Авторский блог Редакция Завтра 00:00 8 августа 2012

PARA BELLUM!

<p><img src="/media/uploads/32/2_thumbnail.jpg" /></p><p>"Уважаемые друзья и коллеги! Мы собрались здесь, чтобы обсудить текущую ситуацию на Ближнем Востоке, перспективы её развития и возможные последствия для России."&#160;</p>
0

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель главного редактора газеты "ЗАВТРА".

Уважаемые друзья и коллеги! Мы собрались здесь, чтобы обсудить текущую ситуацию на Ближнем Востоке, перспективы её развития и возможные последствия для России. Представляется, что мы имеем дело с абсолютно новой внешнеполитической матрицей, которую разработали и весьма эффективно используют Соединенные Штаты. Одной из фундаментальных характеристик этой матрицы является то, что США не участвуют в военно-стратегических действиях непосредственно. Они только финансово и информационно поддерживают формально независимые от них повстанческие силы, руками которых и добиваются своих целей. Хаотизация Ближнего Востока через разжигание череды региональных конфликтов, по всей видимости, призвана укрепить разрушающуюся "империю доллара" — точно так же, как и направленное разрушение зоны евро транснациональными финансовыми корпорациями. У каждого из участников дискуссии может быть своя точка зрения на происходящие события, но надеюсь, что их сопоставление даст возможность какого-то более объёмного и синтетического взгляда на указанную проблематику.

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем.

Мне представляется, что мы не должны, анализируя современную ситуацию на Ближнем Востоке, отдельно рассматривать Ливию, Сирию, Ирак или Иран. Сейчас мы наблюдаем попытку перекройки всего мирового сообщества. Однако считать субъектом этой попытки тех, кого мы называем американцами, думаю, тоже не совсем правильно. Есть глобальные силы, которые стремятся к мировому доминированию. Прежде всего, это транснациональная финансовая элита Запада. В которой американцы играют значительную, но далеко не определяющую роль. Когда этой элите стало ясно, что однополярный порядок, точнее — монополярный миропорядок, может сорваться, поскольку возрождается противостояние по оси Запад-Восток, в котором Восток мощно развивается, а следовательно — имеет значительные преимущества и перспективы, была запущена программа, которая должна остановить развитие Востока, сохранить монополию мировой финансовой системы, западную сеть банков: Ротшильды, Рокфеллеры и так далее. 

20-22 июня с.г. в Рио-де-Жанейро состоялась четвертая встреча на высшем уровне по реализации концепции устойчивого развития. И я процитирую принцип №8 из итогового документа данной встречи. Там говорится следующее: "Для достижения устойчивого развития необходимо не только сокращать численность населения, но и снижать уровень потребления". 

Понятно, что методов для сокращения численности населения и снижения уровня потребления много, и все они в случае необходимости будут задействованы. Прежде всего — на Востоке. Потому что, как сказал, кажется, Жак Аттали, конец света наступит тогда, когда китайцы пересядут с велосипедов на автомобили. То есть когда уровень потребления на Востоке сравняется или хотя бы приблизится к уровню потребления на Западе. И чтобы не допустить этого, нужно превратить Восток в зону непрерывных конфликтов. Главное геополитическое блюдо Обамы — мы еще называем его геополитическим блюдом Бжезинского — это совсем не то, что предлагала миру администрация Буша-младшего. 

Мы помним, как 11 сентября 2001 года ислам был объявлен врагом №1, начался крестовый поход против ислама, "кто не с нами, тот против нас", и так далее. А при Обаме "вашингтонский обком" использует древний принцип "разделяй и властвуй". Чтобы мусульмане воевали за американские интересы.

Сегодня идет формирование глобальной суннитской партии, глобальной суннитской силы, которую хотят бросить против всех врагов Запада. Мы видим, что сегодня уничтожаются в первую очередь те государства, которые выступают против американских претензий на мировую власть и против агрессивной политики США. Это еще не Китай и Россия, но это уже Сирия и Иран, а раньше были Югославия, Ирак, Ливия — и так далее. 

