Авторский блог Алексей Гончаров 00:04 11 февраля 2024

«Убийство — это забота!»

ИФРАН, биоэтика и эвтаназия

Мы рассказывали о борьбе «пятой колонны» Института философии Российской академии наук (ИФ РАН) с философом-патриотом Анатолием Черняевым и его увольнении из ИФ РАН 21 декабря 2023 года. В тот же день учёный совет ИФ РАН принял ещё одно решение — о рекомендации к изданию под грифом института книги научного сотрудника сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики Алексея Антипова «Суицид и эвтаназия в биоэтике». В этой книге «анализируется понимание свободы как концептуального и достаточного основания суицида» и «приводятся примеры легализации эвтаназии и ассистированного врачом суицида в некоторых странах (Нидерланды, Канада, Бельгия, Швейцария)». Антипов говорит о современном расширении объёма понятия «страдание», от которого якобы освобождает эвтаназия. Сюда «попадает всё то, что мешает человеку в широком смысле проживать жизнь: немощь, инвалидность, старость, подавленность и даже крайняя бедность». Затем в книге «с критических позиций» анализируются и последовательно опровергаются аргументы против суицида в христианстве и русской философии, «поскольку они являются наиболее влиятельными для запрета суицидального поведения, в том числе и в российской культуре».

Далее говорится, что «пространство суицидального поведения» должно быть расширено за счёт эвтаназии и ассистированного врачом самоубийства как «коллективных практик», в которых задействованы «этические комитеты» и «медицинский персонал, имеющий лицензию и вознаграждение от общества», об «общей тенденции легализации и декриминализации эвтаназии и ассистированного врачом суицида», «что связывается с общественным и государственным санкционированием возможности проведения эвтаназии». Всё сказанное подаётся Антиповым в качестве «поворота в биополитике, который обозначается как переход от управления жизнью к управлению смертью и умиранием». Ссылаясь на Мишеля Фуко и других философов-постмодернистов, Антипов относит своё исследование к западным suicide и death studies и делает вывод: «…эвтаназия и ассистированный врачом суицид в качестве социальных форм суицида, санкционированных государством, являются формами упомянутого управления». Для доказательства правомерности эвтаназии Антипов ссылается на статьи Всеобщей декларации о биоэтике и правах человека ЮНЕСКО. Автор сочувственно и подробно рассказывает о правовой и медицинской практике эвтаназии в странах Запада, в том числе о нидерландском и бельгийском законах об эвтаназии для детей независимо от возраста. В отношении профилактики суицида подростков в книге Антипова, наоборот, говорится, что такие действия угрожают правам человека на конфиденциальность и автономию, ибо включают «неожиданные и необоснованные визиты полиции, которые могут перерасти в насильственные столкновения и недобровольное медицинское лечение, утечку конфиденциальной информации, что может привести к стигматизации и дискриминации».

В книге Антипова имеется приложение, на котором надо остановиться особо. В нем даётся комментированный перевод текста принятого в Нидерландах в апреле 2001 года Закона «О разрешении на прекращение жизни по запросу и при помощи самоубийства». Закон санкционировал изменения в уголовном кодексе, предусматривающие, что такие деяния, как убийство по требованию и пособничество самоубийству, не считаются преступлениями. В комментарии Антипов пишет, что «Нидерланды были одной из первых стран, в которой сначала эвтаназия была декриминализирована, а затем и узаконена», и видит оправданность нидерландского закона в том, что тот «фиксирует уже существующее состояние». «Этот закон, — заявляет Антипов, — интересен тем, что практика легализации эвтаназии относится именно к заботе», и «поэтому, как мне кажется, этот документ должен быть опубликован на русском языке, чтобы ввести его в научное использование». «В любом случае, — резюмирует Антипов, — это важный документ, который можно считать тем, что задаёт тон в регулировании смерти и умирания не только в Нидерландах». Далее следует перевод «Закона об эвтаназии», в котором подробно прописана «забота» не только об убиваемом человеке, но даже об «оплате труда» председателя и членов этических комитетов, принимающих решения об эвтаназии. Нечего сказать, Антипов и его западные вдохновители внесли новое слово в оруэлловщину: «Убийство — это забота!»

