Авторский блог Николай Коньков 14:10 18 апреля 2018

Между Сциллой и Харибдой

Красноярск готовится к рывку в будущее

Если попытаться охарактеризовать нынешний Красноярск, второй (между Новосибирском и Омском) по величине в ряду десятка зауральских наших мегаполисов, нанизанных, словно бусины, на железную нитку Транссиба там, где к ней привязаны голубые ленты текущих на север, в Арктику, сибирских рек, то ничего более подходящего, чем вот это, сакраментальное "город контрастов", не придумаешь. Особенно — для "человека со стороны". Похоже, здесь разные эпохи не сменяли одна другую, а просто "силовым образом" накладывались друг на друга: поэтому в "прорехе" современного жилого комплекса запросто может оказаться срубная изба из лиственницы, поставленная чуть ли не в столыпинские времена. А ультрамодный офис какой-нибудь "естественной монополии" в плотном окружении домов барачного типа выглядит, словно фантастичный космический корабль из очередного голливудского блокбастера-антиутопии, вернее — из пародии на неё работы рук Фёдора Бондарчука…

Красноярск живёт и растёт, на первый взгляд, словно тайга по берегам Енисея, — без какого-нибудь видимого плана, хаотично и стихийно. Но — живёт и растёт, этого не отнять. Даже не верится, что он с 2013 года — город-миллионник. Никаких пробок на дорогах, единицы пешеходов на тротуарах. Автопарк — процентов девяносто импортных машин "секонд-хенд", праворульных "японцев" — единицы. Скорее, Европа, чем Азия, но вот автобусы — все наши, но явно старше среднего возраста, а то и откровенно древние "пазики"…

Красноярцы у себя дома предельно рачительны и экономны. У них тут — не "Игра престолов", не "зима близко", а "зима внутри". Где-то с октября выпускают её погулять наружу, а в мае, отогревшись, — опять забирают домой, в себя. Самая большая очередь, которую довелось наблюдать, была в ларёчке с вывеской "Семена": пенсионерки закупались там семенным картофелем, скороспелыми огурцами-помидорами, прочими овощами и ещё цветочками "для души" всерьёз и надолго. Там же можно было разжиться давно пропавшей из аптек "марганцовкой". Похоже, культура дачных "шести соток" (а то — и более того) весьма развита и значительная часть горожан находится на самообеспечении. Во всяком случае, в центральной части города салонов красоты и спортзалов, кажется, больше, чем продуктовых магазинов.

Хотя продовольственные "лоукостеры" типа "Батон" — это даже не магазины, а скорее оптово-розничные склады с кассой и небольшим холодильным залом, завешенным от остального пространства прозрачными кусками целлофана, куда жильцы окружающих домов заходят в основном за хлебом, крупой, макаронами, водкой и закуской подешевле. На улицах множество "коммерческих" ларьков, как в Москве "лихих девяностых".

Но и советская власть из Красноярска на вид никуда не уходила: по-прежнему в городе существуют Кировский, Ленинский, Октябрьский, Свердловский и Советский районы (пять из семи, есть ещё и Центральный, бывший Сталинский), в наличии также памятник Владимиру Ильичу у здания краевой администрации, улицы имени Ленина, Карла Маркса, Горького, даже Робеспьера, плюс — что совсем уж экзотика — Ладо Кецховели, революционера, друга Сталина и его однокашника по Тифлисской духовной семинарии, погибшего в камере Метехской тюрьмы от выстрела надзирателя… Шёл 1903-й год, и было ему 27 лет…

Помнит ли кто-нибудь в нынешней независимой Грузии о Ладо Кецховели? Вопрос риторический. Была единая страна от Калининграда до Чукотки, от Грузии до Таймыра — и её не стало. А что дальше?

Всю свою историю — почти четыре века (его 400-летие будет праздноваться в 2028 году, Нью-Йорк старше всего на три года) — не "сам по себе город". Он — столица всей Восточной Сибири и Красноярского края (бывшей Енисейской губернии) — того самого, что "равняется четырём Франциям", — огромного сакрального пространства, вбирающего в себя все времена: и прошлое, и настоящее, и будущее. Центральной и потому ключевой части всей Сибири — единственной полной ещё до краёв "кладовой", которая сохранилась у современного человечества.

В популярной вплоть до нынешних дней (потому что правильной) песне Юрия Визбора, написанной ещё в 1964 году, более полувека назад, были примерно следующие строки:

Зато мы делаем ракеты

И перекрыли Енисей,

А также в области балета

Мы впереди планеты всей!

