Сообщество «Салон» 11:23 10 февраля 2023

Искусство превыше всего

эхо 16-ого международного кино-музыкального фестиваля «Кустендорф»

16-й международный кино-музыкальный фестиваль „Кустендорф“ в Мечавнике на Мокра-Горе (Сербия) завершился вручением призов молодым авторам и чествованием крупнейшего современного сербского драматурга, академика Душана Ковачевича, который получил награду «Древо жизни» в знак признания его заслуг. Было отмечено, что «владение искусством перевоплощения в кинодраматургии делает Душана Ковачевича идеально достойным лауреатом этой премии, присуждаемой за труд всей жизни, а также за фильмы, которые ещё будут созданы».

Министр культуры Сербии Майя Гойкович, открывая фестиваль (25.01.2023) сказала: «Это одно из самых вдохновляющих культурных событий в регионе, Европе и мире, событие, прославляющее высокое искусство и авторское кино как его важную часть, фестиваль, который вот уже полтора десятилетия излучает позитивную энергию и дарит молодым авторам уникальную возможность учиться у лучших, приобретать новые знания и расширять свой кругозор.

двойной клик - редактировать изображение

С момента своего основания Кустендорф входит в число лучших кинофестивалей мира, что имеет большое значение для авторитета, влияния и нашей культуры, и Сербии на международной арене, а поддержка этого кинофестиваля со стороны Министерства культуры является неотъемлемой частью культурной политики и важный стимул для развития кинематографии».

Новый мертвец в новом мировом порядке

На фестивале выступил Эмир Кустурица с речью, озаглавленной «Новый мертвец в новом мировом порядке», которую уже можно назвать знаковой.

«Что такое искусство? Хоть я и не люблю быть слишком оригинальным, но следует сказать, что искусство – это зеркало человеческого духа, воплощенное в том или ином материале, в теле актёра и танцора, оно имеет свойство перенаправлять нас из реальности на путь трансцендентности. Оно заставляет волноваться, переживать катарсис, согревает душу благодаря произведению, созданному не Богом или природой, а человеком, вдохновленным Богом или природой, натурой самого человека.

Почему этот фестиваль устроен вблизи реки Дрины, куда во время османского владычества, прибывали визири, а позже и австро-венгерские офицеры, обычно в качестве наказания за совершение серьёзного преступления или хищения денег в своих странах? Им не терпелось выскользнуть из тумана Дринского меридиана. Первые мечтали о солнечных берегах Мраморного моря, о выпивке и кальяне, чтобы лениво лежать на солнце, вторые с нетерпением ждали возвращения в Вену в стиле рококо, чтобы снова танцевать под музыку Штрауса.

Откуда уже в современные времена родилась идея пригласить сюда, вдали от огней больших городов, пригласить значительных мировых писателей, режиссёров, сценаристов, актёров и молодых авторов? Решающим моментом была вера в то, что вся поэзия берёт своё начало в уединении, поэтому мы вернули Искусство на его законное место- в холмистую пустыню. Фильмы наших гостей имели большой художественный масштаб и их действие, подобно литургии, пробуждало самые глубокие чувства, укрепляя нашу совесть, которая ежедневно удерживает нас на жизненном пути между хаосом и порядком. Искусство - это святость, а произведение искусства имеет сакральное происхождение.

Независимо от того, имеем ли мы в виду пещерные воплощения искусства, отпечатки ладоней на камне, изображения быков, которые, возможно, были созданы из страха или суеверия, имеем ли мы в виду первые танцы как движение и звуковую гармонизацию человеческого пространства. Или сменяющие одна другую цивилизации, что подарили нам Микеланджело, Джотто, Караваджо, Рублёва, Данте, Шекспира, Достоевского, Гоголя, бессмертные скульптуры Фидия, Генри Мура, триумфальные выставки Пикассо, Матисса, Ван Гога, появление Данте, взросление с фильмом «Охотник на оленей», где даже и лишённые слуха и не знающие нотной грамоты могли петь «I love you, baby»?