Напомним нашим читателям, что статья 110.1 УК РФ предусматривает уголовное наказание за «склонение к совершению самоубийства путём уговоров, предложений, подкупа, обмана или иным способом при отсутствии признаков доведения до самоубийства», а также за «содействие совершению самоубийства советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения самоубийства либо устранением препятствий к его совершению или обещанием скрыть средства или орудия совершения самоубийства». В свою очередь, Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 05.01.2024) гласит: «Медицинским работникам запрещается осуществление эвтаназии, то есть ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента» (статья 45 «Запрет эвтаназии»). Существуют в России также жёсткие законодательные ограничения по донорству органов. Сегодня в нашей стране живой человек может пересадить только парный орган и только кровному родственнику. Обсуждение иных, тем более рыночных, форм донорства заведомо расходится с признанной законом практикой в России.

Положения российского законодательства носят не только правовой характер, они соответствуют мировоззрению нашего народа, выраженному в комплексе недавно принятых Указов Президента РФ, направленных на защиту традиционных ценностей. В частности, в Законе об основах государственной культурной политики говорится: «Перед Российской Федерацией стоит задача сбережения народа России». Поставленная нашим президентом задача имеет свои истоки в классической русской философии. Великий русский учёный и философ Михаил Васильевич Ломоносов в записке «О размножении и сохранении российского народа», переданной в 1761 году графу Шувалову для сведения императрицы Елизаветы Петровны, писал: «Полагаю самым главным делом сохранение и размножение российского народа, в чем состоит величие, могущество и богатство всего государства».

Философы из ИФ РАН не только отреклись от традиций русской философии, но в стремлении услужить интересам антироссийских сил занимаются пропагандой действий, прямо запрещённых российским законодательством, видимо рассчитывая, что такие действия станут практикой и будут легализованы. В этом они видят и свой интерес. Структуры ИФ РАН, получающие избыточное государственное финансирование (включая гранты Минобрнауки России, Российского научного фонда (РНФ), Российского фонда фундаментальных исследований, премии Правительства Москвы и др.), пользуются спонсорской помощью из-за рубежа и фактически находятся под внешним управлением.

В области биоэтики функцию легализации в России неприемлемых практик выполняет сектор гуманитарных экспертиз и биоэтики ИФ РАН (руководители — Борис Юдин, Павел Тищенко, Ольга Попова — ныне зам. директора ИФ РАН). Все основные темы сектора (интимные технологии, эвтаназия, ассистированный суицид, органное донорство, биотехнологическое «улучшение» человека — так называемый энхансмент) продиктованы отнюдь не задачами «чисто научных» исследований, а по существу представляют собой выполнение прямого заказа глобалистской элиты Запада.

Биоэтика имеет стратегическое значение для глобалистской элиты. Она служит философско-этическим обоснованием решения жизненно важных для неё задач: 1) умерщвления «лишнего» для «золотого миллиарда» населения и замены его биокиборгами, 2) максимального продления жизни (вплоть до бессмертия) самих членов элиты. Первая задача решается в биоэтике через эвтаназию и ассистированный суицид, биохимическую блокировку гетерономного развития, чайлдфри; вторая — через энхансмент. Всемирный экономический форум (ВЭФ) — легальная институция мирового правительства — навязывает правительствам и парламентам стран Запада и других регионов мира принятие программ эвтаназии. В одной только Канаде в 2022 году 13 000 человек стали жертвами эвтаназии, проводившейся по этим программам. ВЭФ и Международный валютный фонд предлагают пожилым людям рассмотреть возможность эвтаназии «ради детей». Председатель Европейского центрального банка Кристин Лагард заявила: «Старики живут слишком долго, и это представляет риск для мирового сообщества». Давосские дискуссии о «праве на смерть» регулярно выкладываются в Интернете. Одновременно развиваются программы энхансмента для богатых. В повестку последнего ВЭФ в Давосе был включён вопрос об использовании геоинженерных технологий для продления человеческой жизни.

