Сообщество «Оборонное сознание» 00:10 26 января 2024

Мыши в блиндаже

Будь настороже!

Недавно в интернете появились видеоролики, на которые в России мало кто обратил внимание. И напрасно, поскольку в них показана проблема, вечная для большинства войн всех времён и народов, — нашествие грызунов (мышей и крыс) на блиндажи и окопы противоборствующих армий, без различия, "правые" или "виноватые".

Злоба дня

В украинских видеороликах запечатлены если не тысячи, то многие сотни мышей в блиндажах. Серым живым покрывалом они застилают всё пространство. Эта мышиная попона попискивает и играет серой волной на всей небольшой площади блиндажа. Украинский солдат, снимавший эту сцену, картинку почти не комментировал. Лишь сказал обречённо, что "они и нас скоро сожрут".

Один из украинских телеканалов даже посвятил мышиному нашествию целую программу минут на восемь. Наше телевидение проблему "не замечает", а может, и в самом деле о ней не знает.

Впрочем, с нашей стороны тоже появился один ролик (по крайней мере, я видел только один). На нём самоходная гаубица завелась и начала прогревать движок. И тут же с раскалившегося мотора через все щели начали сыпаться мыши — десятки и сотни грызунов. Позже они опять вернутся к остывшему, но ещё хранящему тепло движку, чтобы не околеть на морозе. Вот такая картина.

Бронетанковая хрестоматия

Это лишь на взгляд обывателя нашествие грызунов на воюющую армию — просто небольшая, хоть и омерзительная, бытовая неприятность. На самом деле это грозит непоправимым ущербом для боеспособности. Хрестоматийным стал пример времён Великой Отечественной войны, а точнее, зимнего периода Сталинградского сражения.

Хитрые немцы, ожидая контрудара Красной армии, держали в тылах ненадёжной 3-й румынской армии (командующий генерал Димитриеску) свою 22-ю танковую дивизию.

К слову, на вооружении этой дивизии находились чешские танки Praga. В общем, взять Сталинград пытался почти весь Евросоюз гитлеровского образца. Но тема фашистского интернационала всё же здесь побочная. Вернусь к главному.

Так вот, пытаясь обмануть нашу разведку, немцы спрятали танки в стогах сена и соломы. А это, как известно, любимые места обитания грызунов. Кроме того, методичные немцы периодически прогревали двигатели своих пражских бронемашин, чтобы не замёрзли смазка и масло. Да и сами грелись той лютой зимой. Но кроме них стали греться и наши русские мыши-полёвки. А ещё они распробовали "вкусную" электропроводку и вообще разные съедобные для них патрубки и изоляцию. Короче говоря, сожрали мыши все танковые "кишки". И когда поступила команда немецкой 22-й дивизии выдвигаться на выручку посы́павшейся 3-й румынской армии, которая не выдержала красноармейского удара, то половина чешских танков вообще не завелась, а затем половина от той половины, что поехала, сдохла на марше. В общем, не получился у евродивизии контрудар, и наши стали замыкать кольцо в рамках операции "Уран".

Будьте здоровы!

Несколько лет назад я был в Северной Корее, вернее, в КНДР (об этом уточнении в названии страны постоянно напоминали сопровождающие меня переводчики.) В программе пребывания значилось и посещение музея "Отечественной освободительной войны". Впечатление он произвёл грандиозное. Величественный комплекс. Там был даже американский разведывательный корабль, пленённый корейскими моряками. Штатовские вертолёты, бронемашины и пушки — само собой.

Я, старый солдат, побывавший на всяких войнах, был настолько впечатлён, что, если бы на выходе из музея находился пункт записи добровольцев на войну с США, я тут же записался бы и начал готовиться к бою.

Однако в рамках затронутой главной темы, конечно, невозможно забыть об экспозиции, посвящённой бактериологической (биологической) войне, которую американцы вели против КНДР.

Кроме мух и разных микроорганизмов особое место в музее занимали чучела мышей и крыс. Штатовцы заражали это мелкое зверьё всевозможными болезнями и запускали на территорию "красной" Кореи. И надо признать, что немало корейцев полегло в те годы (1950–1953) именно от хворей, принесённых американизированными грызунами.