То, что произошло в Сирии, мы отслеживали. Вот под руководством резидента ЦРУ в Турции собирается некое совещание, куда приезжает заместитель госсекретаря США, туда вытаскивают из Лондона и Парижа сирийских эмигрантов: бывшего вице-президента, министра и так далее, — возникает "штаб оппозиции", перед которым ставится задача организовать свержение Башара Асада. Тут же на территории Турции начинают формироваться боевые группы "повстанцев". Также в самой Сирии начинается работа по возбуждению недовольных, а недовольных в любом государстве достаточно.  Первый этап операции — прорыв через границу, уничтожение погранпостов, уничтожение мирных жителей и прочее? и прочее. Подключаются глобальные масс-медиа, которые лепят из Башара Асада образ "кровавого диктатора". Политическая оппозиция отстраняется на вторые роли "свободной армией" — это боевики со всего Ближнего Востока, это спецслужбы иностранные, это местные уголовные элементы и радикалы-фундаменталисты. Так что Сирия сегодня оказалась на передовом рубеже глобальной операции по переустройству мира. Я неоднократно писал о том, что события, происходившие в Ливии, не были ударом по Каддафи или по ливийцам. Это был удар по соперникам Соединенных Штатов. По Китаю прежде всего, по Европе и по России.

Сегодня основные геополитические центры — Северная Америка, Европа, Китай. Мы мечемся между этими центрами, которые ведут жесточайшую конкурентную борьбу. Но не прямыми военными действиями и не на своих территориях, а на территориях других стран. Вот что мы сегодня, собственно говоря, и наблюдаем. Есть ли у сирийского руководства, у cирийского режима сегодня шансы сохраниться? Я могу сказать, что шансы есть. Всё зависит от России. За Россией пойдёт Китай. А если он не захочет быть первым, тогда за Россией пойдет Европа. Шансы есть. Но суть дела заключается в том, что на президентские выборы Обама, фигурально выражаясь, должен принести голову Башара Асада — иначе его не переизберут. Это надо понимать.

Андрей ЖУКОВ, доктор исторических наук.

При всём уважении к Леониду Григорьевичу, не могу согласиться с его тезисом о том, что в нынешнем сирийском конфликте всё зависит от России. Россия там совершенно не видна, я для неё не вижу роли в начавшейся игре. Россия сегодня чрезвычайно ослабла. Кадры решают все, как говорил один выдающий политический деятель. Кадровый потенциал российской дипломатии предельно ослаблен, кадровый потенциал наших спецслужб близок к абсолютному нулю. У нас значительно более сильное экспертное лобби сложилось в неправительственных организациях, в Академии наук, в корпорациях. Поэтому адекватно судить о том, что действительно происходит в Сирии и вокруг неё, нам чрезвычайно сложно — из-за нехватки достоверной информации.

Во-первых, роль США явно преувеличивается. Никто не говорит про Израиль, который, как представляется, просто обречен быть ведущим игроком на этом  поле. Второе — противостоящая ему Турция. Дальше — Китай, дальше — Европа, и только потом, где-то вдалеке — США с их якобы ставкой на политику "управляемого хаоса". Я бы не преувеличивал степень управляемости этого хаоса. По-моему, Соединенные Штаты, которые находятся вдалеке от сирийского конфликта, управление им потеряли, если вообще его когда-либо имели. На передний план в ближневосточной политике выходит противостояние "Израиль—Китай". Об этих странах очень мало говорят. Китай, по сути дела, занял место Советского Союза в Африке. Он контролирует Африку, и сейчас идут разговоры о том, что этот конфликт может переплеснуться вовсе не в сторону Ирана, а на африканский континент. Здесь-то Китай и покажет свою мощь. Китайцы всегда ведут свою игру тихо, очень профессионально и заранее создают себе опорные точки практически повсюду в мире. Израиль — тоже мощнейший игрок, который находится в самой гуще событий. И я не уверен, что Израиль хочет какого-то конфликта с Ираном. Поскольку они не преодолели черты, за которой смогут нанести удар по Ирану безнаказанно. Пока вероятность возмездия существует, даже на уровне нескольких процентов, они, скорее, будут пытаться взорвать Иран изнутри… То же самое и относительно России. Пока есть вероятность того, что ядерный потенциал нашей страны не будет уничтожен обычными вооружениями, мы можем считать себя в относительной безопасности. То есть, это проблема ПРО и СНВ. Суммируя сказанное: следует внимательно следить за действиями Израиля и Китая. Это те силы, в действиях которых отражаются основные тенденции по Сирии. И они таковы, что градус сирийского конфликта будет понижаться. По-моему, там сегодня все решается в непубличном поле. Сейчас время спецслужб, специальных представителей, всё решается потаенно. А Интернет, средства массовой информации — это вторично. 

