Сообщество «Посольский приказ» 00:03 31 января 2022

Переформатирование Ближнего Востока

главные тенденции в регионе

Китайский фактор

Следует ожидать переформатирования стратегических, геополитических задач и политики арабских государств.

На Ближнем Востоке в 2022 году возрастающую роль, безусловно, будет играть активизирующийся в последние годы Китай.

Развитие отношений арабских стран с КНР, в условиях усиливающегося глобального экономического кризиса, будет несомненно доминирующим фактором в ближайшие годы.

США сохранят, безусловно, традиционные связи с этим регионом, ибо они складывались не одно десятилетие.

Но среди важных факторов нового времени – то, что Китай серьезно и на долгосрочной основе входит на Ближний Восток. Это видно и по его отношениям со странами Персидского залива, которые открывают двери его инвестиционным проектам, сохраняя при этом традиционные связи с США и их европейскими союзниками.

Другой элемент, который характеризует Ближний Восток, это отношения Китая с Израилем – ближайшим и стратегическим союзником США, который также обращает свои взоры на КНР (это растущие китайские инвестиции, которые мы видим сегодня, – на реконструкцию морских портов, в военно-техническую сферу и другие).

Стоит ожидать, что возрастающая роль Китая будет одним из значительных событий на Ближнем и Среднем Востоке, а также в странах Центральной Азии.

НАТО против России

Что касается России, то здесь, конечно, с учетом бескомпромиссной политики США, мы будем идти в одном фарватере с Китаем. Российско-китайские отношения могут, при условии сохранения стабильного экономического состояния в нашей стране, в определенной способствовать степени укреплению позиций РФ в арабском мире.

Но это будет идти за счет мягкой конфронтации с западными странами – прежде всего, со странами НАТО, особенно с США. До военных конфликтов дело не дойдет, но проблемы будут решаться, в первую очередь, в экономической, информационной, технологической сферах. Мы должны быть готовы технологически к этим грядущим изменениям.

Не уверен, что с экономической точки зрения мы сегодня полностью готовы принять и ответить на эти вызовы. Мне кажется, здесь необходимо более детальное и более внимательное отношение к тем традиционным союзникам на Ближнем Востоке, взаимодействие с которыми у нас сложились в предыдущие годы, и которое нам надо сохранять.

Хотя определенные аспекты в этих отношениях, несомненно, потребуют корректировки. Необходимо, как представляется, пересмотреть, прежде всего характер экономического сотрудничества, уделяя первостепенное значение стратегическим задачам нашей внешней политики, а не только вопросам извлечения прибыли из проектов с нашим участием.

Прежде всего, это относится к сотрудничеству с Турцией, учитывая ряд моментов в ее внешней политике в отношении России. Не всегда видна четкость нашей политики, нацеленность на решение стратегических задач. Она ограничивается, как правило, военной сферой. В экономической и технологической сферах мы теряемся между арабами и Израилем, между возможностями в арабском мире и нашей технологической возможностью сотрудничать с ними.

Надо больше внимания уделять отношениям с такими странами, как новый Афганистан, Иран, Пакистан. Скорее всего, тут также грядут изменения. Знаковым событием явился вывод американских войск из Афганистана. Грядущие изменения могут коснуться статуса американских войск в Ираке. Также бледная перспектива у американского присутствия в Сирии.

Недостаточно активная роль России наблюдается и в Ливии на фоне «чрезмерной активности» американцев, европейцев и турок.

Глобальное переустройство

2022 год представляет собой начало пересмотра всей системы международных отношений, сложившейся после Второй мировой войны, выработки новых форм расстановки сил на глобальном уровне.

Этот фактор, конечно, будет тесно связан с глобальным переустройством, с чем мы уже сталкиваемся сегодня (например, на российско-американских переговорах в Женеве, российско-натовских в Брюсселе, с европейцами в ОБСЕ). Эти три направления переговоров будут неизбежно влиять и отражаться на процессах на Ближнем Востоке.

Изменения неизбежны.

Нашу точку зрения Запад воспринимать не хочет, и в этом отношении, конечно, тупик очевиден. Переговоры это ясно показали: мы выставили Западу очевидные и неоспоримые требования – уважать нашу позицию, наши национальные интересы, – от чего Запад категорически пока отказывается.

Ожидаем следующий шаг российской внешней политики – предстоящий в феврале визит Путина в Китай, который завершит этот переговорный цикл, начавшийся со встречи В. В. Путина и Байдена в Женеве и их переговоры онлайн.

Здесь надо иметь в виду, что глобалисты в ходе политических переговоров пытаются навязать миру свою повестку дня, переформатировать все международные отношения на глобальном уровне.

