Сообщество «Китай-Го (中国)» 15:12 15 октября 2021

На германо-китайской границе

Новый расклад после выборов в Бундестаг
1

В Германии 26 сентября прошли выборы. Заранее было известно, что канцлер Ангела Меркель оставит свой пост. Весь мир наблюдает за развитием ситуации и гадает, что будет после «эпохи Меркель». Китайских политиков, дипломатов и экспертов тоже очень волнует этот вопрос.

Германия уже много лет является ключевым экономическим партнёром Китая в ЕС. В 2020 году общий объём торговли между Китаем и Германией составил 212,1 млрд евро, увеличившись на 3,0% по сравнению с 2019 годом. Импорт Германии из Китая вырос до 116,3 млрд евро (рост – 5,6%), а экспорт Германии в Китай уменьшился на 0,1% до 95,9 млрд евро.

При этом немецкие предприниматели отмечают, что в последнее время Китай становится для них не только партнёром, но и конкурентом. Согласно отчёту Германской ассоциации производителей машин и оборудования, экспорт этой продукции китайского производства в 2020 году составил 165 млрд евро, впервые обогнав Германию и заняв первое место в мире. Германия заняла второе место с объёмом экспорта в 162 млрд евро. По прогнозам Федерального агентства Германии по внешней торговле и инвестициям, в 2021 году Китай усилит свои лидирующие позиции в экспорте машин и оборудования до 447 млрд долл., после чего Германия потеряет своё лидерство на долгие годы.

Экономические успехи в двустороннем сотрудничестве периодически омрачаются политическими разногласиями. Германия идёт в фарватере внешней политики Евросоюза, где основной тон задают проамериканские силы, зачастую ставящие свои политические интересы выше экономической выгоды.

Например, 24 сентября представитель Федерального управления информационной безопасности Германии (Bundesamt für Sicherheit in der Informationstechnik, BSI) подтвердил, что Германия начала расследование в отношении некоторых моделей китайских мобильных телефонов, связанное с вопросами безопасности. 25 сентября издание Politico сообщило, что «это расследование было начато после получения заявлений из Литвы об уязвимостях безопасности в китайских мобильных телефонах, таких как Xiaomi». BSI получило аналитический отчёт Национального центра кибербезопасности (Nacionalinis kibernetinio saugumo centras, NKSC) Министерства обороны Литвы по трём моделям китайских смартфонов: модель Huawei P40 5G, модель Xiaomi 10T 5G и OnePlus 8T 5G. NKSC заявил, что флагманские телефоны Xiaomi, продаваемые в Европе, имеют «встроенную функцию обнаружения и проверки», которая может обнаруживать так называемые чувствительные слова, поэтому литовские власти рекомендуют не покупать телефоны китайского производства. Представитель BSI отметил, что в официальном списке закупок мобильных телефонов для германских правительственных учреждений нет мобильных телефонов китайских брендов, при этом выразил опасение, что немецкие госслужащие могут использовать для выполнения служебных обязанностей телефоны Xiaomi, приобретённые в частном порядке.

Китайцы, с одной стороны, не хотят осложнения отношений с ЕС и Германией, в частности, с другой стороны, они вполне самодостаточны и готовы брать паузы в отношениях, чтобы в будущем вернуться к диалогу.

Посол Китая в Германии У Кен 27 сентября заявил, что независимо от того, какую комбинацию примет новое правительство Германии, Китай надеется, что Германия сможет продолжить свою прагматичную политику сотрудничества в отношении Китая. В тот же день официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин также заявила, что китайская сторона готова сотрудничать с новым правительством Германии «для поддержания китайско-германских отношений, поддержания китайско-германского диалога и сотрудничества, продолжения содействия прагматическому сотрудничеству в духе взаимной выгоды и открытости и содействия стабильности отношений между двумя странами в соответствии с принципами взаимного уважения, поиска точек соприкосновения при сохранении различий».

Немцев тоже интересует «китайская тематика»: Китай был упомянут в предвыборных платформах почти всех основных политических партий Германии, что является беспрецедентным.

Победу в выборах одержала Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) с 25,7% голосов. «Китайская» часть её программы является относительно короткой. СДПГ отмечает, что «роль Китая в мире возрастает день ото дня», а также то, что без Китая «трудно представить возможность решить глобальные экономические, экологические, социальные и политические проблемы нашего времени». В то же время в программе признаётся наличие конфликта с Китаем в плане «интересов и ценностей» и выражается «серьёзная озабоченность» по поводу Синьцзяна, Тайваня и Гонконга.