Кстати, именно как переносчики жутких болезней мыши и крысы опасны по сию пору. Туляремия, лептоспироз, паратифы и, наконец, чума — традиционные хвори, которые распространяют грызуны. Так что, если в блиндаже они погрызли солдатский сухпай, обрезать надкусанное надо "с запасом" или кипятить (если это возможно).

Месяц назад я беседовал с бойцом (родом из Ульяновска), который ехал домой в отпуск после лечения в питерской Военно-медицинской академии — ему там из глаза осколок доставали. Обещали, что зрение со временем вернётся (дай то Бог!). Так вот, пользуясь случаем, спрашиваю у него:

— Мыши не замучили?

— Сухпай грызут, гады.

— Что делаете?

— Всю еду стали прятать в железные ящики (если у кого есть). А так — просто стали хранить в толстенных деревянных. Пока прогрызут — мы успеваем их шугануть.

— И всё?

— И всё. А что ещё тут сделаешь?

— А никто из ребят не заболел из-за грызунов?

— Да кто его знает… Так, простужаемся только.

Слава Богу, о "мышиных" болячках в зоне СВО пока не слышно (тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить). К тому же не дремлют и подчинённые знаменитого ныне генерал-лейтенанта Кириллова, который руководит Войсками радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) нашей армии. 4 января 2024 года на сайте Минобороны России опубликованы данные о работе специалистов Войск РХБЗ по предотвращению заболеваемости опасными хворями. Там такие данные, цитирую: "Проанализировано более 3,9 тыс. проб воды на наличие возбудителей холеры и брюшного тифа, более 400 проб почвы на наличие возбудителей сибирской язвы, бруцеллёза, мелиоидоза, более 200 проб биологического материала животных на наличие возбудителей сибирской язвы, бруцеллёза, мелиоидоза, туляремии". Слава Богу, пока ничего зловещего не обнаружено.

Тем не менее нам стоит помнить, что именно маленькие грызуны были родоначальниками гигантских эпидемий чумы и холеры во все эпохи. Лично я был поражён могучими памятниками жертвам пандемий — "чумными столбами" в центре Вены, в некоторых городах Чехии, Германии, ещё где-то в Европе (я её почти всю объездил). Эти "чумные столбы" — напоминание не только о прошлых бедах, но и о потенциальных.

Не зря земляк калининградцев, уроженец Кёнигсберга Эрнст Гофман написал сказку "Щелкунчик и Мышиный король". Он знал о страхе немцев перед грызунами, через каждые 3–5 лет приносивших в Восточную Пруссию чуму, а кроме того, уничтожавших более 20 процентов запасов продовольствия и в кладовых, и на полях. Его читатели в полной мере чувствовали эмоции гофмановских героев. Да и наш Пётр Ильич Чайковский тоже. Поэтому и написал свой гениальный балет, особенно популярный в дни новогодних праздников.

У нас в России таких "памятников" чуме нет. Во-первых, в отличие от утопавшей в грязи Европы, русские люди в банях мылись раза два в неделю как минимум. Во-вторых, холодный климат России не позволял грызунам плодиться так успешно, как в тёплой Европе. Поэтому и мора такого у нас не было (хотя случалось — поляки и другие еврокупцы привозили заразу).

Так получилось, что Калининградская область — единственный регион России, где чума была регулярной гостьей.

В деле — химики Красной Армии

Мой ныне покойный отец рассказывал, как боролись с нашествием крыс в их селе в Полтавской губернии. Было это во второй половине 1930-х годов.

Его отец (мой дед) Григорий Федорович Тютюнник был главбухом колхоза, то есть являлся одним из сельских активистов. И входил в число тех людей, которые обратились за помощью в одну из частей Красной Армии. А обратились они туда потому, что крысы угрожали уничтожить колхозную свиноферму. Они сжирали не только тот корм, который предназначался свиньям, но даже начали поедать маленьких поросят. Полчища крыс жили в саманных стенах (и под ними, в земле) ферм, и колхозники потеряли надежду одолеть эту серую орду.