Определенных успехов они добились – взять, хотя бы, ту же пандемию Covid-19. Это вполне может рассматриваться как одна из форм гибридной войны, очевидное средство борьбы глобалистов за переустройство мира, установления их гегемонии над всеми странами. Мы видим, что многие страны на Земном шаре уступают этому давлению. Предпринимаемые жесткие меры для борьбы с коронавирусом (обязательная вакцинация, ограничения и пр.) – означают, по сути, что они работают как инструментарий для изменения конфигурации всего мирового устройства. На Ближнем Востоке это тоже отразится, скажется и на изменении баланса и расстановки политических сил в странах региона.

Показательными являются два фактора: позиция Израиля и стран Персидского залива (все – союзники США) в отношении Китая.

Ливан как лакмусовая бумажка

Едва ли события в Ливане могут существенно влиять на развитие обстановки в регионе Ближнего Востока в целом. Ливан – слишком маленькая страна, чтобы оказывать серьезное воздействие на политические процессы. Но она может служить лакмусовой бумажкой для оценки процессов, происходящих в регионе.

Именно в Ливане сталкиваются два течения исламского мира: шиитское и суннитское, отражающие противоречия между Ираном и Саудовской Аравией. То, что страна переживает такие трудности на протяжении длительного периода, свидетельствует о том, что здесь происходит также жесткое столкновение американских и иранских интересов, попытка США подчинить себе страны в регионе всего Большого Ближнего и Среднего Востока. Большую роль в дестабилизации Ливана играет и соседний Израиль, подталкивающий и своих союзников в лице США к ужесточению требований о прекращении деятельности в стране организации "Хезболла". Поэтому ситуация в Ливане прямо связана с борьбой, которая происходит на региональном и глобальном уровне.

Провокации против Ирана

Американцы открыто инициируют нагнетание отношений арабских стран с Ираном. Россия пытается снять напряжение, в то время, как США совершают шаги в противоположном направлении. Попытки бойкотировать выполнение «Соглашения 5+1» по иранской ядерной программе – один из методов, которым они создают напряженность, используя вражду между странами Персидского залива для навязывания им своих стратегических целей.

Попытки России созвать страны за столом переговоров в рамках Международной конференции по стабильности и безопасности в регионе с участием постоянных членов Совбеза ООН и стран региона (арабских стран, а также Ирана) наталкиваются, прежде всего, на противодействие США, которые сохраняют на сегодняшний день значительное влияние на арабский мир.

Ирак: попытка восстановить государственность

В отношении Ирака не стал бы делать акцент на противоречии между суннитами и шиитами. Можно ожидать, что будущее Ирака в любом варианте будет выстраиваться на традиционной почве, когда и сунниты, и шииты будут находить совместные решения по коренным вопросам государственного устройства. В ином случае – это путь к расколу, на что и толкают Ирак американцы.

Вероятнее всего, в стране найдутся здоровые силы, и Ирак восстановит свою государственность, нарушенную американцами в результате агрессии 2003 года, полностью восстановит суверенитет и независимость.

В рамках процессов, происходящих в арабских странах, при текущей динамике событий, идет пересмотр многих позиций по их политической ориентации с учетом изменений на глобальном уровне. Ирак далеко не исключение. Но судьба Ирака – это не просто борьба суннитов или шиитов, а стремление народа найти точки соприкосновения позиций двух общин. Это непросто, но у иракцев есть понимание важности сохранения государственности и необходимости противодействия экстремистским кругам, которые, на мой взгляд, явно провоцируются американцами. Экстремизм в Ираке и с той, и с другой стороны не поддерживается основной массой населения обеих ветвей Ислама.

Курды

Курдская проблема, получившая в последние 10 лет новый импульс от американцев, взявших на себя ответственность по противопоставлению курдов сирийским властям, также представляет серьёзную проблему для всех четырех государств – Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Проекты её решения, изображенные на известных картах полковника Ральфа Петерса, не могут быть реализованы на практике ввиду неприемлемости для всех упомянутых стран, а используются американцами только в качестве временного фактора для давления на эти государства. Игра американцев и израильтян в «политический покер» в Сирии со стремлением курдского народа к созданию собственного независимого государства реально не имеет ни каких перспектив для реализации в нынешних условиях.

Курдский вопрос на данном историческом этапе может быть решен только в рамках существующих государственных границ и на базе действующих в этих странах Конституций.

Численность курдов в том регионе по разным источникам превышает 50 миллионов человек. Отсутствие у народа собственного государства, безусловно, фактор нестабильности. Но причиной этого является дурное наследие колониальных властей Британии и Франции начала ХIX века.

Страны Персидского залива

Вряд ли стоит задача ухода стран Персидского залива от Запада – и вообще вряд ли она может быть поставлена. Эти страны слишком глубоко зависимы от американцев и от Запада. Но одно дело – проводить независимый курс, а другое – иметь нормальные экономические, политические, дипломатические отношения с Западом. Толкать эти страны на разрыв с Западом – непродуктивно, и, возможно, это не следует делать даже в наших национальных интересах. Стабильность развития этого региона – важнее.

Другое дело, нельзя, чтобы Запад использовал этот регион как инструмент борьбы против России, Китая и других, особенно с учетом опыта их поддержки «исламских» радикальных группировок, создаваемых ими для подрыва внутриполитической стабильности в России.

