Сообщество «На русском направлении» 00:00 11 апреля 2012

Где витает дух

<p><img src=/media/uploads/15/3_thumbnail.jpg></p><p><strong><em>Беседа главного редактора газеты «ЗАВТРА» с губернатором Калужской области</em></strong></p>
0

На заводе Volkswagen в технопарке «Грабцево» (г. Калуга)

Беседа главного редактора газеты «ЗАВТРА» с губернатором Калужской области

Александр ПРОХАНОВ. Анатолий Дмитриевич, я не впервые у вас в гостях. Вы уже много лет руководите Калужской губернией — удивительной землёй, которая всё больше и больше пленяет меня. Я в ней открываю много восхитительного, таинственного, до сих пор для меня не разгаданного. Я буду задавать вопросы, которые очень важны для понимания нашей русской жизни, сегодняшней реальности.

Анатолий АРТАМОНОВ. Александр Андреевич, я рад снова приветствовать вас. Что касается вашей влюбленности в Калужскую землю — абсолютно не сомневался, что она вам понравится. Потому что она — намоленная, пропитанная духовностью настолько, что не может не очаровать.

А.П. Чем сложнее общество, тем сложнее люди, тем выше их требования к обществу и к бытию в целом. Накануне парламентских и президентских выборов Москва «кипела», бурлила: Болотная площадь, проспект Сахарова — на эти марши вышли в основном люди, которые вкусили другой стандарт жизни. Это не деревенские старушки. Это люди новой формации, живущие, возможно, за счет олигархических капиталов, которые фонтанируют в Москве. Они работают в суперсовременных офисах, они повидали мир, они сравнивают ситуацию в нашей стране с тем, что видят за рубежом. И эти люди вышли с огромными претензиями к действующей власти. Не чревато ли это «завихрениями» в стране? И тихо ли у вас здесь?

А. А. Пока тихо. Но надо очень тонко чувствовать настроения людей. Никто сегодня не хочет, чтобы прекратились прогрессивные перемены, чтоб затормозилось развитие или, тем более, был откат назад. Как в стране в целом, так и в отдельном регионе. Я, например, при всем своем стремлении к поступательному обновлению, опасаюсь не заметить, пропустить тот момент, когда появятся признаки этого самого застоя, и понимаю, что наступит момент, когда я должен буду сказать себе: «Всё, твое время прошло. Должны прийти новые люди, которые будут дальше нести эстафету». И тогда жители области будут спокойны: они увидят и преемственность, и перспективу. Это очень важно.

А.П. Любое большое дело: в политике, в экономике, в культуре, — как правило, живёт и развивается благодаря лидеру, который является её идейным и социальным двигателем. Лидер уходит — и начинает разрушаться созданная им система. Ушел Королёв — и советский космос «затрещал». Ушел Сталин — стал разрушаться Советский Союз. Где эта грань? Может быть, вы торопитесь, думая покинуть пост. Будут ли ваши преемники верны идеологии развития? Ведь то, что вы здесь делаете, — во многом персонифицировано. Этого не делает, например, соседний губернатор. Это ваше дитя. Как вы можете передать его в другие руки?

А. А. Самая главная задача для любого руководителя — с первого дня работы воспитывать себе преемников. Если преемственность будет — тогда всё сложится нормально. Я пока не собираюсь уходить. Но, вместе с тем, когда это случится, будет важно, с чем сюда придёт новый человек. Мог ли я пойти работать в другой регион? Да, мог. Но то, что я делаю здесь, в области, не щадя себя самого, — не факт, что буду делать в ином месте. Потому что я сам не знаю, как бы я там работал. Если здесь у меня всё естественно получается, то там я себя буду заставлять и считать дни, когда вернусь на свою Малую Родину. Это нужно учитывать. Об этом надо говорить, потому что очень большая опасность, когда нет преемственности. Если приходит человек, считающий, что раньше всё было плохо, а с него начнется всё хорошее, — это может быть катастрофой. Его надо уже на второй день отстранять от власти. Потому что человек, который не видит заслуг предшественников, — это пустой человек. У него самого никаких заслуг не будет.

А.П. Эта драма ожидает вас и Калужскую область впереди. Я — человек советский, старомодный, предпочитаю централистские тенденции в управлении предприятием, корпорацией и страной в целом. И меня пугает внезапный, случившийся месяц назад переход от концепции назначаемых губернаторов… Она нелегко далась стране и появилась потому, что регионы пошли вразнос. Там возникли мафиозные кланы, которые губернаторов «штамповали» в процессе выборов. И нас убедили, что назначение губернаторов — это благо для страны, для власти, которая еще очень слаба. Она робкая, хрупкая, неэффективная. И вдруг, буквально на следующий день, нам говорят, что нет, выборность губернаторов — это великое благо. И мы возвращаемся к этой выборности. А что такое выборы? Это состязание…

А. А. В красноречии.

