Авторский блог Дмитрий Перетолчин 17:43 26 июля 2015

Охотники за ураном

Успев построить лишь одну очередь завода в Ок-Ридже, который к 1945 году изготовил ничтожное количество необходимого урана, американская закулиса умышленно выжидала, когда советские войска выбьют дух, из ставшего опасным для них протеже Гитлера, чтобы воспользоваться выкраденными технологиями быстро скончавшегося «тысячелетнего рейха» для установления собственного мирового господства. А чтобы скрыть воровство от СССР, еще формально считавшегося союзником, Гейзенберг был вынужден рассказывать, что немецкие ученые во всём ошиблись и ничего не добились.
0

«Систематические бомбардировки городов, в которых находились ука­занные выше лаборатории и заводы, а также быстрое продвижение Красной Армии и союзников, поставили германские научно-исследовательские орга­низации, занимавшиеся проблемой № 1, в чрезвычайно тяжелое положение… Почти все здания лаборато­рий уничтожены бомбардировками и пожарами, имущество их подверглось многократным эвакуациям.

Отчет о работе оперативно-чекистской группы генерал-майора

т. Кравченко в области выявления данных по проблеме № 1

12 ноября 1945 г. Совершенно секретно

Однако выхватить победу из челюстей поражения в «пять минут пополуночи» фюреру помешало стремительное приближение советских войск и бомбардировки «союзников». 23 августа 1943 года закончилась Курская битва, советские войска вышли к Днепру, стало очевидно, что очень скоро они окажутся в Европе. Показательно совпадение, что на следующий день на Квебекской конференции Рузвельт и Черчилль объявили об открытии второго фронта к маю 1944 года.

Совпадения и разрушительные бомбардировки объясняют слова генерал-лейтенанта Лесли Гровса, сказанные им сразу после Курского сражения: «Мы должны теперь стремиться сохранить втайне от русских наши открытия...». Кстати, именно с подачи Гровса подряд на строительство завода по производству атомного оружия получила компания E.I. du Pont de Nemours & C°, до этого совместно с Union Carbide & Carbon Corporation (после слияния Dow Chemical Company) являвшейся подрядчиком по наработке необходимого количества урана, в 1943 году к урановой проблеме подключилась Monsanto Chemical C°, эксплуатацию завода поручили фирме Eastman Kodak. Все эти корпорации через швейцарский офис структурно входили в Farbenindustrie I.G., так что, говоря «наши открытия ...», заместитель начальника инженерных войск по строительству Гровс не сильно лукавил душой. В 1944 году британские ВВС уничтожили предприятие Degussa, на котором производилась очистка урана, в следующем году по распоряжению Гровса 612 летающих крепостей обрушили на поставлявший урановый металл завод Auergesellschaft, с зубной пастой которого экспериментировал Джеймс Чедвик, 1506 тонн фугасных и 178 тонн зажигательных бомб, стерев его с лица земли.

Логику, так называемых «союзников» можно понять: пока Гитлер оплачивал грабежом восточных территорий поставки необходимых ему для захвата новых территорий материалов, игра шла своим чередом. Но вопрос в том, как он себя поведёт, если «пять минут пополуночи» достанет из рукава «взрывчатку размером со спичечный коробок». Кроме того, Красная Армия движется такими темпами, что придёт в Берлин на готовое до наступления «пяти минут пополуночи», а это влечёт за собой пересдачу карт Второй Мировой и поэтому все действия союзников после августа 1943 года это битва за наследие Третьего Рейха и место банкующего.

С момента основания S-1 Uranium Committee Гровс принимал участие в его заседаниях со стороны военных, после очередного заседания в 1942 году строитель циклотронов Эрнест Лоуренс и его друг и коллега Роберт Оппенгеймер повезли сотрудников комитета и военных в знаменитую Богемскую рощу (Bohemian Grove), в тени деревьев которой и был окончательно сформирован не менее знаменитый «манхэттенский проект» - Manhetten Engeniering District (Нью-Йорк), под командованием полковника Джеймса М. Маршалла, научным руководителем которого стал Роберт Оппенгеймер, а общее руководство осуществлял Лесли Гровс.