Эвтаназия и энхансмент взаимосвязаны через обоснование практики донорства (дарения) органов жертв эвтаназии богатым пациентам энхансмента. Создание благоприятных медицинских условий осуществления эвтаназии преследует циничную цель обеспечения заказчиков качественными органами-заместителями. Вопрос органного донорства является насущной практической проблемой для представителей глобальной элиты. Как известно, например, Дэвид Рокфеллер перенёс семь операций по пересадке сердца, и последняя, в ходе которой Рокфеллер получил восьмое в своей жизни сердце, была проведена ему в возрасте 99 лет и стоила миллионы долларов. Наиболее благоприятные условия для поиска поставщиков новых органов существуют в специально созданных «серых» пространствах, подобных Косово или Украине. Наряду с геополитическими мотивами, именно в этом — одна из причин агрессивных действий НАТО.

Препятствием для легализации ассистированного суицида, эвтаназии и свободы органного донорства являются национальные системы законодательства и принцип суверенитета, заложенный в системе международного права. Для легализации неприемлемых практик Западом применяется альтернативная международному праву система, основанная на правилах, которые вырабатываются этическими экспертными комитетами, обосновываются с помощью этической и гуманитарной экспертизы. Вот что подразумевается под понятием «гуманитарная экспертиза» и вот почему сектор ИФ РАН, где работает Антипов, носит название «сектор гуманитарных экспертиз и биоэтики». После такой «экспертизы» правила принимаются в виде деклараций международными организациями (ЮНЕСКО, ВОЗ, Международное общество клинической биоэтики (ISCB) и др.), а затем предъявляются в качестве императивных национальным правительствам под угрозой применения санкций.

В частности, так были приняты имеющие антироссийскую направленность Декларация этических принципов относительно изменения климата ЮНЕСКО и политический документ ЮНЕСКО «Экологическая этика», обосновывающие ограничение национального суверенитета на природные ресурсы. Признанный иноагентом зав. сектором этики ИФ РАН Апресян был заместителем председателя Специальной экспертной группы ЮНЕСКО по разработке этих документов.

Совместно с Апресяном зав. сектором биоэтики ИФ РАН Юдин участвовал в разработке Базовой учебной программы ЮНЕСКО по биоэтике и как эксперт ЮНЕСКО привлекался к разработке проекта Всеобщей декларации ЮНЕСКО «О биоэтике и правах человека». Будучи одновременно заместителем председателя Комитета по биоэтике при Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, Юдин инициировал Заявление Комитета о необходимости легализации в России эвтаназии. В Заявлении Комитета было сказано: «Внимание к эвтаназии возникло после её легализации в первые годы нового тысячелетия в Голландии, Бельгии и некоторых кантонах Швейцарии… В российском законодательстве эвтаназия запрещена… Вместе с тем мы понимаем, что настойчивое требование легализации эвтаназии является неслучайным… В стране растёт влияние либеральных идей, настаивающих на неотъемлемом праве каждого человека вести тот образ жизни, которой представляется для него наиболее удобным, и прервать жизнь тогда, когда её продолжение станет для данного человека бессмысленным... Российский комитет по биоэтике предлагает организовать и провести широкое общественное обсуждение проблемы эвтаназии в нашей стране. Необходимо поддержать подготовку популярных образовательных программ на телевидении, издание широкодоступной литературы, разъясняющей смысл эвтаназии как современной медицинской практики и тех моральных ценностей, которые могут определить осмысленный, нравственно обоснованный и политически эффективный ответ на эту острую проблему. Мы полагаем, что обстоятельное публичное обсуждение поможет не только обществу осознать реальные проблемы, которые лежат в основе требований легализовать эвтаназию, но и политическим партиям России более чётко сформировать свои позиции по проблемам развития отечественного здравоохранения, понять настроения и ожидания населения и, как следствие, проводить более эффективную политическую линию». Кстати, сын Бориса Юдина социолог Григорий Юдин 19 января 2024 года признан иностранным агентом.