Блок ХДС/ХСС (Христианско-демократический союз в Германии / Христианско-социальный союз в Баварии) Ангелы Меркель, получивший на выборах 24,1% голосов, отмечал, что Китай «любой ценой формирует и изменяет международный порядок в соответствии со своим видением и выдвигает мощные требования», Китай «влияет на другие страны посредством инвестиций в технологии и инфраструктуру, вызывая геополитическую зависимость». ХДС/ХСС предложил в своей платформе два метода реагирования на поведение Китая на мировой арене. Первый: при необходимости объединяться с союзниками и друзьями, чтобы совместно противостоять Китаю. Второй: сотрудничать с Китаем «когда это возможно» на основе «честной конкуренции и соблюдения принципа взаимности». Про Китай также было сказано следующее: «Самая большая проблема внешней политики и политики безопасности сегодня исходит от Китайской Народной Республики. Это одновременно конкурент, партнёр и институциональный противник». Очевидно, что позиция ХДС/ХСС на самом деле является продолжением курса американского Госдепа.

К слову, если посмотреть на деятельность Меркель по отношению к Китаю, то складывается впечатление, что за годы пребывания на посту канцлера она пыталась усидеть на двух стульях, с одной стороны, предпринимая по указке из Вашингтона антикитайские шаги (помимо различных резких заявлений, например, в 2005 и 2007 годах встречалась с Далай-ламой, вызвав негодование Пекина; в 2008 году она отказалась участвовать в церемонии открытия Олимпийских игр в Пекине, заявив, что «у канцлера Германии нет традиции выезжать за границу для участия в церемонии открытия Олимпийских игр»), а, с другой стороны, укрепляя экономическое сотрудничество (за 16 лет своего пребывания у власти она 12 раз посещала Китай, всегда с огромной делегацией, каждый её визит был очень плодотворным). Ввиду того, что Меркель приложила много усилий для наращивания экономических связей с Китаем и добилась в этом успеха, в глазах китайцев она принесла пользу китайской экономике, поэтому в Китае ей дали милое прозвище «тётя Мо».

"Союз-90 / Зелёные" получили 14,8% голосов. В своей программе они заявили: «Мы привержены развитию хороших отношений в многополярном мире». В главе, посвящённой международной политике, раздел «Китай» стоит после «Европейских соседей» и «Соединённых Штатов», но зато перед «Россией», «Турцией», «Израилем и Палестиной» и «Африкой».

"Зелёные" также определяют Китай как «конкурента, партнёра и институционального противника», но подчёркивают, что «сотрудничество с Китаем не должно осуществляться за счёт третьих стран или прав человека и гражданских прав», и обвиняют Китай в «нарушениях прав человека». Однако они выступают за политику одного Китая, подчёркивая при этом, что воссоединение Китая «не может идти против воли тайваньского народа».

Свободная демократическая партия (СвДП), получившая 11,5% голосов, известна своим деловым и прагматичным подходом. В её программе рассматривается ряд внешнеполитических тем (например, НАТО, Россия, Беларусь, Ближний Восток, Трансатлантическое партнёрство и т. д.), каждой из них посвящён один абзац. И только «китайской повестке» уделено три раздела. Казалось бы, такое внимание должно радовать, но на самом деле к этой партии у китайцев больше всего претензий. Разделы обозначены следующим образом: 1) Прояснение отношений ЕС — Китай, 2) Поддержка демократического Тайваня, 3) Поддержка Гонконга в борьбе за свободы и права.

Прежнее руководство этой партии неуклонно придерживалось принципа одного Китая. Один из прежних председателей партии, будучи в течение 18 лет министром иностранных дел Германии, ныне покойный Ганс-Дитрих Геншер однажды подчеркнул, что Федеративная Республика Германия всегда поддерживала принцип одного Китая так же, как Китай всегда понимал, что Германия хочет воссоединиться. Нынешнее руководство в лице Кристиана Линднера отклонилось от этого курса, объявив долгосрочной целью партии помочь двум сторонам Тайваньского пролива «достичь соглашения о содействии тайваньскому народу, чтобы он мог свободно решать своё политическое будущее посредством мирного диалога».

Китайцы считают проблемы Гонконга, Тайваня, Синьзяна и Тибета своими внутренними делами, называя подобное поведение «демократическим интервенционизмом», то есть вмешательством во внутренние дела других государств под предлогом защиты демократических ценностей.