Государственный департамент США о проекте атомной бомбы будет извещён только в феврале 1945 года в канун Ялтинской конференции и то только «в силу некоторых обстоятельств». Кроме того, когда для технологических линий завода Y-серии (атомный проект) потребовалось десять тонн серебра, полковник Маршалл встретился со вторым секретарём казначейства США Д. Беллом и договорился, что позаимствует их в хранилище Вест-Пойнта, а работники «серебряного Форт-Нокса», не только оставят это втайне, но даже не отразят на балансе. Такое свидетельство того, что «государственные органы США» являются лишь ширмой, за которой реализуются частные интересы узкой группы лиц, откровенно описано в мемуарах непосредственного участника событий Лесли Гровса. В ноябре 1944 года Объединенный комитет начальников штабов США организовал Комитет промышленно-технической разведки с задачей “поиска в Германии технологий, полезных для послевоенной американской экономики”, только в один подкомитет входили 380 специалистов, представляющие интересы семнадцати американских компаний.

В рамках проекта Ванневар Буш и Лесли Гровс станут вдохновителями операции, которую Гровс назовёт своей фамилией в греческом переводе "Рощи" - Alsos. В состав комиссии вошёл член Национальной Академии Наук США, физик Сэмюэль Гоудсмит, с задачей собрать информацию по крайней мере о десяти научных программах, развиваемых в Германии. Представительские функции в странах Европы выполнял майор Р. Фурман.

Однако самым примечательным участником миссии был Борис Теодор Паш (Boris Theodore Pash) или Борис Фёдорович Пашковский, сын православного священника и секретаря миссии РПЦ в Сан-Франциско в эмигрантских кругах заработавший себе прозвище «Вий». Его первой операцией было участие в депортации японского населения в американские концентрационные лагеря. Операция Alsos была настолько секретна, что в управлении военной разведки в дела миссии посвятили только полковника Чарльза Николаса, в штабе Эйзенхауэра о её существовании знал также только один офицер, а на конечном этапе операцией руководил шеф органов безопасности всего проекта по созданию атомного оружия Project Y полковник Лансдейл.

Если в первой части операции в Италии команда Паша состояла из четырёх переводчиков, четырёх сотрудников контрразведки и четырех научных сотрудников, то размах охоты за немецким ядерным потенциалом показывает состав группы в 480 человек и 24 учёных. В первую очередь они пытались отыскать лаборатории по обогащению урана по пробам воды. Один из сотрудников миссии Роберт Блейк в шутку выслал бутылку вина с просьбой оценить и его, получив ответную секретную радиограмму: «Вода отрицательна. Вино обнаруживает активность. Посылайте еще». Сотрудники миссии решили, что их юмор оценён, после чего майор Фишер так увлекся коллекционированием и пересылкой «образцов» вина, что был принят местными французами за американского винодела. До начала операции полковник Паш находился в Лондоне, ожидая высадки союзных войск, под прикрытием которых должна была работать его миссия.

"Чтобы обеспечить наши интересы, я вынужден был пойти на довольно рискованное мероприятие, которое впоследствии стало известным под названием "операция "Убежище". По этому плану американские части должны были продвинуться в интересующий нас район, овладеть им и удерживать его до тех пор, пока нужные люди будут захвачены и допрошены, письменные материалы разысканы, а оборудование уничтожено."

Лесли Гровс «Теперь об этом можно рассказать. История Манхэттенского проекта», 1964 г.

6 мая 1945 года Дёниц отдал приказ немецким войскам не оказывать сопротивления двигающимся к Праге американским подразделениям. В этот же день 3-я американская армия Джорджа Паттона, игнорируя подписанные между СССР и находящимся в изгнании чешским правительством договорённости, а также достигнутые союзниками в ходе Ялтинской конференции соглашения о зонах влияния, пересекли чешскую границу. Американцы удерживали заводы Skoda до появления частей Красной Армии. Именно на территории завода Skoda располагался Специальный штаб Каммлера (Sonderstab Kammler), откуда осуществлялось руководство всеми высокотехнологичными разработками Третьего рейха.

Когда советские войска заняли расположенный в советской зоне оккупации научно-исследовательский центр в Нордхаузене, выяснилось, что оборудование и сотни ракет «А-4»(«V-2») уже вывезены американцами. Справедливости ради надо заметить, что такое же отношение было к договорённостям с английскими «союзниками», несмотря на то, что Управления Специальных Операций (УСС) Великобритании и США действовали совместно, координируясь штабной секцией G-3, под командованием генерал-майора Буль, позднее переименованную в Штаб специальных войск (ШСВ).