А.П. Да. И человек, который будет стремиться занять ваше место, поневоле должен будет вас критиковать, говорить, что при Артамонове было скверно. И начнется демагогия, которая нас в 90-е годы разнесла вдребезги. Это меня тревожит. Вы, будучи уверены, что ваша тенденция должна сохраниться, воспитывали себе преемников: технократов, понимающих ваши замыслы, — и рассчитывали, что, когда придет время, они вас заменят. А если придет другой человек? Жириновский?

А. А. Меня успокаивает одно: сейчас в Калужской области реально сможет выиграть выборы только тот, кто будет говорить о продолжении нынешней политики. Я глубоко в этом убежден. На недостатки, которые можно накопать, сегодня наше население не купят. Люди очень дорожат тем, чего они добились и что имеют. Вряд ли кто-то сможет выиграть эти выборы на противостоянии. Хотя, конечно, опасность есть. Всё равно — это будет еще не скоро. Я еще поработаю.

А.П. Дай Бог. Я хочу посмотреть, как это всё будет реализовано. Если страна снова пойдёт вразнос, я опять стану оппозиционером.

А. А. Может, и есть такая опасность, в самом деле.

А.П. Анатолий Дмитриевич, вы в Калужской области начали модернизацию задолго до того, как эта формула прозвучала из Кремля. Задолго до того, как это встало на повестку дня.

А. А. Более того: меня критиковали, пытались остановить, говорили: «Зачем ты это делаешь? » Организовывали всякие письма на высокий уровень: «Зачем он привлек сюда иностранных инвесторов! » Я объехал весь мир. В Америке, в Китае, в Японии, в Корее, в Европе — везде был и посмотрел, с чего начинали страны, находившиеся в упадке, как они добились успехов в развитии. Незачем выдумывать то, что другие уже сделали. Нужно просто перенять их опыт. Спасибо Владимиру Владимировичу Путину, что поддержал наши начинания.

А.П. Модернизация сама собой не произойдёт, у неё есть и противники. Необходимо найти или создать социальный слой, который бы поддержал курс на развитие, то есть гвардию модернизации. Я сказал Путину во время прямой линии: «Кто ваши преображенцы и семёновцы? » У вас в области тоже должны быть свои семёновцы и преображенцы. Вы создали в Калужской губернии аэродром, на который один за другим опускаются экзотические самолёты — заводы иностранных фирм: японских, французских, немецких…

А. А. Российских…

А. П. Я был на этих заводах. Они, конечно, поражают своими стандартами. Это другая цивилизация. И вот, она опустилась в наш мир, который, по существу, 20 лет дремал. Соединяются две материи: наша, русская, утомлённая реформами, нуждающаяся в Возрождении, в русском Ренессансе, — и чёткая, порой агрессивная цивилизация других стран. Как они друг с другом взаимодействуют, как происходит их встреча? Выгорает ли наша земля, или же прилетевшая сюда цивилизация начинает тускнеть? Как происходит момент встречи двух культур?

А. А. Без противоречий здесь не обходится. Среди них есть такие, которые носят вполне естественный характер. Например, у нас в области была разноплановая экономика. Теперь к традиционным предприятиям добавились предприятия новых отраслей. Взять хотя бы автомобилестроение. Мы в прошлом году выпустили более 10% от общероссийского объема производства автомобилей. А будет еще больше: в этом году выходит на полную мощность завод «Пежо—Ситроен—Мицубиси». Появление предприятий новой экономики очень здорово помогло в решении многих социальных вопросов, потому что область получила дополнительные налоги. А главное — их появление сразу создало конкурентную среду на рынке труда. Когда нет конкуренции, то собственник предприятия — а сегодня у всех предприятий есть собственники — может платить минимальную заработную плату, и работники вынуждены этим довольствоваться. И сколько бы я ни уговаривал платить больше, заработная плата оставалась очень низкой. А вот 6 лет назад мы уже вышли на третью — после Москвы и Подмосковья — позицию в Центральном округе по размеру средней заработной платы. Пришли новые предприятия, у которых считается неприличным и даже невозможным платить нищенскую заработную плату, «экономить» на налогах. Началась борьба за рабочего, инженера — и традиционным предприятиям пришлось платить больше. Поэтому мы стали слышать: «Понаехали тут иностранцы, наших рабочих переманивают, зачем нам кто-то будет диктовать уровень зарплат? » Во время выборов наши оппоненты пытались играть на патриотических чувствах и говорили: «Вместо того, чтобы помогать отечественной промышленности, вдруг стали приглашать иностранцев». Я отвечаю: «Коллеги, давайте посмотрим: кто отечественный, а кто нет. Вот предприятие, которое Дерипаске принадлежит, — отечественное, если капитал у него зарегистрирован не в России? А вот Мордашов, который у нас Турбинным заводом владеет, рядом с корпусами »Фольксвагена« построил в сотрудничестве с иностранными компаниями еще два завода. Потому что ему требовалось оборудование, которое в России не производится. Что в этом плохого? Абсолютно не важно, какое происхождение у капитала. Важно, чтобы предприятие было у нас, и наши люди там работали. На »Фольксвагене« сегодня заняты 6 000 человек. Давайте на минутку представим, что этого предприятия в Калужской области нет. 6 000 человек вынуждены были бы искать себе где-то работу. Причем работу, где прекрасное бесплатное питание, спецодежда, охрана труда, социальный пакет и так далее. Не факт, что они бы ее нашли. А чем это может обернуться, кроме роста социальной напряженности?

