Сообщество «Экономика» 07:57 12 мая 2021

Нажмём на газ

Об украинском транзите и не только
1

Украинский газовый транзит, который был важным фактором европейских политики и экономики на протяжении последних четырёх десятилетий, уходит в прошлое. Такой неутешительный для Украины вывод можно сделать исходя из простого факта: проведённый в апреле Киевом аукцион по продаже своих простаивающих на фоне повышенного спроса в Европе транзитных мощностей (сейчас «незалежная» ГТС работает всего на четверть своей мощности) завершился полным провалом.

Российский "Газпром", который выступал, по сути, единственным возможным покупателем этих дополнительных транзитных объёмов, просто проигнорировал украинский аукцион. Причём — в ситуации, когда украинские мощности были объективно востребованы: ведь за прошедшую зиму 2020/2021 гг. Европа израсходовала рекордные запасы газа и начала сезон закачки российского «голубого топлива» в подземные хранилища с опозданием на месяц.

Такое нежелание "Газпрома" давать Украине что-либо сверх положенных ей по транзитному контракту объёмов наглядно проявилось ещё в 2020 году. Напомним, в конце 2019 года Киев буквально в последний момент «продавил» подписание пятилетнего транзитного контракта, который предполагал, что "Газпром" будет обязан в 2020 году гарантированно прокачать через Украину 65 млрд м³ природного газа, а в 2021—24 гг. — ещё по 40 млрд м³ ежегодно.

Тогда в украинском информационном пространстве пятилетний газовый контракт преподносился чуть ли не как «окончательная перемога» над Россией, а менеджеры украинского "Нафтогаза" привычно выписали сами себе многомиллионные премии. Однако уже в то время практически все эксперты предупреждали, что Украина сама себя загнала в угол: "Газпром" окончательно поставил крест на украинском транзите, решив использовать навязанные ему пять лет обязательств в качестве отсрочки для подготовки к полному переводу поставок газа за пределы украинской территории.

Стоит учесть, что тому были объективные предпосылки: перекачка газа в Европу через газопровод "Северный поток" (СП—1), конкурирующий с украинским транзитом, идёт по более короткому пути. Да и ставка там на 20% ниже по сравнению с неуёмными «хотелками» Киева, ещё и отягощёнными кабальными условиями «качай или плати». В итоге транспортировка газа по "СП—1" обходится российскому газовому монополисту почти вдвое дешевле, нежели транзит через Украину. Кроме того, "Газпром" владеет 51% акций оператора этого газопровода, компании Nord Stream AG, так что половину денег за транзит по этому маршруту он фактически «платит сам себе».

При транзите «голубого топлива» через газопровод "Ямал", проходящий по территории Белоруссии и Польши, складывается похожая ситуация: его тарифы примерно в три раза ниже, чем у «незалежного» маршрута. Причём "Газпром" является единственным владельцем белорусского участка газопровода, а польский участок принадлежит совместному предприятию "Газпрома" и польской компании PGNiG, так что картина с «перекладыванием расходов по карманам одного пальто» справедлива и для "Ямала".

Первый год транзита по новому украинскому контракту уже де-факто изменил газовую карту Европы: через Украину прошло всего лишь 55,8 млрд м³ газа, на 9,2 млрд м³ меньше минимального контрактного объёма по условию «качай или плати». То, что такое вроде бы убыточное решение "Газпрома" было сознательным шагом, не вызывает сомнения. Ведь в том же году газопроводы "СП—1" и "Ямал" почти постоянно работали выше своей номинальной мощности — украинский транзит просто перебросили туда.

Это создаёт новую газовую реальность, в которой украинский транзит просто медленно умирает, а Россия всё активнее использует альтернативные пути доставки «голубого золота» европейским потребителям.

В 2021 году практика игнорирования Россией транзитных возможностей Украины, которые почти в четыре раза превышали контрактный объём в 40 млрд м³ в год, продолжилась. Уже в апреле "Газпром" объявил, что из объёмов транзита через Украину выпадают поставки в адрес Сербии и Румынии — теперь их будет обслуживать уже стартовавший "Турецкий поток". Учитывая это, «наступление на Киев» пошло и с юга — теперь в зависимости от украинского транзита осталось фактически лишь несколько стран: Молдавия и Словакия — полностью, а Венгрия, Чехия и Австрия — частично. Причём уже в ближайшее время этот список зависимых от Украины стран сократится до одной-единственной Молдавии, так как остальные европейские страны достроят необходимые им газовые перемычки от инфраструктуры "СП—1", "Ямала" и "Турецкого потока".