Что касается Обамы — у него сегодня меньше 50% голосов, и по всей американской статистике он должен проиграть независимо от того, получит ли он до ноября "голову" Башара Асада или нет. За последние полвека только два президента США не переизбирались на второй срок — это Буш-старший и Картер, оба имели меньше пятидесяти процентов. Обама имеет все шансы стать третьим в этой компании. 

Поэтому мне кажется, что сирийская ситуация постепенно будет становиться аналогичной тому, что мы наблюдаем в Ливане, где главную роль играют уже не внешние, а внутренние факторы, соотношение сил между правящей группировкой и различными группами оппозиции. 

Гейдар ДЖЕМАЛЬ, философ.

Я проанализирую ситуацию с позиции классовой борьбы, но не в классическом марксистском понимании — буржуазия-пролетариат, а в несколько более современном варианте. В мире идёт глобальный процесс, который отнюдь не замыкается на финансовом интернационале, а тем более на оспаривании каких-то ресурсов — это фундаментальный идеологический конфликт, который сейчас вырвался наружу, потому что происходит смена общественно-политической формации. То, что мы видим на переднем плане,  это конфликт международной бюрократии и национальных бюрократий. В наши дни идёт становление мирового правительства, которое выходит из тени на передний план и открыто берет на себя полномочия. Оно состоит из нескольких слоев: это надгосударственная бюрократия ООН, это межгосударственная бюрократия Евросоюза, НАТО и неправительственные организации типа МАГАТЭ, Бильдерберга, "Богемской рощи" и т. п. Негосударственные структуры являются мотором мирового правительства и связаны с клубом, который стоит за их спиной. Надо сказать, что бюрократия, международная она или национальная, не может быть без хозяина. Советская бюрократия без хозяина обходилась, потому что у нее был симулякр хозяина в лице КПСС. Но это не могло так долго продолжаться — всегда есть классовый хозяин. Классовый хозяин мирового правительства — это традиционалистский клуб, представленный традиционной аристократией и высшим клерикальным истеблишментом. Тот истеблишмент, который действовал в XVII-XVIII веках, он никуда не делся. Да, он очень сильно получил по зубам в Первой и Второй мировых войнах, но он ждет своего реванша. Не стоит думать, что ныне его место только на страницах желтой прессы. Это не только европейский, но всемирный клуб, куда, в частности, входят и Хашимитская династия Иордании, и исмаилитский дом Ага-хана, это масштабный конгломерат. Это дома, существующие столетиями, которые никуда не делись. Финансовый интернационал "всего лишь" обслуживает интересы традиционалистского клуба, поскольку для того, чтобы печатать деньги, нужно, чтобы они были не фантиками, но признавались универсальным символом ценности. Деньги должны быть эквивалентом бытия. Чтобы их признали в качестве такого эквивалента, за Фининтерном должны стоять носители "ключей от жизни и смерти", от фундаментальных ценностей. Эти ключи — как и 1000 лет назад — в руках у традиционалистского истеблишмента. Его инструмент, наряду с фининтерном, это международная бюрократия, мировое правительство. Чтобы оно начало работать, ему нужно разгромить национальные бюрократии, которые делают государственные суверенные территории не до конца прозрачными. Национальные бюрократии живут с бюджетов, с ресурсов, с законодательств, которые они устанавливают на национальных территориях. А мировая бюрократия ни от кого не зависит, ни перед кем не отчитывается и деньги получает с фондов, которые отмывают черные доходы глобальных корпораций. Это принципиально разные интересы. Мы видим на примере Ливии, Сирии и т. д. разгром национальных бюрократий, которые, как правило, возглавляются секулярными харизматическими лидерами. Наиболее устойчивыми на сегодняшний день национальными бюрократиями, которые стоят под ударом мирового правительства и максимально ему мешают, являются нацбюрократии Китая и России. Хотя применительно к России есть серьёзные оговорки. В России есть  та часть бюрократии, которая понимает, что при победе мирового правительства ей не выжить. А есть бюрократия, которая мечтает стать на колени и присоединиться к мировому правительству хоть тушкой, хоть чучелом, чтобы иметь будущее, не связанное с национальным суверенитетом. 