Структуры ИФ РАН выполняют в России функцию академической дискурсивной легализации законодательно защищённых социальных практик, несовместимых с традиционными ценностями, открывают для них окно Овертона в публичном пространстве и осуществляют, как видно из Заявления, политическое давление с тем, чтобы изменить российское законодательство.

Показателен проект РНФ № 15-18-30057 (2015–2018 гг.) «Гуманитарный анализ биотехнологических проектов „улучшения“ человека» (руководители: Б. Юдин, а после его смерти — П. Тищенко, участники: О. Попова и Г. Юдин (иноагент). В отчёте по проекту сказано, что он «реализует функцию информирования и посредничества между различными участниками процессов улучшения человека, построения биоэтики как института гражданского общества». Биоэтика тем самым прямо рассматривается не как философская дисциплина, а как форма пропаганды в публичном пространстве.

В том же отчёте по проекту указано, что его руководители участвовали в 2015 году как представители российской биоэтики в саммите Biotechnology and the Ethical Imagination (BEINGS). В саммите BEINGS «лидеры мировой мысли» вырабатывали универсальные нормы, которые позволят определить направление глобального биотехнологического прогресса на долгие годы и устранить препятствия для этого, вызванные суверенным характером национальных правовых систем. Соответствующий документ был принят.

Организатор саммита BEINGS — Университет Эмори (Атланта, США). Центром этики Университета Эмори руководит Николас Фоушин — лектор проектов ИФ РАН, соавтор Апресяна и Юдина. Основная цель биоэтических разработок Университета Эмори — применять результаты биотехнологий для «улучшения» человека. Университет Эмори финансируется корпорацией Coca-Cola. Coca-Cola — спонсор глобального ЛГБТ-сообщества*, войны Запада против России на Украине, выдавливания России из Олимпийского движения.

Продвижение глобалистской повестки в отдельных странах в области биоэтики координирует Международное общество клинической биоэтики (ISCB), в совет директоров которого от России входил Б. Юдин, а затем О. Попова. После избрания Поповой в состав руководства ISCB эта организация провела в 2017 году в ИФ РАН впервые в России свою очередную (14-ю) Всемирную конференцию, на которой председательствовали тогдашний директор ИФ РАН академик Андрей Смирнов и президент ISCB Лука Томашевич, бывший капелланом хорватской армии во время геноцида сербского народа в боснийской войне. В ходе конференции руководители ISCB заявили, что «морфологическая свобода», т.е. право на безграничное кибер-изменение своей телесной природы, входит неотъемлемой частью в «права человека», и потому «улучшение» человека — не предмет индивидуального права, оно должно подобно допингу регулироваться универсальными нормативными документами, принятыми на международном уровне.

В результате Конференции ISCB перед сектором биоэтики и гуманитарных экспертиз ИФ РАН была поставлена задача выделить тематику эвтаназии в отдельное направление работы и начать по нему подготовку кадров с целью систематической пропаганды, направленной на кардинальное изменение российского законодательства. Вот почему в 2018 году в сектор был рекрутирован Антипов — аспирант кафедры этики философского факультета МГУ (зав. кафедрой — ВРИО директора ИФ РАН Абдусалам Гусейнов). На кафедре Гусейнова Антипов подготовил диссертацию, в основных положениях которой говорилось: «Эвтаназия и ассистированное врачом самоубийство расширяют традиционный формат рассмотрения суицида… при этом используются новые аргументы, исходящие из включения суицида в институциональные практики. Новые аргументы вытекают из биоэтических принципов и приобретают свою значимость в контексте уважения личности».