Моему бате было лет десять, когда военные химики приехали в колхоз. Бойцы разбрелись по территории фермы и законопатили все крысиные норы, оставив лишь по одному входу на каждое здание. В эту дыру красноармейцы закачали какой-то газ. И тут же законопатили дыру. Офицер смотрел на часы. Спустя какое-то время он дал команду бойцам открыть несколько нор.

Батя рассказывал, что был потрясён развернувшимся на его глазах эпическим зрелищем: крысы выползали на воздух и тут же дохли, ползли и дохли. Почти непрерывным потоком.

Где-то в поле красноармейцы выкопали гигантскую яму. Туда и вывезли шесть телег (!) с горкой, нагруженных крысиными трупами. Чем-то сверху посыпали это погибшее прожорливое войско (видимо, хлоркой) и закопали.

С тех пор колхоз в селе Горишни Плавни стал выходить в передовые по производству мяса. Вот такая военизированная экономика осталась в моей памяти, в истории семьи и в истории борьбы с грызунами в советские годы.

Музыкальный фактор

Крысы, к слову, обычно не так просты, как те, что были в полтавском селе.

Любопытную историю рассказал мне знакомый офицер (мы с ним служили в афганском Шинданде). Его выписали из госпиталя долечиваться в полк. Мест для новых раненых не хватало. Осколки из его ног вынули, раны затягивались, дело шло к полному выздоровлению. Но ходил он ещё на костылях, поэтому от службы был освобождён.

А было это в ту пору, когда наши полки и батальоны переходили на житьё из палаток в фанерные домики-модули. Строились они без фундамента, на сваях, а значит, быстро. Вот в таком модуле и лежал мой приятель с книжкой в руках, пока его сослуживцы с душманами разбирались.

Однако заметил он однажды, что по утрам, когда на общеполковом разводе играл оркестр, из-под пола его модуля доносились какие-то негромкие странные звуки, ни на какие ранее слышанные не похожие. И так день за днём. В конце концов выздоравливающий на своих костылях выбрался наружу и заглянул в просвет между землёй и фанерным зданием. И обомлел. Под полом модуля почти в идеальной коробке (как тип построения личного состава) на задних лапках стояли несколько десятков крыс и, задрав мордочки, пели! Что-то своё, крысиное. Под звуки военного оркестра.

Сказать, что мой приятель обалдел, будет не совсем точным определением его состояния, но близким по смыслу.

Обсуждая потом с друзьями этот крысиный хор, мы сделали вывод, что, наверное, некие звуки духового оркестра магически влияют на крысиную психику. И не зря, видимо, так живуча легенда про дудочку, с помощью которой некий юноша в Европе избавил замок (город) от засилья крыс.

Как ни парадоксально, но, видимо, нашим учёным стоит поработать над изобретением, а затем и производством некоего компактного прибора, который наносил бы непоправимый ущерб крысино-мышиной (или хотя бы только крысиной) психике. Чтоб ни сухпай, ни изоляцию в танковых "кишках" не грызли, ни туляремию с лептоспирозом не распространяли.

А что? Не так уж сказочна "волшебная дудочка" из легенд, если иметь в виду крысиный хор в Шинданде. Просто за этим стоит некая биофизика. Например, человек слышит звуки частотой только до 20 кГц, а крыса — до 50 кГц. В два с половиной раза круче. Потому и существуют уже звуковые (волновые) отпугиватели грызунов. Думается, в окопах Новороссии и Донбасса они бы сгодились.

Естественный враг

В том же Афгане был со мной такой случай. Полетел я на транспортном Ан-12 в Кабул за бумагой для нашей дивизионной газеты. Добрался до склада технических средств воспитания (ТСВ), мотался по разным столоначальникам с бумагами (доверенности, накладные и т. п.), к концу дня вымотался и стал думать о ночлеге. Кабул для меня город чужой, ни души знакомой. Бог знает, где ночевать. И тут женщины складские мне говорят:

— Тебя, старлей, сейчас наш прапорщик будет к себе в гости звать на ночь. Мол, выпьем, закусим, и место спальное есть… Так ты ни в коем случае не иди! У него в келье змея живёт, кобра. Не дай бог, ещё ужалит, гадина. Мы к нему даже по делу днём не заходим. Говорят, он вечером пьяный домой придёт, а она на постели спит, в кольцо свернувшись. Он её — хлясь на пол! — смахнёт. Дескать, "чё тут, гадина, разлеглась?" Она, правда, потом всё равно к нему заползает — погреться. Ты лучше к бойцам в казарму иди спать…

И действительно, прапорщик, с которым я днём оформлял погрузку и доставку рулонов газетной бумаги на аэродром, стал приглашать меня на ужин и ночлег. Я отказывался и что-то мямлил в ответ.