С этой точки зрения понятен момент "управляемого хаоса". "Управляемый хаос" на самом деле не является управляемым. Но он взрыхляет почву национальных территорий для мирового правительства. Например, говорят, что якобы Израиль заинтересован в "сомализации" Сирии. На самом деле это не так, потому что в самом Израиле правит национальная бюрократия. И сомализация Сирии даст ей по зубам. Ливан — это вариант мягкой "сомализации". И именно такой Ливан, со слабой государственной властью, дал Израилю по зубам так, как централизованный Ливан никогда не смог бы дать. "Сомализация" для национальной бюрократии хуже всего. Но для мировой бюрократии, создающей по поводу сомализации  фонды, комиссии и т. д., — это форма контролирующей деятельности, которая не является управлением. Вы не управляете полевыми командирами. Но вы создаете суету вокруг полевых командиров на международном уровне. Надо понимать, что мировое правительство — это всего лишь инструмент традиционалистского клуба. Национальные бюрократии, все без исключения, подчиняются либералам. Не неолибералам, которые на стороне космополитической бюрократии, а либералам классического типа. Мубарак, Каддафи, пока он не стал неолибералом, тот же Асад, тот же Саддам — это все ставленники мирового либерализма. Этот клуб сейчас рушится и уходит. Но есть еще  и третий клуб, самый интересный. Это клуб радикалов. Его ядро — это исламские радикалы. Они пока идут на параллельных курсах с  мировым правительством — не совпадающих, а параллельных. Их повестка дня — подобно повестке дня космополитической элиты — это также снос национальной бюрократии, в первую очередь харизматических секулярных лидеров. Однако и мировое правительство для них такой же враг. Но — враг второго уровня, с которым они начнут всерьёз воевать только после того, как свалят национальную бюрократию. 

И вот тут мы затрагиваем очень  важный момент. Мы приходим к шиитско-суннитскому конфликту. Этот конфликт стоит в центре данной ситуации. Речь идёт не о взаимоисключающих мировоззрениях, а о соперничестве по поводу одного и того же. Что такое Иранское государство? На первый взгляд это национальная бюрократия, бросающая вызов всему Западу. Но у нее есть хозяин, как и у всех. Кому она подчиняется? Она подчиняется своей собственной теократии, которая в силу своего статуса, древности и т. д. имеет причастность к традиционалистскому клубу через голову мирового правительства. На самом верху есть могущественное лобби, которое пока не сдает Иран. Иранские аятоллы имеют прямой выход к тем, кто определяет мировую повестку дня в глобальном историческом масштабе. Однако здесь есть одно "но". Иранская теократия ожидает не антихриста, как традиционалистский клуб в целом. Она ожидает прихода Махди и прихода Мессии, то есть Иисуса Христа. Это официальная доктрина Ирана: эсхатологическое завершение истории, которое будет сопровождаться вторым приходом Мессии. Шиитская иранская теократия позиционирует себя как комитет по встрече Иисуса Христа. А мировое правительство и те, кто за ним стоят, — это комитет по встрече антихриста.  Кто в этом контексте сунниты? Они тоже ставят вопрос об эсхатологии. Но не по сценарию теократии Ирана, а по своему сценарию: они не хотят, чтобы главными во встрече Иисуса Христа были шиитские мэтры из теологического центра в Куме.

Радикалы ведут борьбу и против либералов в лице харизматических секулярных лидеров, и против мирового правительства, за которым  стоят традиционалисты (пресловутый союз "монархии и Церкви"), определявшие мировую повестку дня до 1914 года. Россия в этом отношении — уникальное место, потому что это единственное пространство, которое освободилось от части традиционалистской грибницы путем по-якобински беспощадной "зачистки" Романовых и придворной знати. Бжезинский называет это место "черной дырой" — и это не просто образное выражение. Бжезинский выражает интересы традиционалистского клуба, он европейский аристократ. А Россия грибницей традиционалистского клуба не покрыта. От Балтики до Сахалина пространство зачищено, и сюда можно привести Путиных, Кудриных, кого угодно. Но здесь нет тех сил, которые контролировали веками мировую историю. 