«30-й штурмовой отряд, сотрудники организации Моnuments Men, участники проекта TICOM и операции «Алсос» — все они двигались в авангарде каждой армии Западных союзников в поисках немецких военных технологий, награбленного нацистами имущества и спрятанных сокровищ. Работа их была настолько закрытой, что лишь сегодня подвиги этих людей становятся известными из документов, многие годы хранившихся под грифом секретности».

С. Данстен, Д. Уильямс «Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера»

У англичан поисками технологий занимались “Т-войска”, в частности помощник директора секретной службы ВМФ, адмирала Д. Годфри Ян Флеминг, автор детективов о Джеймсе Бонде, присутствовавший на суде по делу Metropolitan-Vickers в качестве журналиста. Его «Особое инженер­ное подразделение Бригады специального назначения» входило в Управление совместных морских операций адмирала лорда Лу­иса Маунтбеттена, впоследствии его переименовали в «30-й разведывательный отряд» по номеру кабинета в здании Ад­миралтейства на улице Уайтхолл в Лондоне, который занимала легендарная секретарша Флеминга мисс Маргарет Пристли, пре­подаватель истории в Университете Лидса и прообраз мисс Манипенни в романах о Джеймсе Бонде.

С Яном Флеменгом сотрудничал член специальной структуры, созданных в 1943 году французских тайных вооруженных сил (FFC), под названием «Марко Поло – Промонтуар» - Жак Бержье. Настоящее имя этого уроженца Одессы было Яков Михайлович Бергер, с 1936 года он ассистировал физику Андре Хельбронеру в исследованиях торможения электронов в тяжелой воде. В ноябре 1943 года Бержье был арестован и оказался в Маутхаузене, после окончания войны продолжил поиски немецких ядерных технологий в специальной службе Direction générale des études et recherches. После войны Бержье напишет: «Нам было известно, что в Германии упорно велись работы над расщеплением ядра. Сейчас можно сказать прямо, что союзники недооценивали значение этих работ. Секретные обзоры – в частности, обзор профессора Гаудсмита – страдали неполнотой и каким-то блаженным оптимизмом. В области атомных исследований немцы продвинулись гораздо дальше, чем принято думать».

«По мере того, как союзнические армии всё глубже проникали на территорию германского фатерлянда, группы учёных и специалистов отправлялись рыскать по Райху, выискивая немецкие патенты, секретные оружейные разработки, и, прежде всего, выясняя, в каком состоянии находится немецкий проект атомной бомбы».

Джозеф П. Фаррел «Райх Чёрного Солнца»

Если бы не жертвенный героизм Бориса Пашковского не было бы ни Хиросимы, ни Нагасаки. 16 кубиков радия из немецкой лаборатории города Вайда, находящегося всего в 10 км от стремительно приближающегося восточного фронта «атомный шпион» вывез на своём «виллисе» в обычной сумке, отчего получил радиоактивный ожог бедра.

Подобная самоотверженность продиктована отчаянной ситуацией с американским Project Y: «Основной темой была проблема обеспеченности проекта урановой рудой. По мере обсуждения выяснилась весьма неблагоприятная ситуация» - вспоминал руководитель программы Л. Гровс. Когда в 1944 году Рузвельт и Черчилль договорились применить бомбу против Японии, наполнять её было нечем, на совещании в октябре 1942 года определили, что для бомбы необходимо от 4 до 40 килограмм плутония. Такая неопределённость поставила Гровса в положение «повара, которому приказано обслужить неизвестное количество гостей: или 10, или 1000» и совершенно не позволяла определить масштабы строительства необходимых промышленных установок, немецкие же учёные определили пределы потребности в границах от 10 до 100 кг уже в начале 1940 года. Кроме того американские ученые всё еще не могут точно определиться с методом разделения изотопов, а менеджмент DuPont сразу сослался на то, что они химики, а не физики и пока тоже не знают как теоретические наработки воплотить в технологические линии.