Почему возникает лозунг «Искусство превыше всего»? Потому , что мы живём не во время расцвета искусства, которое всегда связывали с понятием свободы. Мы живём во эпоху отрицания творчества, в мире медийных зрелищ, меняющих сознание людей. До середины прошлого века, пока на сцену не вернулись проекты евгеники, практиковавшиеся во время Второй мировой войны, сопровождаемые технологической экспансией и чудесами, изменившими наши привычки, человек был центром вселенной.

До семидесятых годов искусство занимало своё достойное место, затем инсталляция стала искусством без произведения, а Энди Уорхол считался более великим художником, чем Микеланджело. Это утверждение «Ньюйоркера» не вызывало бы беспокойства, если бы не произошли две вещи. Во-первых, отказ от идеи о том, что реализм в искусстве зародился в гончарном деле Древней Греции и что своим происхождением обязан ремеслу. Во-вторых, всё то, что появилось в постиндустриальном, а сегодня на Западе - в постхристианском обществе, выхолащивало представление о том, что герои романов, фильмов, театра, картин отражают в себе центральные проблемы человека и его бунт как основной мотив.

В раздробленном обществе преобладали законы рынка, произошла потеря героя, объединяющего и выражающего свои экзистенциальные, исторические и политические идеи. Вместе с этим обесценилось и место художника в обществе. Мы с тоской вспоминаем тот период, когда художник влиял на общество, и знаем, что сегодня нет Эмиля Золя, чей голос был решающим в исправлении несправедливости по отношению к Дрейфусу - прекращении позорного дела и освобождении невиновного. Кто -нибудь сегодня верит, что Джулиана Ассанжа, боровшегося за свободу слова, можно было бы освободить, если бы, например, великий писатель Джонатан Франзен попросил президента США Байдена это сделать?

Больше нет и кинозвезд: теперь фотографии Гейтса, Безоса, Маска, Цукерберга и других миллиардеров встречаются на порядки чаще. Богатые устали смотреть на чужие фотографии. Мой друг Джонни Депп вышел невиновным из суда с Эмбер, и если бы этого не произошло, его бы тоже постигла участь современных голливудских «святых», которые там замещали святого Николая, святого Иоанна...

Как получилось, что искусство потеряло своё почетное место в обществе? С таким же успехом можно спрашивать, почему драматическое искусство не процветало в Древнем Риме. Весь мир превратился в Колизей, произведения искусства доходят до нас частицами, фрагментами, тысячи разного рода платформ превращают эстетику в идеологию. Кинотеатры умирают, потому что фильмы переместились в телефоны, в Netflix, Amazon. И тысячи других платформ посылают свои сигналы людям, говоря, что их политическая вера это их судьба, и ни в коем случае - свобода, о которой сегодня, кстати, даже не упоминается. Когда кто-нибудь осмеливается вернуть эту тему в повестку дня, тут же появляется авторитетный толкователь жизненных реалий, который «авторитетно» утверждает, что самое главное для всех нас - безопасность, а не свобода.

Так кто же в действительности защищён? Это та часть человечества, которая читает книги, потому что это не требует больших затрат, а потому успешно избегает рынка и превращения морали и эстетики в идеологию.

Есть ли искусство, которое может спасти мир? Достоевский задавался этим вопросом, ставя красоту на первый план. Когда мы говорим о Достоевском, мы должны упомянуть о дехристианизации Запада. И нельзя забывать, что христианство – это не набор отвлечённых целей, идей и взглядов на мир, а конкретность Бога, воплотившегося в человеческом теле, который не даёт нам описания нашей жизни, но Он и есть эта жизнь. И человек и его путь существуют во времени как целостность, ибо человек есть не только материальное существо, не только духовное существо. Человек есть и дух, и тело. Достоевский, таким образом, предлагал видение человека как более совершенного, чем человек, которого общество позже объявит потребителем. И тлеет надежда, что искусство как верный спутник человеческого духа выживет в бунте молодёжи и в поисках утраченной свободы. Потому что многие осознают, что быть потребителем это не идеал личной свободы.

Для религиозных мыслителей актуальна идея о том, что если нет Бога - нет ни искусства, ни свободы, ибо религиозные чувства являются сестринской связью между этими понятиями.

Разделение добра и зла - и особенно борьба со злом - могут сохранить искусство. Вера в бессмертие художника и его великого творчества это есть вера в вечную душу. А что, если мы не верим в это? Нас не спросят. Ведь уже слышны угрозы превратить нас из органического человека в неорганического.

А если мы забудем о смерти при жизни!? Нам напомнят о трагикомическом финале и величайшей расплате, которая всех нас ждёт. Поэтому умирание будет сопровождаться законами, легитимизацией, которых мы не хотим, как не хотим и того Колизея, в который нас бросают без нашего согласия.

В одном похоронном бюро в штате Нью-Йорк придумали и внедрили «замечательный» метод переработки человеческих останков, под сказочным названием «Террамация». Компания превращает трупы в компост и предлагает полученную субстанцию для дальнейшего использования по целевому назначению. Сейчас этим занимается американское похоронное бюро Return Home («Возвращение домой»).

Вот что по этому поводу писала Елена Кондратьева-Сальгеро: «Похоронная контора, зовущая человечествo вернуться туда, откуда вышло, на самом деле одним махом открывает новую эру в его истории и разрубает гордиев узел философско-религиозного свойства. «Вернуться домой» человечеству предлагается не в безенчуковском гробу с кистями и фанфарами, а в специально оборудованных контейнерах, в виде компоста. Таким образом, подтверждая библейскую истину о сотворении первых из глины, пыли и внезапного самомнения.

– тело вашего любимого человека помещается в полуоткрытый многоразовый (!!!) контейнер, с поддоном (как для домашних животных), наполненным люцерной, соломой и опилками, чтобы нужные микробы могли свободно кипеть и исправно делать свое дело;

- через месяц полученный "результат" измельчается в специальной костодробилке, давая, по определению изобретателя, «кубометр почвы, богатой питательными веществами» (это цитата), который оставляют мариноваться на месяц;

- по истечении этого срока, полученный "компост" (цитата) возвращается семье, которая может использовать субстанцию своего соседа – «как удобрение».

Так вы можете удобрить свой огород любимой тёткой, которая в жизни была замечательным человеком, а в итоге оказалась навозом, а если у вас был дядя, который при жизни вёл себя,как навоз, в его случае даже смерть ничего не меняет. Вы сможете выбрать меню: мама в супе, соседка в шаурме, дядя в бифштексе. Если вы брезгливы, можете продать навоз соседу, которому нужны удобрения.

Так кто же хочет, чтобы мы были навозом при жизни и после смерти? Все те, кто работает над разложением искусства.

В подтверждение слов, что искусство превыше всего Эмир Кустурица предложил посмотреть ролик, где испанско-кубинская балерина Марта Синта Гонсалес , страдающая болезнью Альцгеймера, под музыку из балета «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского, воспроизводит движения танца».

Публика в зале была ошеломлена и словами Кустурицы, и увиденным.

Треугольник печали

Фестиваль открывался фильмом- победителем Каннского кинофестиваля, „Треугольник печали“. С видеообращением к зрителям обратился автор фильма, двукратный обладатель «Золотой пальмовой ветви» Рубен Остлунд, который от всей души поблагодарил Кустурицу за честь начать фестиваль его фильмом и вспомнил, как он был гостем Кустендорфа в 2018 году.

В центре внимания поклонников „седьмого искусства“ также оказались фильмы режиссеров Рубена Остлунда, Чии Хаякавы, Грегори Грациози, Сюзанны Никчарелли, Паоло Вирчи...