Что касается клана Асада… Асад — это мелкая тема. Но он действительно сам приготовил горячие угли на свою голову. В 2006-2010 годах в Сирии была засуха. Вместо того, чтобы подготовить страну к испытаниям, Асад ничего не делал. Полтора миллиона беженцев из сельской местности в города, коллапс всей экономики… Нельзя думать, что какие-то группки наемников победили всю сирийскую армию. Как это может быть, чтобы сильнейшая на Ближнем Востоке армия, которую даже Израиль опасается, не может взять Алеппо? Это значит, что, помимо внешней подпитки оружием и боевиками, есть поддержка оппозиции в рядах самой сирийской армии, которая в данном конфликте вовсе не выступает однородной и цельной силой. 

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

То, что в течение последних двух лет происходит на Большом Ближнем Востоке, вполне  укладывается в рамки хорошо известного в политологии еще со времён холодной войны "эффекта домино". Тектонические перемены этому метарегиону пообещала еще республиканка Кондолиза Райс в бытность её госсекретарём США. А происходят они уже при демократической администрации Барака Обамы, что лишний раз подчёркивает последовательность американской внешней политики и её независимость от того, какая из партий формально пребывает у власти.

Впрочем, в сложных системах редко происходят исключительно линейные изменения, поэтому "эффект домино", как правило, работает в очень ограниченных пространственно-временных рамках. "Арабская весна" могла закончиться еще осенью прошлого года, если бы не личное вмешательство Хиллари Клинтон, которая дала гарантии безопасности Муаммару Каддафи. "Повалить" сирийскую "косточку" оказалось еще более трудным делом, чем ливийскую. То есть потенциал возможных линейных изменений здесь если не полностью исчерпан, то уже близок к завершению. Поскольку возникает вопрос: а что, собственно, дальше? Иран? Кавказ? Постсоветские республики Средней Азии? 

Ни одно из этих направлений исключать нельзя, но на любом из них инициаторы "эффекта домино" будут встречаться с растущим сопротивлением — возможно даже, растущим в геометрической прогрессии. Не только со стороны самих государств-"костяшек", но и со стороны внутриполитического лобби США, "завязанного" на соответствующие зарубежные клиентеллы. В случае Сирии это происходит уже гораздо заметнее, чем в случае Ливии.

Теперь о том, зачем данные перемены вообще могли быть инициированы. Афганистан — это наркотики опийной группы. Ирак — это нефть и газ. Ливия — это нефть и газ. А Сирия? Это что, нефть и газ Ирана? Да ничего подобного. Это было и есть, пожалуй, последнее недружелюбное по отношению к США государство арабского мира. Для Вашингтона нет особой разницы, светским или теократическим будет правящий режим той или иной страны — важно, чтобы он в своей внешней политике и в своей экономике максимально ориентировался на Соединённые Штаты.

То, что США на Ближнем Востоке свели к минимуму собственное вооруженное вмешательство во внутренние дела третьих стран, предпочитая использовать в своих интересах разнородные отряды наёмников, не содержит в себе никакой новизны — точно так же поступали власти Римской империи периода упадка, до поры до времени скупая целые племена вооружённых "варваров". Чем эта политическая практика, в конце концов, закончилась для "первого Рима", очень хорошо известно. То, что сегодня силы, которые Гейдар Джемаль назвал "радикальным клубом", выступают фактически наёмниками сил, которые он назвал "клубом традиционалистским", только подтверждает: Соединённые Штаты сегодня направились по тому же гибельному пути, по которому многие века назад прошли древние римляне.

Конечно, сегодня США не только хотят "разделять и властвовать", но также обладают вполне отработанными технологиями по данному поводу и умеют их использовать, в том числе — "применительно к местности". Однако общие тенденции сегодня таковы, что они работают против глобальной гегемонии Америки. Возможно, мой вывод прозвучит несколько парадоксально, но  мы имеем дело не с агрессией США как таковой, а с их арьергардными боями на собственной гео-   стратегической территории. Возможно даже, что с результатом, прямо противоположным замыслам и интересам Вашингтона. Практически, каждый ход американцев только ухудшает их позиции, а каждая внешнеполитическая победа оказывается сродни пирровой. Почти никто в мире уже не считает Соединенные Штаты светочем демократии и главным защитником прав человека. И чем больше они будут проводить "миротворческих акций", подобных ливийским и сирийским, тем сильнее будет укрепляться негативное отношение к США. Поэтому рано или поздно — и даже, скорее, раньше, чем позже — ситуация начнёт раскручиваться в обратную сторону.