Сегодня мы видим, что эти страны уже по существу выступают как независимые государства в общении с РФ. Это огромное достижение последних 30 лет, когда после распада СССР был сделан колоссальный шаг вперед. Посмотрите, к примеру, на отношения с Катаром, или на очень развитые и взаимовыгодные отношения с Саудовской Аравией, а в случае с ОАЭ и говорить нечего.

Поэтому, стоит ожидать, что отношения этих стран с Западом были, есть и останутся – надо исходить из этого. А что касается наших отношений, то их развития следует добиваться другими – экономическими, дипломатическими – путями. Предвзятости к нам из-за особых отношений с США я сейчас не вижу.

Ливия

Ливия – это самый сложный вопрос. В Ливии сконцентрированы и действуют силы, изменить позиции которых будет очень сложно. Прежде всего, речь о Турции в ливийских делах – у страны там достаточно серьезные позиции и в экономическом, и в политическом плане. Попытки их противников добиться ослабления связей используются США. Турция не могла бы столь вольготно себя там вести, если бы она не чувствовала скрытно полную поддержку США.

Можно посмотреть на деятельность специального советника генсека ООН Стефани Уильямс. Вчера она была представителем Госдепа, а сегодня представляет генсека ООН. Ее позиция вызывает отторжение у определенной части ливийцев. Как в этих условиях решать проблему выборов? Не советуясь с ливийскими политическими силами, Уильямс объявляет о том, что выборы должны состояться не раньше июня. Но разве есть в функциях представителя генсека ООН такие возможности – вмешиваться во внутренние дела? Функции представителя генсека ООН – помогать в поисках внутриливийских политических решений, а не диктовать их. Если она начнет проводить политику в интересах Турции, то немедленно вызовет негативную реакцию со стороны тех сил, которые противостоят этому. Надо находить компромиссные решения. Пока я не вижу продвижения в сторону компромисса.

Ливийцы всегда найдут общий язык между собой, если их оставят в покое. Но проблема в том, что им не дают этого сделать. Это обстоятельство – вмешательство внешних сил – будет главным препятствием на пути решения ливийской проблемы. А основной силой, которая стремится навязать Ливии внешние решения – США. Там в целом действует американская повестка дня, которую проводят не только глава Африканского командования ВС США Стивен Таунсенд, не только посол США Нуланд, но и представитель генсека ООН Стефани Уильямс.

Когда мы посмотрим на действующие лица на политической арене Ливии, бросается в глаза практическое отсутствие России и явно малозаметная роль европейских государств, которые должны быть, по идее, заинтересованы больше всех в решении ливийских проблем. Американцы правят балом. Ожидать там изменений до тех пор, пока американцы не изменят стратегию, слишком оптимистично. Исходя из итогов переговоров в Женеве и Брюсселе, видеть положительные перспективы на ливийской площадке не приходится – потому что у американцев сохраняется жесткая линия с упором на силовое решение всех глобальных и региональных проблем.

Американцы теряют доверие и влияние в регионе

Несмотря на демонстрируемую активность, американцы явно теряют прежний контроль над ситуацией: роль Америки в международных делах, в целом, на мой взгляд, становится далеко не бесспорной для руководителей многих стран региона, а потому непрочной и нестабильной.

Влияние, безусловно, сохраняется – но в основном благодаря экономическим факторам, и уже не сопровождается доверием в политическом и моральном плане. Это хорошо чувствуют арабские страны, что и является одной из причин, почему они делают крен в пользу других стран, которые в экономическом и военном плане чувствуют себя увереннее (Китай, Россия).

Американские планы построения Большого Ближнего Востока – часть более широкой программы. Даже в вопросе переустройства границ государств на политической карте, что мы наблюдали в планах американцев (в том числе, на картах «кровавых границ» Ральфа Петерса), США рассматривают не только страны Ближнего Востока и Центральной Азии (Саудовская Аравия, Иордания, Сирия, Иран, Афганистан, Пакистан и пр.), но и находящиеся рядом регионы – страны Средней Азии. Идеи по изменению политического ландшафта в регионе не всегда находят отражение в СМИ, но у Госдепа, Администрации США и Пентагона эти планы существуют. Аналогичные планы геополитического переустройства мира у них есть и по Африке, и по Европе, и по странам Юго-Востока. Это всегда нужно принимать во внимание.

То, что произошло в Казахстане, например, не является только элементом внутренних разборок между кланами, но и полностью соответствует стратегии американцев. Казалось бы, у Назарбаева была вроде бы позитивная платформа – это человек советского склада, бывший член руководства КПСС, понимающе относившийся к СССР – но сейчас очевидно, что прикрываясь публично желанием развивать отношения с Россией, он выстраивал плотные экономические и политические связи с Западом, прежде всего, с американцами и британцами, в ущерб связям с Россией и нарушая суверенные права населения собственной страны.

Публикация: Katehon

1 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
8 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x