Активность Антипова и сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики не является их самодеятельностью, она входит составной частью в общую линию, реализуемую ИФ РАН на протяжении десятилетий под руководством Гусейнова. В рамках этой деятельности сектора этики и биоэтики ИФ РАН работают на аутсорсинге по заказу глобальных структур, решающих задачи обоснования переделки человеческой природы и легализации эвтаназии, прежде всего Фонда Сороса**, который с начала своего существования разрабатывает проекты в области эвтаназии. Сорос финансирует активистов, продвигающих эвтаназию и помощь в самоубийстве по всему миру. Положения о праве на смерть включены с подачи Сороса в документы ВОЗ как составная часть «прав человека».

Ещё в далеком 1988 году по инициативе Гусейнова в Институте философии АН СССР был проведён советско-американский семинар «Этика отношения к безнадёжно больным», в котором с американской стороны приняли участие Бернард Герт, Дэниел Виклер и др. Герт — профессор Дартмутского колледжа, был одним из теоретиков морального обоснования ассистированного суицида и получил известность тем, что предложил новый метод легализации самоубийства. Герт утверждал, что, согласно предварительным научным данным, смерть от голода и обезвоживания якобы не обязательно должна сопровождаться страданиями. Дэниел Исаак Виклер — штатный философ Президентской комиссии США по изучению этических проблем медицины и первый штатный специалист по этике ВОЗ. Он обосновал расширение понятия смерти, позволяющее увеличить количество случаев, когда лечение может быть прекращено. В книге «Этические и идеологические предпосылки политики замены органов» Виклер развил концепцию «непригодного с медицинской точки зрения» потенциального реципиента и стандарт добровольности в донорстве органов. После советско-американского семинара сектором этики Института философии РАН был опубликован сборник докладов американцев, среди тем которого были: «Умерщвление и предоставление возможности умереть», «Добровольная активная эвтаназия», «Альтернативные источники органов и тканей», переведено несколько статей по эвтаназии для журналов и альманаха «Этическая мысль», выходившего под редакцией Гусейнова. В 2001 году ИФ РАН был опубликованы план и программа учебного курса Апресяна по этике, в котором целый раздел посвящён эвтаназии. На странице сектора этики ИФ РАН выложена программа учебного курса «Биомедицинская этика», в которой присутствуют темы и практические задания по вопросам эвтаназии.

В 2004 году в ИФ РАН Гусейновым и Апресяном был создан Центр прикладной и профессиональной этики (ЦППЭ). Одним из направлений работы ЦППЭ стала биоэтика. При поддержке Фонда Сороса ЦППЭ провёл Международный образовательный проект «Развитие этического образования в высшей школе» (2004–2007), включавший семинары и летние школы для молодых философов. В ходе проекта Робертом Холмсом был прочитан курс «Эвтаназия, самоубийство и ассистированное врачом самоубийство» и проведён мастер-класс. Холмс — профессор философии Университета Рочестера, соавтор Джина Шарпа по теории «ненасилия». В Москве Холмс находился в качестве стипендиата Фонда Фулбрайта и известен тем, что обосновал понятие «ассистированное самоубийство».

Другим лектором проекта ЦППЭ ИФ РАН был упоминавшийся выше Н. Фоушин, соавтор Апресяна по книге о «теории справедливой войны», которая сейчас используется для осуждения СВО. Фоушин является также одним из разработчиков «теории справедливой медицины». В электронной библиотеке сектора этики ИФ РАН была выложена статья Фоушина (переводчик — А. Прокофьев, ныне — зам. директора ИФ РАН), в которой говорилось, что теория справедливой медицины есть следствие из теории справедливой войны, и поскольку эта теория полезная и гибкая, то причин ограничивать её применение только условиями экспериментов не существует. Согласно теории, если в принятии решения об ассистированном суициде и эвтаназии принимал участие этический комитет, то соблюдены все необходимые этические принципы, и тогда ассистированный суицид может считаться допустимым и этически оправданным.