Этот процесс уже явно идёт в строго противоположном направлении от политических заявлений в поддержку Киева: на словах европейцы по-прежнему ругают Россию и "Газпром", а на деле ударными темпами достраивают газовую инфраструктуру, которая делает украинский транзит для них или несущественным, или же и вовсе ненужным. Вот такое «газовое двоемыслие»: все понимают, что уже с 2025 года Россия вправе отказаться от украинского транзита — частично или даже полностью. После чего сидеть без надёжных поставок российского газа в Европе не хочется никому.

Такой альянс российского "Газпрома" и его европейских контрагентов явно оставляет Киеву всё меньше пространства для манёвра, несмотря на всемерную поддержку Украины со стороны США и показательно-антироссийскую риторику таких политических структур ЕС, как Европарламент. Наглядной иллюстрацией этой ситуации стала стартовавшая на днях закачка российского «голубого золота» в европейские газохранилища.

Дело в том, что в отопительном сезоне 2020/2021 года страны ЕС израсходовали рекордные 76 млрд м³ российского газа, что значительно выше средних значений за прошлые годы. Из-за холодной погоды, которая покинула Европу только две недели назад, полноценный сезон закачки в европейские хранилища начался с опозданием почти на месяц — в конце апреля. Причём Украину тут опять оставили «с носом»: «Газпром» предупредил, что сезон закачки будет предельно жёстким, а закачивать будут в первую очередь в хранилища газа в Западной и Восточной Европе, а в украинские хранилища — в последний момент, по остаточному принципу.

Однако на этом беды Киева явно не закончатся. Главным «тазиком с медленно застывающим цементом» на ногах Украины становится газопровод "Северный поток-2" (СП—2). Его проектная мощность в 55 млрд м³ позволяет полностью обнулить украинский транзит, причём уже без каких-либо последствий для Европы. После запуска нового российского газопровода через Балтику даже остающиеся сейчас 40 млрд м³ украинского транзита быстро станут лишь «историческим артефактом», который будет доживать положенные ему контрактные сроки.

Понимая это, покровители Украины всячески пытаются затормозить постройку "СП—2" — или хотя бы отсрочить его запуск на несколько месяцев. Надежд на полную заморозку проекта уже никто не питает: за прошедший год Россия буквально «с нуля» создала нужные компетенции по прокладке подводных газопроводов, после того как под санкциями США из проекта "СП—2" вышли все иностранные компании по укладке труб. В итоге никаких рычагов влияния на строителей "СП—2" у Вашингтона не осталось — практически все эти компании или тесно завязаны на Россию, или же и вовсе являются российскими юридическими лицами, против которых санкции США просто не работают.

Основная надежда противников "СП—2" в таком сюжете «волынить и мешать» состоит в том, что в Германии в сентябре 2021 года пройдут очередные выборы в парламент страны, на которых несомненным фаворитом пока смотрится Анналена Бербок, лидер немецкой Партии зелёных. Наиболее вероятным исходом будущих выборов выглядит «разделённый бундестаг», в котором ни «зелёные», ни правящая партия CDU (ХДС) уходящей Ангелы Меркель, ни левый блок во главе с партиями SPD (СДПГ) и die Linke (Левая партия) не будут иметь стойкого большинства. В итоге победитель парламентских выборов практически неизбежно столкнётся с задачей формирования коалиционного правительства, в котором «зелёные» присутствуют почти во всех вариантах.

Из предыдущего опыта видно, что у немецких «зелёных» очень проукраинские позиции — можно сказать, самые проукраинские за всё время существования независимой Украины и единой Германии. Схожие позиции и у левого блока немецких партий, которые на этой условной шкале «друзей Украины» находятся где-то посередине между «зелёными» и гораздо более пророссийской политикой CDU и Меркель, характерной для последних десятилетий.