В Германии же с начала 1940 года параллельно разрабатывалось несколько методов обогащения урана: масс-спектрометрический метод, метод изотопного шлюзования, метод ультрацетрифугирования. В ноябре 1943 года была закончена первая очередь Клинтонского инженерного завода Y-12 в Ок-Ридже, который оставался единственным производящим предприятием вплоть до 1946 года. По свидетельству руководителя проекта Лесли Гровса к концу 1943 года американцами было наработано 2 миллиграмма (!) плутония, чуть больше в 1944-ом, «получить слегка обогащенный уран к 1января 1945 г. не удалось», тем временем в Германии, согласно показаниям данным советской разведке Николаусом Рилем, к концу войны было произведено 20 тонн «чистых препаратов урана». В Германии циклотрон оружейного предприятия Anschütz были пущены в серию. Согласно докладной записки начальника 4-го спецотдела НКВД СССР В. А. Кравченко от 12 ноября 1945 года «в Германии было около 10 тонн металлического урана при сырьевом запасе в 1944 году около 500 тонн чистой окиси урана, около 2 тонн тяжелой воды из Норвегии».

9 сентября 1944 года группа Alsos в составе Гоудсмита и Калверта прибыли в столицу Бельгии, получив доступ к данным бельгийской копании Union Miniere du Haut-Katanga. Урановая руда Union Miniere de Haut Katanga из района об обязательном контроле над которым в своём письме упоминал фон Корcвант была обнаружена в 1922 году и являлась для Гровса «единственной надеждой», в первую очередь, потому что содержала 65 процентов чистой окиси урана, тогда как сырьё из Канады и Южно-Африканского Союза (в настоящее время ЮАР), контролируемое Великобританией, лишь десятые и сотые доли процента. С 1928 года добычу из района Катанга как и 70% всего хозяйства Конго контролировал конгломерат Societe Generale de Belgique, его глава Эдгар Сенжье, видимо не дожидаясь применения расовых законов, уехал из Бельгии в США в 1940 году, а уран послужил материалом для немецкого проекта Projekt U и американского Project Y.

По документам с 1940 года Union Miniere du Haut-Katanga обслуживала резко возросшие заказы урана от немецких фирм, изучая которые Гоудсмит и Калверт установили, что в 1940 году 60 тонн соединений урана приобрела Auergesellschaft и некоторое количество ушло через год немецкой компании Degussa. Кроме того, документы зафиксировали необычно крупную поставку урана немецкой компании «Рогес» в июне 1942 года. Около 115 тонн очищенного и частично очищенного уранового сырья, а также 610 тонн неочищенного сырья, 17 тонн урановых сплавов и 110 тонн отбракованного материала были закуплены Германией в 1943 году. Затем в том же году в Германию было отправлено еще 140 тонн очищенных урановых материалов. Это сырьё в разной степени готовности собирал Борис Пашковский.

В своих мемуарах Гровс сетует, что 40 тонн найти так и не удалось. 19 мая в Портсмуте (Portsmouth), штат Нью-Гемпшир капитулировала подводная лодка “U-234” из норвежского Кристиансанда (Kristiansand) с 560 кг уже обогащенного урана на борту, другой лодкой была “U-401” из немецкой военно-морской базой Вильгельмсхафен также с грузом окиси урана. Он должен был быть доставлен в Японию, и узнав о намерении капитана Хаазе сдаться, четыре японских офицера, находившихся на борту лодки покончили жизнь самоубийством. 15 октября 1945 года официально прекратила свою работу миссия Alsos и Гоудсмит объявит, что «немецкие исследователи постоянно делали серьёзные научные ошибки, были высокомерны и самодовольны и усердно служили гитлеровскому режиму», на само деле есть все основания предположить, что

"Они сбежали с награбленными богатствами Европы, ракетными науками и еще более экзотическими технологиями, некоторые из которых были настолько передовыми, что они до сих пор остаются засекреченными в папках правительства США"

Джим Маррс (Jim Marrs) "Восход Четвертого рейха" (The rise of fourth Reich)

Таким образом, успев построить лишь одну очередь завода в Ок-Ридже, который к 1945 году изготовил ничтожное количество необходимого урана, американская закулиса умышленно выжидала, когда советские войска выбьют дух, из ставшего опасным для них протеже Гитлера, чтобы воспользоваться выкраденными технологиями быстро скончавшегося «тысячелетнего рейха» для установления собственного мирового господства. А чтобы скрыть воровство от СССР, еще формально считавшегося союзником, Гейзенберг был вынужден рассказывать, что немецкие ученые во всём ошиблись и ничего не добились.

Также:

Часть I. «Полезный нацист»

Часть II. Клуб Урана

Часть III. Старт проектов

Часть IY. «Тяжёлые воды» Вислы

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x