Сообщество «Круг чтения» 10:09 22 июля 2022

Мера Михаила Гаспарова

образцовый филолог

I

Светоний раскрывал миры прошлого – и код к его текстам, найденный Гаспаровым, точно приближал то время, которое по сути не представить…

Какова она – латинская жизнь: с её тяжёлым хлебом и неистовыми увеселениями, с тайнами, оставшимися за бортом грядущих поколений, и очевидностями огней?

М. Гаспаров был отменным латинистом: кропотливым и вдумчивым, со стилем, чьи грани сверкали остро, показывая мир древней жизни так хорошо, что современность отступала на второй план.

Виттелий не похож на Калигулу, и механизмы власти, раскрываемые Гаспаровым для русской почвы, доказывали, как похожи они, увы, в столь разные времена.

Бабрий, чьи рассказы были насыщены густо басенным подтекстом, демонстрировал – вместе – язык простой и радостный, в чём-то детски-наивный, в сущности – умудрённый.

Сколько неизвестных авторов было разбросано по греческим обломкам!

Собирая их, открывая золотые зёрна, Гаспаров расширял спектры русской речи – и схожую работу проделывал, переводя вечного, сухого и красочного, мудрого и несчастного Эзопа.

Причудливо-прихотливый Авсоний и величественный Геродот: каждый по-своему доносили свидетельства о старой жизни.

Алкей звучал то жертвенно, то истовостью жизненной энергии и страсти: и неожиданно вырастал интеллектуально перенасыщенный, сложно гнувший строки Э. Паунд.

Но и Пиндар открывался неожиданно в передаче Гаспарова, и Рильке обретал новые краски, и Кавафис показывал мир с жёсткой чёткостью.

Особняком стояла поэзия вагантов, где религиозные силы просвечивал своеобразный эротизм, а под вином понималось скорее вино божественного экстаза, нежели виноградная лоза.

"Филология, как нравственность" называлась одна из книг М. Гаспарова, и именно такое сочетание позволило выдающемуся филологу и переводчику чрезвычайно расширить пространство отечественной словесности…

II

Латинский мир и пышен, и богат, и прост – одновременно; латинская жизнь в провинции отличалась от жизни в метрополии, как она отличается ныне, только при другом антураже; и Гаспаров, давая переводы, исполненные ювелирно, показывал её: через призмы поэтов и историков: ярких, многочисленных.

Другое дело поэтические бездны средневековья: тут тонкая христианская символика причудливо переплеталась линиями со своеобразным эротизмом.

Но звучание внешне просто – при тугом наполнение строк и строф.

Кораблик по волнам вёз Мадонну.

Рыцарь уходил в благородные просторы неведомости.

Вино…хмельное ли оно?

…ради физического опьянения – или имеется в виду экстаз божественного состояния, добываемого результатом кропотливых молитв?

Сложно и просто, и необыкновенно красиво.

Растения переводов М. Гаспарова столь обогатили сад русской словесности, что не представить его без оных.

III

Образцовый филолог, классик, истолковывающий филологию, как нравственность…

Это уже метафизика: ибо классические категории дисциплинируют мозг, заставляют думать на высоких оборотах, не допуская срывов в негатив…

…Михаил Гаспаров называл себя ломовой мышью науки – именно так: не лошадью, ибо, как мало кто, ощущал громаду не познанного, и, несмотря на колонны сделанного, отличался подлинной скромностью, продолжая вершить труды.

Его не интересовал вопрос – хорошо, или плохо? Суть не в этом – в том, чтобы выяснить, как это сделано: только тогда мы поймём суть вещи.

Он воспринимал Грецию абсолютно живой, и очень занимательной, так и назвав книгу о ней: "Занимательная Греция".

Она действительно оказывалась занимательной – в его интерпретации.

Книга его сохраняла золотой баланс между литературой научной – и популярной; и – сквозь череду картин – стремилась ответить (отчасти и отвечала) на вопрос – как всё начиналось?

Почему здесь…

Мифы, предания, история – всё мешается в пёстром калейдоскопе; греческие города-государства, повседневность; разделы книги, каждый из которых трактует какой-нибудь из аспектов греческой жизни.

…плотно насыщенная, заливающее сознание светлым морем информации «Капитолийская волчица», концентрация содержания в которой столь высока, что не ощутить себя частью всеобщности – просто невозможно.

У Гаспарова было объёмное, всё охватывающее мышление: целостное, точно противостоящее нынешней клиповости; это очень чувствуется, когда обращаешься к его "Записям и выпискам"…

И он – был поэтом филологии: как представал блестящим поэтом, работая с переводами.

Cообщество
«Круг чтения»
8
27 июля 2022
Cообщество
«Круг чтения»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x