По итогам Международного образовательного проекта ЦППЭ ИФ РАН в 2009 году под редакцией Апресяна был издан сборник «Общественная мораль: философские, нормативно-этические и прикладные проблемы». В предисловии Апресян специально указал, что издание является результатом проекта, реализованного на базе программ развития социально-гуманитарного образования Института «Открытое общество» — Фонда Сороса и при его финансовой поддержке. В тексте сказано: «Необходимо, на наш взгляд, подготовить общественное мнение к тому, что добровольная эвтаназия (активная и пассивная) вполне может быть совместима со справедливостью, гуманностью и милосердием, и её легализация должна рассматриваться как реализация права человека на достойную смерть». Кроме того, в книге выражается неудовлетворённость тем, что по законам РФ посторонний человек не может при своей жизни продать или подарить другому свой орган, и отмечено, что это противоречит этическому принципу презумпции согласия, в соответствии с которым, если человек в явной форме не возражал против посмертного изъятия его органов и если таких возражений не высказывают его родственники, то это означает согласие на забор органов.

В 2021 году Антипов, работая в ИФ РАН, защитил диссертацию, был повышен в должности и стал вести активную пропаганду эвтаназии. Он автор телеграм-канала «История одного умирания». Кроме того, Антипов размещает свои материалы на специализированной платформе deathoccasions. Здесь 25 апреля 2023 года он выступил с просветительским материалом «Что мы знаем о суициде?», включавшем такие темы, как «Что такое suicide studies?», «Ассистированный врачом суицид» и др. Антипов опубликовал статью, в которой признал неубедительность аргумента «скользкого склона», выдвигаемого противниками эвтаназии; согласно этому аргументу, разрешение эвтаназии в отношении одного случая или типа случаев неминуемо приведёт к её неконтролируемому распространению на другие ситуации). Вывод Антипова был включён в научные результаты сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики ИФ РАН по госзаданию за 2021 год вместе с выводом Тищенко о том, что смерть в технологиях эвтаназии превращается в медицинское средство, а сама эта процедура — в акт врачебного милосердия.

Сторонники античеловеческих практик понимают, что их риторика может вызывать естественное отторжение у людей. Поэтому в изданном в 2021 году ИФ РАН сборнике в честь юбилея Тищенко Антипов предложил устранить негативное восприятие обществом эвтаназии, заменив термин «ассистированное врачом самоубийство» на «ассистированное врачом умирание», «что должно привести к элиминации негативных и стигматизирующих коннотаций относительно употребляемых слов».

Пропагандисты эвтаназии понимают и то, что взлом традиционных российских ценностей заботы о престарелых нельзя осуществить без подрыва духовных оснований нравственных принципов, без атаки на русское православие. Не случайно в докладе на Всемирной конференции ISCB Попова, сославшись на документы Конференции европейских церквей и Американской академии религии, утверждала, что «в современной теологии отсутствует однозначная позиция о границах допустимого технологического вмешательства в человеческое тело и что она приобретает характер публичной теологии, делает акцент на диалоге экспертов и публики». По существу речь шла о внеконфессиональной квази-религиозной санкции на энхансмент и эвтаназию.

Вот почему в своей пропаганде эвтаназии сектор гуманитарных экспертиз и биоэтики опирается на содействие кочетковцев — либерально-реформаторской секты в русском православии под руководством священника Георгия Кочеткова. Оплот кочетковцев — Свято-Филаретовский институт (СФИ) находится в нежной дружбе с гнездом иноагентов — пресловутой «Шанинкой». СФИ поддерживает тесные отношения сразу с несколькими секторами ИФ РАН. Именно на круглом столе в СФИ Апресян высказал свои утверждения, оценённые статусом иноагента, об агрессивности действий Советского Союза в войне и равной ответственности СССР и нацистской Германии. Связь между сектором и кочетковцами осуществляется через Алину Патракову, учёного секретаря СФИ. Патракова была аспирантом Поповой и в 2022 году защитила диссертацию в ИФ РАН. В проектах сектора Патракова вместе с Антиповым занималась тематикой эвтаназии. При этом по какому-то недоразумению Попова является членом Синодальной комиссии по биоэтике Русской Православной Церкви.