Пока идёт борьба за голоса избирателей, Бербок уже несколько раз успела заявить, что "СП—2" нужно обнулить, а на Россию — всячески давить, причём не гнушаясь использовать «газовый шантаж» для решения таких спорных вопросов в российско-украинских отношениях, как Донбасс и Крым.

Однако при более внимательном взгляде на позиции немецких «зелёных» становится понятным, что реализовать свои антироссийские амбиции им будет крайне непросто. В частности, российские газопроводы являются важной и даже критически важной частью новой водородной стратегии ЕС, согласно которой Евросоюз должен постепенно заместить потребление природного газа на «зелёный» водород. Всячески поддержанная «зелёными» и являющаяся чуть ли не краеугольным камнем их предвыборной программы водородная энергетика должна позволить Германии безболезненно «пересесть» с каменного и бурого угля, нефти и атомной энергии на экологическое топливо — водород. Однако в этой энергетической «пересадке» есть известная проблема: промежуточный уклад подразумевает… увеличение потребления природного газа!

Всё дело в том, что беспроблемно «взять и построить» отдельную инфраструктуру по производству и транспортировке «зелёного» водорода нереально. Просто из-за неподъёмности и дороговизны создания таковой. Поэтому все планы перехода к «зелёному» будущему предполагают использование в качестве бесплатного подспорья существующих газопроводов для природного газа. Тогда нужный ЕС водород сможет «ехать по трубе» почти что бесплатно, «на плечах» у природного газа.

Однако такая схема предполагает сразу два неявных допущения, а именно то, что кто-то (например, Россия) закачает в трубу природный газ и кто-то (например, Россия) произведёт у себя на месте экологически чистый водород. Подставить в эту нехитрую схему вместо России Украину не получается никак: достаточного количества своего природного газа у Киева элементарно нет, да и с производством водорода в «незалежной» как-то сразу не заладилось. Дело в том, что на простое предложение ЕС к Киеву поставить у него водородные электролизёры он ответил столь же простым мычанием: «Дайте на это денег. А ещё лучше — много денег и без гарантий возврата». После чего энтузиазм еврочиновников в вопросе «водородных перспектив» Украины очень резко пошёл на спад и в настоящее время находится около нуля.

Так что гипотетическому правительству во главе с «зелёной» Анналеной Бербок сразу же по приходу к власти придётся волей-неволей как-то договариваться с Россией. Ведь к концу 2022 года должна закрыться последняя немецкая АЭС, а к 2030 году «зелёными» задекларирован полный отказ Германии от бурого угля в энергетике. Так что проблема «русского природного газа», а точнее — его доступности, может стать той самой соломинкой, которая или спасёт утопающего, или же, напротив, сломает спину немецкому «зелёному» верблюду, у которого и без «обнуления» газопровода "СП—2" намечается немало проблем, которые надо срочно решать в экономике бундесреспублики.

Конец 2021 года в газовом вопросе конец 2021 года обещает быть предельно жарким — и можно лишь пожелать нашим переговорщикам стойкости в будущих встречах с новыми немецкими лидерами. У России есть козыри в переговорном процессе — и их надо не стесняться использовать в полной мере. Ну, а после этого, уже через три с половиной года, Киев вынужден будет на равных включаться в борьбу за российский газовый транзит. Исключительно на условиях России — и уже без привычных в прошлом шантажа, угроз и оскорблений.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
13 мая 2021 в 23:36

А торг был бы уместен. Россия могла бы оказаться от обоих северных потоков (или хотя бы одного из них) в пользу украинской ГТС. Плюсы такого решения:

1. Сбережение невозобновляемого природного ресурса, запасы которого в России просматриваются пока не более чем на сто лет.

2. Улучшение отношений с США, которые получили бы возможность беспрепятственно экспортировать в Европу свой сланцевый газ.

3. В обмен на стабильную долголетнюю загрузку украинской ГТС плюс выплату МВФ украинских долгов Россия может требовать политических уступок от Украины. Или ее нейтрального внешнеполитического статуса с федеративным устройством государства и реальным двуязычием, или мирного раздела на 2-3 новых государства (прежде всего русскоязычного на юго-востоке).

1.0x