Салон» 00:00 29 августа 2013

Первый план

В Москве моё любимое место — это заповедник Коломенское. Если заглянуть туда в выходные дни, то неподалёку от храма Вознесения можно услышать музыку, моментально привлекающую внимание. Звуки так завораживают, так органично заполняют пространство, что будто растворяешься во времени, перестаёшь ощущать его. Хочется стоять, слушать, думать. Это звучит звонница, состоящая из плоских колоколов, которые ещё именуются билами

В Москве моё любимое место — это заповедник Коломенское. Если заглянуть туда в выходные дни, то неподалёку от храма Вознесения можно услышать музыку, моментально привлекающую внимание. Звуки так завораживают, так органично заполняют пространство, что будто растворяешься во времени, перестаёшь ощущать его. Хочется стоять, слушать, думать. Это звучит звонница, состоящая из плоских колоколов, которые ещё именуются билами.
На них играет их создатель Александр Иванович Жихарев, человек-самородок, одновременно и музыкант, и конструктор, и своеобразный философ. Когда-то он был технарём и вроде бы всё хорошо, но, как Александр Иванович сам говорил: чего-то всё не хватало. Не было какой-то наполненной красоты.
С детства Александр Иванович любил звук. Особенно его восхищали звуки природы. "Вы слышали, как гудит земля во время землетрясения? — спрашивает он, — Это ни с чем нельзя сравнить, — а затем поясняет, — можно просто визжать от восторга!".
Как-то раз Александр Иванович услышал звук подвешенной за верёвку металлической пластины. Кто-то стучал по ней, и звуковые волны поражали своей чистотой и продолжительностью. Александр Иванович решил побольше разузнать об акустических свойствах листов железа. Узнал, что в древности были такие била, которые при храмах играли роль сигнального инструмента. Стал экспериментировать, лить пластины из различных сплавов алюминия и бронзы. Работал и с формой, использовал и овал, и треугольник, но лучше всего звучали прямоугольники, изготовленные в пропорциях древнерусской иконы. Для себя Александр Иванович назвал свой инструмент "било иконное".
Совершенно неожиданно было сделано открытие. Александр Иванович вывел формулу, с помощью которой можно выявить оптимальную точку подвеса для каждого била. Если её выявить правильно, то звук не гаснет очень долгое время, длительность звучания достигает пятнадцати минут. Затем выяснилось, что пластины можно темперировать — от самых низких до самых высоких нот.
Прошли долгие годы поисков и экспериментов, прежде чем Александр Иванович прикоснулся к тайне звучания плоского колокола. И вот результат — звонница из нескольких десятков металлических пластин. Автор несколько лет играл у себя дома, но однажды он вышел в люди. И первое же выступление в одном из московских парков встретило тёплый приём. Инструмент был признан и по достоинству оценен. Люди оставались слушать звуки бил до поздней ночи. Однажды рядом оказался заместитель директора заповедника Коломенское и сразу же пригласил к себе на работу.
Свыше двадцати лет Александр Иванович каждое воскресенье и в праздники играет на одном и том же месте. Не имея никакого музыкального образования, Жихарев никогда не думал, что станет музыкантом. А стал он им, как сам говорит, чтобы избежать позора. "Ведь я просто создал этот инструмент, но, ударив пару раз, понял, что собравшиеся зрители ждут от меня музыки, думают, что перед ними музыкант. Стыдно было необычайно. Не мог сделать следующий удар", — рассказывал Жихарев.
Во время выступлений Жихарев замечал, что люди, заслушавшись, буквально замирали на месте. Их заполняло умиротворение, и они будто бы засыпали. Позже он почувствовал, что не сам играет музыку, а будто бы отвечает на людские запросы, будто бы что-то свыше действует через него, а он лишь передатчик. "К тому, что звучит, я никакого отношения не имею, — говорил Александр Иванович, — звучит поистине космическая музыка".
В Коломенском, где с одной стороны здания Георгиевская колокольня, а рядом Водовзводная башня, возникает порхающее эхо. Звук, исходящий от плоского колокола, вдруг отражается, возвращается, соединяется с другими волнами, и происходит формирование своеобразной полифонии и необыкновенное обогащение обертонов. Именно об этой красоте всегда мечтал Александр Иванович.
Металл, из которого делается било, прокатывается. В нём нет пузырьков и трещин, которые часто появляются при литье колоколов. От этого их звуки будто бы обладают особыми свойствами, успокаивающими, очищающими душу. Сам Александр Иванович очень любит низкие частоты — от 16 до 40 герц. Как он говорит, это те самые звуки, по которым тоскует наша душа. Для одного из подмосковных храмов Жихарев создал самое большое било — Царь-било, весом в две с половиной тонны, с очень низким звучанием. Недавно полуторатонное било изготовлено и для храма во имя Александра Невского в Пскове.
"Низкие звуки очищают пространство, потребность в них огромна. — говорит Александр Иванович. — Именно поэтому когда-то на Руси был отлит Царь-колокол, который так ни разу и не зазвучал". Мечта Жихарева — создать било с таким же звуком, как у никогда не запевшего гигантского колокола. Он произвёл множество расчётов. Чтобы звук был точь-в-точь, как у трёхсоттонного колокола, потребуется восьмитонное било. Александр Иванович мечтает когда-нибудь создать такое.

Cообщество
«Салон»
9 июня 2024
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x