И главной альтернативой американскому диктату, судя по всему, выступит КНР, которая уже обозначила свою позицию отправкой целого военно-транспортного морского конвоя в Сирию.

Александр НАГОРНЫЙ.

Полагаю, что в ходе обсуждения были высказаны весьма интересные точки зрения на суть сирийской гражданской войны. Все сходятся в том, что ее инициация происходит извне. Что касается источников, здесь мнения расходятся. Мне представляется, что наиболее верна точка зрения генерала Ивашова. Действительно, без импульсов со стороны США — а это показывает и деятельность США как в ООН, так и по прямому вмешательству в конфликт, — ничего бы не происходило. Вся та резня, которая там творится, лежит на Вашингтоне, что и демонстрирует его готовность применять те же схемы и методы в отношении других государств. В определенных аспектах нельзя не согласиться и с мировоззренческой оценкой Гейдара Джемаля. Действительно, сейчас — как никогда раньше —идёт разделение Запада, но оно идёт не по бюрократическому принципу, а в категориях растущей схватки между сверхкрупными монопо- листическими группами. Между, условно говоря, группой Ротшильдов (финансовый капитал) и Рокфеллеров (ВПК и нефть). Ситуация с решением палаты конгресса по ФРС — наиболее яркое тому подтверждение. Сейчас, с введением прямого аудита ФРС, нанесен смертельный удар по Ротшильдам, которые контролировали в значительной мере мировую эмиссию доллара.  

Однако главное состоит в том для нас, что будут моделировать в Вашингтоне на ближайшую перспективу через сирийские события. А при подобном пассивном, преимущественно дипломатическом сопротивлении, которые мы видим со стороны РФ, КНР и Ирана, динамика приведет в конечном итоге к падению режима Асада и к переносу схватки на территорию Ирака, где столкнутся суннитские боевики при поддержке США с шиитскими отрядами, которые будет поддерживать Иран. Соответственно, высока вероятность втягивания напрямую военных подразделений Турции. Возникает межисламская война, в которую и должно ввязаться НАТО, поскольку Турция является членом этой организации. И вот перед нами повторение ливийского сценария. Турецкие части и "Аль-Каида" ведут наземные операции, а США бомбит иранскую армию и города. Иранцы отвечают ракетными ударами по базам США на Ближнем Востоке и, видимо, по Израилю. И это легитимирует использование ядерных зарядов, что вряд ли выдержит Иран. Далее поражение и распад Ирана на части, подконтрольные США. Заметим, что продолжительность войны — порядка 6 месяцев, что приведет к запредельным ценам на нефть и развалу еврозоны, что так нужно США.  В итоге — прямой выход американцев в Среднюю Азию, а также на Каспий и, вероятно, Поволжье. Отсюда и перенос центра тяжести на операции против РФ, как на Кавказе, так и в Оренбурге и Поволжье. По тем же лекалам, с теми же боевиками и взрывами. Вот этого сценария и не понимает Кремль, который пытается "умиротворить" США поддержкой в Афганистане и открытием американских  баз на собственной территории. Нынешняя РФ с армией, "реформированной" Сердюковым и Ко, вряд ли выдержит два конфликтных поля. Отсюда возникает перспектива поражения России и ее фрагментации с вводом войск США в Сибирь и на Дальний Восток. В результате получится прямое военное окружение КНР, что и требуется Вашингтону. Данного сценария можно было бы избежать при прямой скоординированной с Ираном и КНР военной поддержке режиму Асада в Сирии. Тогда развитие событий было бы заторможено и сведено к одному локальному конфликту. Но этого, скорее всего, не случится по причине недальновидности и классовой ограниченности Кремля. Поэтому нам надо готовиться к прямому столкновению с США и НАТО, если мы хотим выжить как единое государство.

Гейдар ДЖЕМАЛЬ.