— Ясно, — скрипнул зубами прапор. — Бабы наши про мою кобру наболтали?.. Ну и что? Зато у меня ни одной мышки, ни одной крысы нету и не будет.

Этот его вывод я запомнил, хотя прошло с тех пор лет сорок. Действительно, у грызунов немало естественных врагов, и среди них не последнее место занимают змеи. А есть ещё лисы, хорьки, ежи… Правда, они активны лишь после зимней спячки. А нашествие мышей в наших и украинских блиндажах да на тёплых двигателях боевых машин началось именно в холодную пору.

К тому же в зоне боевых действий два года никто не жнёт, не сеет. Зерна нет, полёвкам есть нечего. Вот и кидаются на солдатский сухпай.

Главный всепогодный враг грызунов — конечно, коты. Не зря их так привечают и берегут солдаты на фронте. Однако кот в среднем может за день (за ночь) "приговорить" лишь пять-семь мышей. Редко какой чемпион способен уничтожить десяток. Тем более что бойцы своих питомцев балуют — собственной едой подкармливают. А из сытого кота какой охотник? Зачастую просто ленивый баловень.

На украинском телевидении, препарируя проблему нашествия грызунов на линии боевого соприкосновения, тамошние ведущие и эксперты успокаивают зрителей и военную публику: мол, потерпите, с приходом весны проблема сама собой рассосётся.

А я думаю — вряд ли. Как говаривала моя бабушка: "Пока толстый усохнет, худой сдохнет". Давить мышей сапогами (чуть ли не гопака выплясывая), прятать сухпай в сейфы и ждать весны, пока змеи и ежи проснутся, — утомительное и безрадостное дело. Что-то нужно предпринять более энергичное и радикальное. Ну, хотя бы волонтёров попросить, чтобы мышиной отравы прислали. Или стенки блиндажей чем-то обтягивать, чтобы мыши не грызли.

Между прочим, в наших Вооружённых силах есть ветеринарная служба (о чём мало кто догадывается). Она, например, очень грамотно решила проблему создания в наших горных бригадах Южного военного округа вьючных взводов. Там служат лошади карачаевской и монгольской пород — незаменимые в горах. И они в полном порядке — не болеют, подкованы в буквальном смысле, миномёты и боеприпасы на себе таскают через перевалы…

Конечно, грызуны не лошади, с ними разговор другой. Но наверняка найдутся специалисты, которые способны решить проблему нашествия мышиных армий.

В конце концов, есть в структуре наших Вооружённых сил могучие войска радиационной, химической и биологической защиты, о чём упоминалось выше. Им по штату положено с зоологическим врагом бороться. Как, например, это было почти сто лет назад в приднепровском колхозе на глазах у моего отца, в ту пору подростка.

Кстати, если представить себе (и не только гипотетически), что атака грызунов организована американцами, то ситуация будет выглядеть иначе. Ведь они это уже проделывали в Корее в начале 1950-х. И тут даже не важно, что украинские солдаты от мышей страдают больше наших. Ведь биохимикам из США в равной степени наплевать на жизни и здоровье как русских, так и украинцев.

Отмечу, что в Южном военном округе давно и успешно действует так называемый противочумный отряд. Ни одной эпидемии они не допустили на юге страны. Так что бояться нам, по большому счёту, нечего.

В общем, специалистам из "департамента" генерала Кириллова, начальника Войск РХБЗ России, пора придумать что-то антикрысино-антимышиное. Впрочем, не исключено, что они уже придумали и скоро применят. Ведь многие военные дела делаются, как известно, втихую.

Cообщество
«Оборонное сознание»
2 июля 2024
Cообщество
«Оборонное сознание»
1.0x