Сообщество «Салон» 00:00 18 апреля 2013

Первый план

Она лёгко, словно не касаясь ступеней, вошла в автобус. Влетела, как маленькая птичка, — невысокая сухенькая старушка лет семидесяти пяти. "Садитесь, — сказал я, уступая ей место. "А не надо мне уступать, — неожиданно ответила старушка, — я, видите ли, никогда не сижу. Ни в автобусах, ни в троллейбусах, ни в трамваях. И вам, кстати, тоже не советую этого делать. Сидение, знаете ли, а ещё хуже лежание — это главный бич человечества. Вон, мой зять приходит с работы и сразу на диван. И что же вы думаете? Ему сорок пять, а он уже заполучил, наверное, все существующие болезни. Всё равно, что старик. А я вот весь день в движении. Стараюсь ходить пешком, да тут автобус рядом оказался"

Она лёгко, словно не касаясь ступеней, вошла в автобус. Влетела, как маленькая птичка, — невысокая сухенькая старушка лет семидесяти пяти. "Садитесь, — сказал я, уступая ей место. "А не надо мне уступать, — неожиданно ответила старушка, — я, видите ли, никогда не сижу. Ни в автобусах, ни в троллейбусах, ни в трамваях. И вам, кстати, тоже не советую этого делать. Сидение, знаете ли, а ещё хуже лежание — это главный бич человечества. Вон, мой зять приходит с работы и сразу на диван. И что же вы думаете? Ему сорок пять, а он уже заполучил, наверное, все существующие болезни. Всё равно, что старик. А я вот весь день в движении. Стараюсь ходить пешком, да тут автобус рядом оказался".
Она вздохнула и посмотрела в окно, будто бы отстраняясь: "Я же всё время зятю говорю: ну встань ты со своего дивана. Ты ж на нём и читаешь, и смотришь телевизор, и даже ешь. А то совсем превратишься в человекоподобное существо. Часто же рассказывают: такой-то человек сидит в тюрьме. Заметьте, не пребывает, не живёт, не находится в тюрьме, а именно сидит. Значит, отключён от жизни. Но это тюрьма. А мы, получается, добровольно отсекаем себя от всех живых токов. Сидение, по-моему, сродни тому, чтобы добровольно сделать себя узником. Мне вот сколько лет уже? А я, кажется, моложе всех своих родственников вместе взятых. Почему? Весь день на ногах. Известно, что неработающие органы отмирают — таков закон. Вот и зятю своему я говорю: хватит смотреть свои телевизионные программы по тысячному разу, выйди, погуляй по улицам, по парку. Ведь когда ходишь, оно и думается по-другому, и чувствуется иначе".
Неожиданно старушка обратилась ко всему салону: "Посмотрите на себя, русские мужики, на кого вы похожи? Что вы собой представляете? О чём вы можете рассказать? Что вы можете вспомнить из своей жизни? Кто-то из вас, конечно, служил в армии. Кто-то бывал в поездках, участвовал в стройках. И всё. Да, вам не дали высокой идеи, высшей цели существования. Зато подбросили идею комфорта, покоя. А это значит — сидения. Вот вы и успокоились, вот вы и сидите. И досидитесь до такого времени, что не просто превратитесь в человекоподобных существ, а и вовсе исчезнете, и никто не вспомнит уже никогда о том, что была такая страна, и жили такие люди. От вас словно бы ждут лишь одного механического действия. Крутанут, и как мой зять — на диван. Всё остальное уже сделает кто-то ещё, во всём вас ограничат. За вас и споют, и спляшут, вы только молчите и лежите, или сидите.
Кто-то приговорил всех к сидению-гниению, и вы успокоились. Уже не совершается никаких поступков. А ведь насколько, казалось бы, всё стало проще. Сейчас время другое, неявное, запутанное. С одной стороны, от вас, мужики, не требуется погибать на фронте, ценой жизни кого-то спасать, нет, сейчас героизм в другом. Бросил пить, вот так вот просто взял и бросил — назло. Или, например, перестал курить, встал с дивана, наконец. И это уже будет подвиг, прорыв. Представьте себе народ, который освободился от этих соблазнов и привычек? Это уже совсем другой этнос.
Ведь отчего пьют или, там, курят? Потому что не знают, чем занять своё сознание. Это самое трудное. Кстати, болеют тоже именно поэтому. Болезнь — это вещь спасительная, можно сказать, выход для ленивого ума. Она захватывает человека полностью, он лелеет её, хранит и оберегает. С нею сживается, болезнь становится его самым близким другом и выходом. Болезнь подсказывает человеку наилегчайший путь. Его сознание занято хотя бы каким-то, но всё же делом".
И снова обращаясь к салону, старушка произнесла: "Мужики, ходите, двигайтесь, освобождайтесь от этого добровольного плена. Неужели не видите, что ещё два поколения, и вместе с вами сгниёт вся страна? Начните хотя бы с малого. Подойдите к зеркалу, посмотрите на себя внимательно, и вы сразу всё поймёте. Вам нужен покой, а получаете бессмысленность. А ничего страшнее бессмысленной жизни нет. Так совершите этот маленький подвиг. Всего-то надо для начала взглянуть на себя непредвзято".
В этот момент автобус тормознул на остановке. Старушка спрыгнула со ступенек и энергично засеменила в сторону парка. Пассажиры, несколько потрясённые, молчали. Надо сказать, я так и не сел обратно на пустующее кресло. А какой-то гражданин, постепенно приходя в себя, посмотрел на меня и, оценивая ситуацию, как-то рассудительно заметил: "Даже не знаю, что и делать. Встать, что ли?" Все молчали и думали.
По всей видимости, задумался и водитель, который всё слышал. Через пару минут он почти проехал положенную остановку. Но его быстро осекли десятки очнувшихся голосов. Один ветеран даже назвал водителя по имени: "Семёнов, не спи!" — кричал он, выходя из автобуса.
Выйдя из автобуса, я двинулся к метро, думая о словах энергичной старушки.

Cообщество
«Салон»
7 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
20 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
1.0x