На мой взгляд, мы присутствуем при разыгрывании эндшпиля на "большой шахматной доске", если пользоваться метафорой Бжезинского. Империалистическая верхушка давно вынашивала идею утверждения своего господства без кризисов, без революционных угроз снизу. Идея "столкновения цивилизаций", кстати говоря, глубоко контрреволюционна, поскольку переводит всё из плоскости классовой борьбы в плоскость "геополитики". Упомянутая мною выше смена общественно-политической формации в мировом масштабе — это приход постпотребительского общества, в котором фактически будут восстановлены внеэкономические формы принуждения, существовавшие при феодализме и рабовладении. Конечно, это не будет чистое насилие, как в прошлом, это будет и психологическое порабощение, технологии которого действуют уже сегодня.

Мировое правительство наносит удар за ударом пока что по некрупным суверенитетам, клиентам таких патронов, как Россия и Китай, с тем, чтобы оголить их, оставить без союзников. Цель космополитической элиты — мировая война, организованная не столько между Западом и Востоком, сколько между последними крупными центрами национальной государственности, такими, как Китай, Россия, Индия… Эта Большая война, по расчётам стратегов традиционалистского клуба, должна в результате создать предпосылки для отмены государственности, коллапса нынешнего международного права, причём, мир в результате превращается в единую территорию, разделённую на несколько контролируемых кластеров или сверхрегионов. 90% населения Земли обрекается на голод, болезни и гибель.

Единственная сила, которая способна этому противостоять, — это религиозно-политический радикализм. Сегодня люди борются реально не за свои экономические интересы, если они борются вообще. Они выступают против зла в метафизическом виде, мотивируются религиозной верой. Только эти люди как организованное движение в международном масштабе способны стать альтернативой традиционалистскому клубу и мировому правительству.

Харизматические государственные лидеры типа Асада и Каддафи не являются фигурами, способными сыграть существенную роль в этом раскладе, ибо они изначально принадлежат к уходящей эпохе и проигрывающему клубу. Либерализм, суверенитеты, демократия, диктатура — это категории, уходящие в прошлое. Единственный уникальный политический фактор, который способен изменить баланс сил в пользу радикалов, революции низов — это до сих пор Россия. Именно её территория, которая не позволяет соединиться в буквальном физическом смысле силам антихриста на Западе со своими мэтрами на Востоке, будет тем фактором, который поможет религиозным пассионариям мира удержать фронт против таких могущественных сил, каких прошлая история ещё не знала. 

Однако для этого Россия должна преобразиться, освободиться от номенклатурно-олигархического бремени, от наследия позднесоветской эпохи с её фальшью, двоемыслием и циничным материализмом и начать новую фазу пассионарного подъёма. В противном случае проиграет не российский народ и не политический ислам — поражение потерпит всё человечество в целом. 

Александр Нагорный. 

Разнообразие прозвучавших здесь оценок лишь дополняет многогранную картину сирийского кризиса и его последствий. На мой взгляд, при всех различиях, мы можем сделать три основных вывода. 

Во-первых, сирийские события имеют глобальное значение и представляют собой трамплин для следующего броска США вглубь евразийского континента — к российским и китайским границам. 

Во-вторых,  США, переживающие вместе  со всем Западом глубочайший финансово-экономический  кризис, создали новую модель "своей экспансии" при помощи "внутренних революций"  с опорой на "радикальный ислам".

В-третьих, РФ в лице своего руководства лишь пассивно сопротивляется надвигающейся  прямой агрессии, видимо, не понимая, что необходим прямой военно-политический альянс с КНР и Ираном с целью "приостановить" агрессию на дальних рубежах, включая и направление своих контингентов на Ближний Восток. То есть весьма высока вероятность того, что в перспективе уже ближайших двух-трёх лет РФ вынуждена будет вести боевые действия на своей территории  и в Средней Азии.

Здесь уже проводились исторические аналогии между современными США и Древним Римом. Поэтому хочу напомнить всем присутствующим и будущим читателям этой дискуссии всегда актуальную латинскую поговорку "Si vis pacem, para bellum", то есть "Хочешь мира — готовься к войне".

В заключение хочу поблагодарить всех участников нашего "круглого стола" и выразить надежду на дальнейшее сотрудничество. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой