Авторский блог Татьяна Воеводина 09:34 21 апреля 2022

Индустриализация духа

часть I
4

Много лет пишу я о необходимости реиндустриализации нашей страны. Десять лет назад это представлялось патриотической блажью, пять – делом полезным, но вряд ли осуществимым, даже три года назад очень хотелось зажмуриться, как-то перетерпеть и избежать необходимости засучивать рукава. И вот сегодня наконец индустриализация предстаёт как вопрос существования нашего государства и народа.

Эх, начать бы десять, а лучше двадцать лет назад – где бы мы сейчас были! Но, скорее всего, большие и трудные дела и отдельный маленький человек, и коллективная личность - народ никогда не делает загодя и впрок, а всегда приступает к ним второпях и под давлением суровой необходимости. Обстоятельств непреодолимой силы. Когда либо сделай – либо сдохни. И вот в таких – крайне стеснённых – условиях надо начинать индустриализацию. Не просто точечное импортозамещение – подлинную многоотраслевую индустриализацию, нацеленную на подлинную народнохозяйственную независимость, автаркию. Только такая страна может быть подлинно независимой и сильной.

Сегодня мне хотелось бы напомнить, что индустриализация – это не только заводы, фабрики, компьютеры. Заводы – это безусловно необходимо. Но у индустриализации есть мощная духовная составляющая. Может быть, она даже важнее железа.

Образование и индустриализация

Индустриализация – это в первую очередь воспитание квалифицированного народа – смышлёного и дисциплинированного, технически грамотного; от рабочих до инженеров и учёных-разработчиков. Заезженный сталинский лозунг «Кадры решают всё» совершенно верен.

Индустриализация – это прежде всего воспитание привычки к дисциплинированному и упорному труду. Такая привычка в среднем поколении у нас утрачена, а в молодом не воспитана.

Вообще, слово industria в трудах средневековых философов означало «трудолюбие»; только потом, века спустя, этим словом стали обозначать фабричное производство. В СССР эта самая industria – как дух, как стиль – существовала. Сейчас она почти исчезла вместе с носителями этих качеств. И то сказать, мы тридцать лет пробавлялись техническими кадрами, оставшимися с советских времён, но теперь они практически исчерпались: кто ушёл на пенсию, а кто и в лучший мир. А новых – ищи-свищи. Сейчас если и идут в технические специальности, то в IT, в «цифру», а ведь нужны инженеры и рабочие решительно всех направлений.

В нашем хозяйстве в Ростовской области, мы не можем найти квалифицированных парнишек-слесарей в нашу мехмастерскую: их прекратили обучать в райцентре. Возникла даже идея объединится с местной школой и начать готовить квалифицированных рабочих на базе местного дома культуры. Мы столкнулись с таким положением: есть высокотехнологическая сельхозтехника, а некого посадить за штурвал. Уровень техники превышает уровень работника. Старые труженики (которым, разумеется, спасибо и дай Бог здоровья) в худшем случае всё переломают, а в лучшем - не достигнут того уровня производительности, который заложен в новой технике. Уверена, подобное положение не только у нас.

Очень кстати 9 февраля 2022 года состоялось заседание Совета Торгово-промышленной палаты России по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России на тему: «Кадры для промышленности. Подготовка к Новой индустриализации. Проблемы, решения».

Признаться, формулировка напомнила мне пункт повестки дня давнего заседания в Минвнешторге СССР, где когда-то в молодости работала. Там значилось: «О ходе подготовки к написанию проекта решения». Тогда я по молодости хихикала: заскорузлый советский бюрократизм. Но вот минуло сорок лет – и мы опять готовимся. Про Обломова сказано, что он много лет «готовился к поприщу» - вот и мы что-то в этом роде. На этот раз к Новой индустриализации готовимся – так и написано на сайте ТПП – с большой буквы. К ней же мы намереваемся готовить кадры.

Мне кажется, уже пора перестать готовиться и наконец приступить к делу. Я не знаю, каково подлётное время жареного петуха к нашим границам, но ощущение такое, что он весьма близок и уже изготовился клюнуть, и пребольно.

С кем проводить индустриализацию? Сегодня «толпы бесхозных, плохо обученных „юристов-экономистов“ обивают теперь пороги служб занятости. Стройки же, как и многие производства, в условиях пандемийных ограничений и жесткой нехватки мигрантов, страдают от отсутствия рабочих самых востребованных специальностей», - говорит глава саратовского отделения Партии Дела Олег Комаров.

Совершенно очевидно, что для индустриализации надо радикально перестроить систему образования всех ступеней. То, что мы имеем сегодня – это образование деиндустриализации и всесторонней деградации. Это образование, не предусматривающее в большинстве случаев никакой внятной деятельности на выходе. Нынешнее образование бесцельно и беспредметно. Даже в МГУ преподаватели в открытую говорят первокурсникам: «По специальности вы, скорее всего, работать не будете, но получите хорошее образование». Возникло такое верование: образование – это не для работы, а так, для личностного роста. Ну, может, ещё для СV пригодится. Разумеется, никто из учащихся всех ступеней особо не затрудняется обучением: зачем?

Сейчас, начиная со школы, детей учат: профессия на всю жизнь – это прошлый век; ты переменишь множество профессий, главное – гибко подстраиваться под требования рынка: сегодня ты программируешь, завтра прогнозируешь, а послезавтра консультируешь по вопросам межкультурных коммуникаций или расстановке мебели в офисе (есть и такая профессия).

Мы списали эту – даже не систему, а философию образования - с заграницы? Сейчас так положено? Наверное, для тех народов, на которых работают другие народы, которые могут в любой момент купить любого специалиста в любой точке мира – это подходит. Но если нам надо работать самим, а тем более проводить индустриализацию – не подходит радикально. Это непроизводительная растрата материального и человеческого ресурса. Практическим результатом пятилетнего сидения во всех этих финансово-лингвистических академиях является устойчивая привычка к праздности, никчёмности и беспредметности, к чему потом прибавляется плаксивое убеждение вчерашнего школяра, что ему чего-то недодали. И то сказать: учился на дипломата – стал курьером.

Я уже многократно писала, что надо сделать с нашим наробразом, чтобы индустриализация стала хотя бы возможной, мыслимой. Нет, вовсе не гарантированной – просто мыслимой. С современным образованием она гарантированно невозможна.

Что же надо и можно сделать уже сегодня? Притом срочно.

Первое. Разогнать гуманитарные богадельни. Новодельные, частные, возникшие в последние 30 лет – подчистую. Всю эту лингвистику, переводоведение (поверьте, я, выпускница Иняза им.М.Тореза, знаю, о чём говорю), а также бесконечную психологию, журналистику – просто отменить или перевести в статус народного университета культуры. Как форма культурного досуга – это вполне годная вещь. Но сегодня это выдаётся за профессию и распухло до размеров гомерических, что даёт молодёжи ложные ориентиры и расхолаживает её.

Сделать это надо срочно, за два-три сезона. Понимаю огромную психологическую трудность такого шага, но он – необходим.

Отдельная песня – экономическое образование. Если вся эта филология-политология просто бесполезна, то образование экономическое в том виде, в котором оно в основном практикуется, – прямо вредно. Забавно, что оно распухло до невиданных размеров именно тогда, когда было объявлено, что экономикой руководить не надо, а всё сделает «невидимая рука рынка». Сегодня если кого и готовить, то бухгалтеров и учётчиков, статистиков.

Лучше не готовить никаких экономистов, чем готовить их в идеологии Мирового Банка и Вашингтонского консенсуса. Этих наготовили уже на четыре пятилетки вперёд, новых не требуется.

Некоторые вузы с затаённой гордостью оповещают общественность: мы-де возобновили преподавание политэкономии вместо одиозно-либерального экономикса. Это, конечно, достохвально, однако вся заточка экономического образования –либерально-глобалистическая. Уже выросло поколение, и не одно, так называемых экономистов, которые просто не способны мыслить в терминах прямой организации государством каких-то хозяйственных процессов. Государство в их парадигме может только поощрять, субсидировать какие-нибудь банковские проценты, упрощать регистрацию чего-нибудь, но никак не выступать в первом лице. И подобный взгляд у них неколебимо сформирован и затвержен. А в новой индустирализации – ничего не попишешь! – государству придётся выступать в первом лице. Потому что больше – некому. Так что прежде, чем продолжать готовить экономистов, надо крепко задуматься.

Второе. Отменить десятый-одиннадцатый классы: это в абсолютном большинстве случаев пустопорожнее проведение времени и натаскивание на ЕГЭ. Пошлите умных и непредвзятых, не связанных с наробразом людей посмотреть, что делается в школах, поговорите с детьми и родителями – и они расскажут вам, что всё именно так и есть: пустопорожность и натаскивание. Сегодняшняя специализация старших классов (гуманитарный, математический, социально-экономический, физико-химический класс, что-то там ещё) – это чистый симулякр: общеобразовательная школа по своей генетике не приспособлена ни к какой специализации, нет у неё для этого сил и средств. Она задумана и сформирована как ОБЩЕобразовательная. Для специализации необходимо много техникумов и ПТУ, тесно связанных с производством. Вот эти заведения по своей природе – специальные.

Третье. Все выпускники девятого класса должны уйти из школы и поступить в техникумы и ПТУ, где они получат техническую специальность. После этого в основном все должны отравиться на производство, а самые умные могут продолжить обучение в вузе по сходному профилю. Программа вузов должна быть перестроена таким образом, чтобы готовить инженеров из техников и квалифицированных рабочих, а не из школьников. Такие программы уже в некоторых вузах имеются.

Откуда будут браться гуманитарии? Ну, во-первых, их надо в сотни раз меньше, чем сейчас готовят и чем уже есть. Положим, специалистов иностранных языков наготовили уж, по-моему, лет на тридцать вперёд, пора бы остановиться и заняться чем-нибудь полезным. А иностранный язык, кому требуется, можно выучить, и не поступая в Иняз. Вероятно, к гуманитарным факультетам университета могут готовить какие-то курсы, педагогические училища и т.п. В эпоху сталинской индустриализации был один институт такого рода – ИФЛИ, его открыли в 1931 г. и окончили его совокупно человек двести. Но какие это были качественные люди!

Наверняка кто-нибудь на этом месте возмутится: а как же информационная война? Гуманитарные технологии? Разве нам не нужны специалисты? Специалисты, бесспорно, нужны. Но те, кто сидит в гуманитарных богадельнях – это не специалисты, это в подавляющем большинстве случаев просто клиенты детсада для взрослых, или пункта передержки молодняка, больше ничего. Специалисты гуманитарного профиля должны быть подлинно штучными и качественными. И готовить их должны подлинные знатоки и профессионалы (которых ничтожно мало), а не убогие пересказчики советских учебников, перемешанных с задами второсортной западной мысли. Если подготовку качественных, штучных специалистов организовать нельзя – пускай все идут в ПТУ, а не отсиживаются в симулякрах.

Никому не вредно получить рабочую специальность, потрудиться в реальном секторе. Вообще, всякий опыт некнижного взаимодействия с реальностью – чрезвычайно полезен, чем бы человек ни занимался в дальнейшем.

Из воспоминаний писателя Константина Симонова о его школьных годах:

«Была в разгаре первая пятилетка, у нас в школе были кружки по изучению обоих вариантов — и основного и оптимального — пятилетнего плана: я увлекался этим куда больше, чем школьными предметами. Недалеко от Саратова, на Волге, гремело строительство Сталинградского тракторного, в самом Саратове строили комбайновый завод и одновременно с этим быстро построили для нужд Сталинградского тракторного маленький завод тракторных деталей — все это, вместе взятое, сыграло свою роль в том, что, вопреки мнению отчима, через которое переступить мне было не так-то просто, и при нейтралитете матери я после седьмой группы школы вместе с половиной своих одноклассников пошел в ФЗУ».

К.Симонов. Глазами человека моего поколения.

Четвёртое. Нужна упорная и умная пропаганда технической профессии, технического образования и т.д.

Чтобы заставить (скажем: мотивировать) молодёжь делать что-то, надо ЭТО сделать модным и престижным. Модным может быть всё, и всё в разные времена становится модным: быть интеллектуалом и быть бандюком, следовать заветам ЗОЖ и плевать на своё здоровье, быть «физиком» и быть «лириком», читать книги и принципиально их не читать. Как узкие или широкие брюки, в моду входят те или иные профессии. Помню, в конце 1980-х, после фильма "Интердевочка", школьницы возмечтали о карьере валютной проститутки – это было отмечено социологическими опросами. А ведь буквально лет пять до того мечтали о профессии учительницы и врача.

Упорной рекламой-пропагандой, чьи технологии сейчас весьма усовершенствовались и изощрились, можно достичь того, что большинство будет считать, что техническая профессия – это круто, а все эти гуманитарии – это так, чепуха на постном масле. Собственно, так и было лет 60-70 назад, в эпоху индустриального расцвета нашей страны.

Из анналов истории нашей семьи. Отец и дядя моего мужа в начале 50-х годов поступили в институты: мой будущий свёкор в Бауманский, а его брат – в МГИМО. Так вот тот, кто поступил в Бауманский, считался в своём окружении более удачливым и «крутым», чем тот, кто поступил в МГИМО. Уже в мою юность, в 70-х годах, шкала престижа изменилась на обратную. Уже тогда подспудно происходила духовная деиндустриализация.

Считать техническую профессию самой нужной и интересной - вот что требуется для индустриализации. Помню, мой отец, окончивший школу в 1939 г., рассказывал, что в их время бытовал шутливый стишок (или песенка), выражавший дух эпохи: «Мы девочки, мы мальчики, мы все инженерА, /Мы все индустриальщики, гип-гоп, гип-гоп ура!».

Был особый дух – индустриализации, промышленных свершений, штурма, бури и натиска. Он подхватывал «юношу, обдумывающего житьё» и нёс в должном направлении. В моё время, в 70-х, этот поток во многом утратил свою энергетику. Духовная подготовка к деиндустриализации подспудно началась именно в то время.

Пятое. Нужно материально поощрять должное поведение подростков и их семей. Чтобы подростки с удовольствием шли в ПТУ и техникумы, нужно сделать это ярким и стильным. Модная, красивая форма, в которой хочется разгуливать по городу, значимая стипендия, кому надо – приличное общежитие. Это действует! Государство должно отсечь не поощряемые формы поведения и поддержать поощряемые – в этом суть государственного управления. В нашем случае поощряемая форма поведения: не сидеть в филолого-юридическом, поигрывая под партой в телефончик, а научиться практическому делу.

Нечто подобное было сделано перед Великой Отечественной войной. Разумеется, в истории не бывает точных повторов, бывают только некоторые реминисценции и тени минувшего. Что же было сделано?

С 1 сентября 1940 г. была введена плата за обучение в 8-10-м классах. За учебный год плата составляла примерно месячную зарплату рабочего. При этом всем была открыта возможность поступить в ремесленные, фабрично-заводские и железнодорожные училища, где учились от полугода до двух лет. Учеников фабрично-заводских училищ (по народному - «фабзайцев») государство полностью обеспечивало: предоставляло еду, одежду, общежитие. Отметьте: это было в эпоху, когда простая сытость для простого человека всех стран была неким жизненным достижением. «Фабзайцы» считались мобилизованными, они не могли произвольно бросить училище, должны были по окончании отработать несколько лет на производстве. Колхозы были обязаны отправить в ФЗУ нескольких ребят.

Для многих это была ценная возможность – и семье облегчить затраты, и профессию получить. Так были созданы трудовые резервы , которые во многом вытянули промышленную работу во время войны.

Мои собственные две тётки подростками работали в Златоусте на эвакуированном туда Тульском оружейном заводе. Этим ребятам-уральцам Агния Барто посвятила целый стихотворный цикл; она сама была в тогда в Свердловске и даже работала токарем. Эти стихи не просто проплаченный пиар или худосочная социальная реклама – это настоящее, от жизни. У меня дома есть скромно изданная книжица 1943 г. – "Подростки": там собраны стихи Барто об этих ребятах-фабзайцах.

Спросил я у товарищей:
— Чьё лучше ремесло?—
Нашлось друзей-советчиков
Несметное число.


Зовут ребята в кузницу:
— Ты в кузнице бывал?—
И сварщик уговаривал,
В сторонку отзывал…


А девушка высокая
Такой совет дала:
— Иди работать токарем,
Нет лучше ремесла!

Может, сделать что-то подобное сегодня? Не закрывать сразу 10-11-й классы, а сделать их платными. И серьёзно платными. При этом в ПТУ – значимая стипендия, форма, бесплатный обед и проезд, гарантия интересной работы. Что перевесит? (В перспективе 10-11 классы надо всё-таки закрыть железной рукой. Пусть для «шибко умных» будут физматшколы, аналогичные школы возможны по биологии, химии, но их должно быть мало, и обучение там должно быть очень трудным, безусловно бесплатным и доступным немногим просто по умственному уровню: это будущие учёные-теоретики).

Сейчас государство оказывает определённую материальную поддержку семьям с детьми. Так не сделать ли так, чтобы эта помощь была не вообще, а поощряла бы то поведение подростков и их семей, которое нужно государству?

Комментарии Написать свой комментарий
21 апреля 2022 в 11:35

Дельная статья!!! Производство материальных благ - фундамент любого государственного дома, индустриализация его экономики обязательна. Только до индустриализации духа необходима хорошая "прополка" зачистка всего информационного поля государства - точнее необходимо новое государство с четкой выраженной идеологией. В нынешней России слишком много "рекламовидения", культа разномастных "звезд и легенд" спорта, эстрады, кино и прочих высокооплачиваемых бездельников.

Я давно предлагал Т. Воеводиной заняться политикой, у нее достаточно предложений и способностей для законотворчества! И пусть ее первый законопроект предусмотрит право крупных предприятий самим осуществлять подготовку требуемых специалистов либо делать это объединившись с другими товаропроизводителями.

21 апреля 2022 в 11:39

Кстати, моя родина - г. Златоуст.

21 апреля 2022 в 15:56

Вроде бы всё верно. Есть нюанс. Когда государство было народным, оно так и делало, как пишет автор. Главными приоритетами были человек труда, развитие страны, территорий, забота о повышении образовательного и культурного уровня, здоровья людей. Во всех районных и небольших городках, посёлках были заводы, фабрики, мастерские, с работой проблем не было. Помню во время моей стажировки после окончания института (конец 70-х) в маленьком районном городке Волчанске Харьковской обл. тогда ещё Советской Украины были- Агрегатный завод (металлообработка), обувная фабрика, мебельная фабрика, обозный завод, маслозавод (подсолнечное масло), мясокомбинат, сельхозтехника, ж/д станция, асфальтовый завод, авиаучилище с аэродромом, авто предприятие.
Появятся производства, появится спрос на специалистов с хорошей зарплатой, люди пойдут и учиться и работать. В нашей реальности у РФ есть разные "государства" с разным "населением", с разными приоритетами, задачами и ценностями. Одним нужны производства и рабочие места, другим "пилить бюджет", проверять-контролировать, иным ремонтировать от плесени дворец, перегонять яхты, хлопотать об израильских паспортах.

21 апреля 2022 в 22:37

Индустриализация, о необходимости которой 30 лет говорили большевики (нынешние коммунисты), стала в силу внешних причин, жизненной необходимостью.
Автором статьи предложены, заслуживающие серьёзного внимания, конструктивные меры по организации подготовки кадров для её проведения.
Что может мешать решению сложной и объёмной задачи возникшей перед государством:
- нахождение имеющегося промышленного потенциала в руках собственников, а не государства, значит с недостаточной управляемостью им;
- недостаток денежных средств для постройки новых заводов, т.к. значительная часть средств арестована заклятыми коллегами и громадные средства в настоящий момент требуются для продолжения военных действий и гуманитарной помощи Донбассу и Украине.
Так что не будем строить иллюзий о том, что индустриализация страны пойдет сталинскими темпами.

1.0x