Это было сказано про весь Советский Союз, но и конкретно про Красноярск — тоже. Государственный театр оперы и балета в Красноярске есть. Имени Д. А. Хворостовского. Не Большой и не Мариинка, но вполне профессиональный. Ракеты-носители "Синева" тоже делают в Красноярске, и две трети российских спутников гражданского назначения родом из Красноярска-29, он же Железногорск. Ну, а Енисей что? — да вот же он, "Батюшка"!

Одна из величайших мировых рек длиной 3,5 (а если считать с Ангарой, Байкалом и Селенгой — то даже 5 с лишним!) тысяч километров и бассейном в 2,5 миллиона "квадратов" — целая вселенная, где есть место и "царь-рыбе", и Красноярским столбам, и крупнейшим гидроэлектростанциям (Саяно-Шушенской и Красноярской), и "северному завозу", и бог весть чему и кому ещё…

В "лихие девяностые" здесь — куда тому "Дикому Западу"! — гремели настоящие войны: за алюминий, за никель, за лес, за нефтепереработку, за электроэнергию, — всё, что шло на экспорт и приносило волшебную "валюту". И здесь, как прорицают местные шаманы, через некоторое время будет находиться центр мира. Но останется ли он русским? — вот вопрос. Не случайно сюда прикованы всё более пристальные и далеко не всегда бесстрастные взгляды практически всех наших иностранных партнёров: и западных, и восточных…

И, кажется, выводы они для себя давно уже сделали. Когда я спрашивал своих красноярских собеседников, насколько велика вероятность того, что их земляков в нынешней ситуации можно распропагандировать на "сибирский майдан" по украинским лекалам, они, как правило, на некоторое время задумывались, после чего признавали: такой вариант не исключён, потому что жизненный уровень сибиряков, включая красноярцев, не просто снижается, но и категорически несопоставим с тем, сколько производит их регион. И здесь даже неважно, куда уходят деньги: в Москву, в далёкие оффшоры или куда-то ещё: нынешнее распределение национального дохода, и без того далёкое от минимальных норм справедливости, здесь ещё больше "перекошено" — как раз из-за небывалого богатства здешней земли. И если всё будет продолжаться в том же духе, без существенных качественных изменений, настроения в пользу "областничества", сепаратизма могут только усиливаться.

12-14 апреля, как раз в промежутке между "оппозиционно-патриотическим" Московским и статусным "либеральным" Петербургским, проходил очередной, 15-й по счёту, Красноярский экономический форум "Россия 2018-2024: реализуя потенциал", в котором приняли участие федеральные, региональные и местные чиновники, отечественные и иностранные бизнесмены, дипломаты, учёные, общественные деятели, представители культуры и искусства.

В центре внимания участников оказалась инвестиционная программа "Енисейская Сибирь", которую вице-премьер Аркадий Дворкович охарактеризовал как "проект макрорегиона, в который должны поверить люди". В рамках данной программы предусматривается более тесное социально-экономическое взаимодействие Красноярского края и республик Хакасия и Тыва — особенно в преддверии Универсиады-2019, которая будет проходить в Красноярске. Главной целью "Енисейской Сибири" заявлены создание "комфортных условий для жизни людей и стабильный экономический рост", причём данный проект рассматривается как "пилотный" в процессе трансформации нашей страны в "Россию макрорегионов". Богатые ресурсы и дешёвая энергия должны обеспечить успех "Енисейской Сибири" при условии опережающего развития инфраструктуры и массового привлечения в регион рабочей силы.

Стоит напомнить, что в 1998-2002 годах соседними субъектами Федерации (Красноярским краем и Республикой Хакасия) управляли два родных брата: соответственно, знаменитый "генерал-губернатор" Александр Лебедь и его младший брат Алексей. Но тогда "что-то пошло не так", и только сейчас обозначена вторая попытка, согласно заявлению врио губернатора Красноярского края Александра Усса, "коммерциализировать бренд “Сибирь”". Хорошо, хоть не политизировать, как это совсем недавно пытались сделать наши иностранные "партнёры", выражая свои соболезнования по поводу кемеровской трагедии "жителям Сибири".

Ускоренное развитие региона должно послужить, как это неоднократно заявлялось с трибун форума, опорой для укрепления России, но может стать — об этом почему-то умалчивалось — и социально-экономической базой для внутриполитических конфликтов. Будем надеяться, что путь между сциллой стагнации и харибдой сепаратизма не просто существует, но и будет найден и пройден.

11 июня 2024
1.0x