Конкурсная часть

В конкурсную часть фестиваля вошли фильмы «Больше, чем жизнь» Александры Лазаровски, «Кроткий» Йована Димоски, «Фитнес Джим» Огнена Исайловича из Сербии, «Африкат» Анны Дьемеши из Венгрии, «Электробуги» Валерии Кузнецовой из России, «Кассета» Тимура Муродова из Узбекистана, «Родина» Хилы Елены Ройзенман из Израиля, «На троне Ксеркса». " Ева Калойирополус из Греции, «Обряды» Дамьяна Вондрасека из Чехии, «Письмо к свинье» Тала Кантор из Израиля, «Бриз» Хамидреза Госсеми из Ирана, «Путешественники, внимание» Марека Мучко из Словакии, «Снег в сентябре " Дулма Пурев Очира из Монголии и "Талпони" Ваня Виктор Кабир Тонджоле из Швейцарии.

В рамках программы «Современные тенденции» были показаны фильмы «Кьяра» итальянского режиссера Сусаны Никкарелли, «Тиннитус» бразильского режиссера Грегори Грациози (лауреат семи международных премий), фильм «План 75» японского режиссера Чиа Хаякавы, лауреат премии Венецианского кинофестиваля, фильм «Засуха» итальянского режиссера Паоло Вирчи.

В рамках программы «Ретроспектива великих» был показан фильм «Балканский шпион» Душана Ковачевича, а также «Парижанка» Чарли Чаплина, премьера которой в этом году отмечает 100-летие.

В рамках цикла «Кустендорф представляет» были показаны фильмы «Зов от Бога» - фильм о знаменитом режиссёре Ким Ки Дуке и документальный фильм «Пазолини - хронология политического преступления» Паоло Фиоре Анджелини.

Главный приз фестиваля «Золотое яйцо» получил анимационный фильм «Письмо свинье» Тал Кантора из Израиля. «Серебряное яйцо» получил фильм «Снег в сентябре ", автор Дулма Пурев Очира из Монголии. «Бронзовое яйцо» вручено фильму «Африкат» Анны Дьемеши из Венгрии.

В кинотеатре «Стэнли Кубрик» на Мечавнике в рамках фестиваля была представлена ​​книга Горана Гоцича «Эмир Кустурица, культ окраин».

Эмир Кустурица заявил: «Название отражает мою работу, потому что я снимал фильмы о маргиналах. О тех, кто обитает на окраинах городов, пытаясь выжить, порой будучи преданными и проданными, испытывая всё то, что несёт с собой жизнь на задворках. Книга расскажет читателю, кем я являюсь: я никогда не был частью киноэлиты, которая общается ни к чему не обязывающе и болтает на заданные темы. Я знаю, что мне удалось вдохновить многих людей, а то, как я реагирую на несправедливый мир - узнаваемо, и это важно для меня.

Я живу в вольных сербских горах. У меня мирная и суверенная жизнь, я играю музыку и зарабатываю достаточно, чтобы деревня, которую я создал, росла и процветала. Мой следующий шаг — закончить фильм по произведениям Достоевского и Гоголя. В своих произведениях Гоголь пишет и о высшем обществе, и о простых людях, о периферии, что сейчас ещё важнее, о Малороссии».

Закрывая фестиваль (29.01.2023), Эмир Кустурица напомнил, что «раньше Кустендорф закрывался по-разному, словами «До свидания» или «Я вас больше не задерживаю, всего доброго», но в нынешней ситуации в мире прощаться нужно с определённым пожеланием.

В современном мире редко говорят о свободе. Одна из причин, по которой у фестиваля был девиз Искусство превыше всего, заключается в том, что Искусство всегда выражало свободу. Ныне свобода исчезла не только из словарей, но и из человеческой жизни. Это из-за всего того, что произошло за последние годы. Но я прошу всех вас, сказав, как прежде «Всего доброго», думайте о свободе и ищите ту утраченную свободу, которая исчезла из нашей жизни»!

двойной клик - редактировать изображение

Cообщество
«Салон»
28 апреля 2024
Cообщество
«Салон»
25 апреля 2024
Cообщество
«Салон»
1.0x