В 2019 году в Гонконге начались протесты против законопроекта об экстрадиции, за которыми по утверждению китайских властей стояли западные спецслужбы. Протестующие ворвались в здание местного законодательного совета и устроили там погром. В это время лидер Свободной демократической партии Германии Линднер находился в Гонконге по случаю открытия там представительства идейно близкого к этой партии Фонда Фридриха Науманна. Пользуясь случаем, Линднер встретился с лидерами гонконгской оппозиции, продемонстрировав им таким образом поддержку «цивилизованного мира».

В связи с этим многих китайцев (особенно дипломатов, высокопоставленных чиновников и экспертов по международным отношениям) очень волнует один вопрос. В сентябре 2020 года около 30 тысяч немцев вышли на улицы Берлина протестовать против ковидных ограничений, около трёх сотен из них попытались штурмовать Рейхстаг. Вопрос китайской стороны звучит так: а как отреагировал бы «цивилизованный мир», в том числе руководство Свободной демократической партии Германии, если бы представители Коммунистической партии Китая прилетели в Берлин и провели встречу с этими тремя сотнями отчаянных, попытавшихся прорваться в Рейхстаг, и стали подбадривать их? Другой интересный вариант – сделать то же, но со сторонниками Трампа, которые проникли в Капитолий в январе этого года.

Далее по результатам выборов идёт "Альтернатива для Германии" с 10,3% голосов. Это националистическая правая популистская партия, известная своей оппозицией Европейскому Союзу и иммиграции, поэтому, казалось бы, китайцам (да, возможно, и нам) ждать от неё ничего хорошего не приходится. Однако в своей предвыборной программе она воздержалась от недружественных заявлений в отношении Китая, отметив его растущее значение, и выразив мнение, что китайская инициатива «Один пояс, один путь» является «проектом века», дав при этом рекомендации Германии «активно участвовать и предлагать инициативу, направленную с запада на восток, в дополнение к «Шёлковому пути» Китая с востока на запад, особенно в плане межрегиональных инфраструктурных проектов». В то же время партия выступает за то, чтобы сотрудничество с Китаем основывалось на «равенстве и справедливости», и выступает против продажи китайским компаниям немецких и европейских технологий.

Далее идут "Левые" (4,9%), они не преодолели барьер в 5%, но проходят в парламент, так как получили три прямых мандата в избирательных округах Берлина и Лейпцига. Эта партия не уделила Китаю особого внимания, не стала рассматривать его отдельно в контексте своей предвыборной концепции. Партия выступает за мирное разоружение, запрет экспорта оружия, за мир, свободный от ядерного оружия, и социально и экологически справедливую мировую экономику.

Исходя из вышеизложенного можно сделать несколько выводов.

Так как после Второй мировой войны в Германии никогда не было однопартийного правления, а всегда был многопартийный коалиционный кабинет министров, то многие идеи, отражённые в предвыборных программах партий, найдут своё продолжение в постмеркелевской эпохе. Очевидно, что все политические силы Германии намерены уделять серьёзное внимание отношениям с Китаем.

Германия пытается, с одной стороны, вести холодную риторику относительно Китая, поддерживая таким образом США, с другой стороны, у неё есть свои интересы и приоритеты, главным образом в экономической сфере, что не даёт ей испортить отношения с Китаем окончательно. Из этого можно сделать вывод, что Германия не примкнёт к формируемому американцами единому антикитайскому форуму безоговорочно, а будет колебаться.

Меркель за время своего пребывания у власти зарекомендовала себя как хладнокровного и практичного лидера. С 2005 года уровень безработицы в Германии снизился с 11% до 5%, за последние десять лет в Германии был стабильный профицит бюджета, а ВВП на душу населения увеличился более чем на 40%. После того как Меркель покинет политическую арену, Германия и ЕС потеряют сильного лидера, которого нелегко будет заменить, поэтому можно ожидать, что авторитет Германии в ЕС на некоторое время пошатнётся.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
16 октября 2021 в 10:05

Почему АдГ, оппозиционная ЕС и иммиграции кажется автору не сулящей ничего хорошего и нам и Китаю, понять весьма затруднительно. Основная масса ее сторонников базируется на бывшей ГДР, а там в ней тон задают бывшие наши, репатрианты из бывшего СССР, пропитанные русским духом, продемонстрировавшие способность оказать резкий отпор новым (меркелевского призыва) мигрантам. В отличие от коренных немцев, проявивших трусость и модную толерантность.
Может прояснит Батанов? И почему у него именно АдГ - популистская, и никто больше?

1.0x