В 2022 году Антипов дал интервью «Право на смерть: суицидальный туризм» принадлежащему кочетковцам медиаресурсу S-T-O-L, в котором сказал: «Наиболее прогрессивное законодательство в отношении тяжёлых пациентов сейчас действует в Нидерландах. Эвтаназия в этом государстве уже составляет более 4% всех смертей. Недавно в голландский парламент подали законопроект, расширяющий применение эвтаназии для пожилых без медицинских показаний. По нему все, кому исполнилось 75 лет, независимо от состояния здоровья, могут добровольно уйти из жизни, так как, утверждают авторы проекта, к этому возрасту “жизнь уже состоялась”. У жителей Голландии также есть “право на смерть” — согласие на невмешательство медиков в случае остановки сердца и последующее донорство органов после наступления смерти». Ситуация в России иная: «Сейчас она попадает под статью об убийстве Уголовного кодекса РФ и может караться 15 годами лишения свободы. Впрочем, вопрос не только в законе. Тема табуирована даже в околонаучном сообществе, не говоря уже о простых обывателях. Эвтаназию в России многие рассматривают как нечто несовместимое с моралью». Биоэтики из ИФ РАН обосновывают моральность того, что единодушно признано в обществе аморальным.

В 2022 году Антипов выступил на семинаре «Вспомнить Фуко» Института социально-гуманитарных наук Тюменского государственного университета (руководитель семинара — член редколлегии журнала «Логос» Игорь Чубаров. Семинар служит продвижению разного рода постмодернистских studies: death, porno и пр. Антипов защищал практику прижизненных завещаний в форме контракта, которые заранее предоставляют врачу право на совершение эвтаназии, даже если в момент её совершения сам пациент будет против (например, в случае наступившей болезни Альцгеймера станет утверждать, что не заключал такого контракта). Антипов выразил сожаление в связи с тем, что «в России мы этого сделать не можем, потому что у нас нет для этого соответствующего юридического инструментария», и добавил: «Нам нужна нормативная система, в которой мы могли бы это полноценно реализовать».

В последние годы сектор биоэтики и гуманитарных экспертиз ИФ РАН уделяет первостепенное внимание органному донорству, подчёркивая аспект добровольного дарения органов. В статьях Поповой и Антипова оно называется добродетелью, которая нуждается в поощрении, и ставится вопрос о дополнительном экономическом стимулировании этого процесса.

Ещё одной формой пропаганды эвтаназии становится её эстетизация. 2 июня 2022 года Антипов провёл в ИФ РАН семинар «Эвтаназия в современной культуре и искусстве», в ходе которого заслушивались доклады: «Образы „достойной смерти“ в современной медикализированной культуре», «Управление смертью: эвтаназия и власть», «Био-арт между убийством и эвтаназией», «Репрезентация эвтаназии: как киноязык говорит о „лёгкой смерти“». Видеозапись семинара выложена на YouTube-канале ИФ РАН. Выступая на семинаре, Антипов мотивировал его проведение тем, что обсуждение изображения эвтаназии в произведениях искусства (литература, театр, кинематограф) наиболее удобно для организации общественной дискуссии, позволяет легче ввести эту тему в общественное сознание.

Вся публичная активность ИФ РАН по тематике эвтаназии и ассистированного самоубийства, включая научные статьи и доклады на конференциях, фактически ставит под вопрос законодательное запрещение этой практики в России, как если бы её осуществление оставалось предметом свободной дискуссии. Тем самым ведётся пропаганда такой практики, уже реализованной в «наиболее прогрессивном законодательстве» стран Запада. Если пропаганду, направленную на дискредитацию Вооружённых сил РФ, мы приравниваем к экстремизму, то как оценить пропаганду самоубийства и медицинского умерщвления человека, запрещённую нашим законодательством, и «научные» призывы к изменению этого законодательства ради легализации убийств?!

* Запрещённое в РФ экстремистское движение

** Нежелательная в РФ организация

4 февраля 2024
1.0x