В нашей стране прошла прихватизация, приватизации у нас не было. Кто у нас является собственниками так называемых отечественных предприятий? Ни одного случая я не знаю, чтобы предприятиями владели группы рабочих или начальников цехов. В одночасье собственниками предприятий стали, как правило, бывшие их директора. Что они делают дальше? Вот владелец »Автоэлектроники« Андрей Виленович Перчян продает её иностранной компании. Спрашивается: что, это он построил данное предприятие? Нет. Почему же деньги от продажи предприятия должен был положить в карман именно он, а не рабочие?

Владелец завода »Стройполимеркерамика« Мамбетшаев Саит Ваитович продает испанцам это крупнейшее предприятие по производству строительной керамики: фаянс, кирпич 80 млн. штук в год, некогда построенное Министерством среднего машиностроения. Теперь представьте: я инициирую вложение средств в эти предприятия. А через пару месяцев они еще бы дороже продали их вместе с вложенными народными деньгами. Ликероводочный завод — одно из лучших предприятий было в Советском Союзе — сегодня вообще прекратил свое существование. Потому что собственник продал его жулику, который завод разорил и теперь пытается нам продать его помещения, землю… Я не знаю ни одного случая, чтобы пришла иностранная компания, построила предприятие, а потом разорила его или продала. Надо смотреть не на национальность в паспорте, а на реальные действия собственника: как он развивает предприятие, как относится к работникам. Я некоторым нашим директорам говорю: »У тебя завод, огромные цеха, которые когда-то построили по старым технологиям, — это всё «сжирает» ресурсы. И объёмов производства у тебя нет под такие площади. Это ложится на себестоимость. Давай, мы дадим тебе землю в индустриальном парке. Ты построишь новые цеха, перевезёшь туда оборудование, а это отдашь городу. Если нет денег, мы тебе построим. И у тебя будет конкурентоспособное предприятие. Сразу продукция подешевеет в 2–3 раза, её станут покупать. А на твоём месте мы построим жилые дома«. Ни один пока на это не пошёл. Готовы подождать, пока предприятие совсем »ляжет«, а землю можно подороже продать. Я предупредил всех, кто спекулирует на этой теме: »Если вы действительно этого хотите, я начну говорить всю правду об итогах приватизации — ту правду, о которой люди зачастую не знают. Момент истины настаёт.

А.П. Вы и сейчас уже говорите правду.

А. А. Да. Я готов вести дискуссию всерьёз. Плохо, что эти люди хотят ввести в заблуждение не только общественность, но и рабочих наших предприятий. Кроме того, их домыслы читают и слушают те, кто хотел бы прийти в регион с инвестициями, а это может если не остановить, то затормозить открытиеновых производств. Да и в целом плохо влияет на имидж России. Настало время поднять этот вопрос на федеральном уровне. Поставить точку, сказать: «Если вам когда-то удалось »хапануть«, благодаря тем законам, которые принимали впопыхах, то вы должны дать ответ — почему вы не обеспечили развитие предприятий, как те самые иностранцы, в сторону которых вы показываете пальцем? »

У нас в области инвестиции делятся пополам. Одна часть — иностранный капитал, а вторая — капитал отечественных компаний. И среди них есть те, которые каждую копейку вкладывают в развитие. Например, Алексей Мордашов. У него самолета личного нет, дом — довольно скромный в Вологде, офис в Москве — ничего примечательного. Он всё вкладывает в развитие производства: купил Турбинный завод, еще два новых завода построил… Владимир Лисин скоро будет открывать у нас крупнейшее, самое современное сейчас в Европе предприятие по производству стали — электрометаллургический комбинат. К таким людям нельзя не относиться с уважением. И они ни разу не сказали, что им иностранные предприятия мешают. Они с ними сотрудничают.

А.П. Вы сказали интересную вещь по поводу саботажа и сопротивления вашей экономической политике. Два года назад я побывал на заводе «Фольксваген». Там — танцующие роботы, феерия огней. Я был восхищен этой новой техносферой, которой еще не видел в России. Но эта технотронная сфера находится в Калуге как бы в резервации, в локальной зоне. А за пределами их КПП — всё те же печальные дома, плохие дороги, иногда горы мусора… В Европе стандарт цивилизации везде одинаков. На заводе или за барной стойкой — одно и то же. Как вживить эту цивилизацию у нас, чтобы изменить быт. Когда это произойдет?

А. А. Я иногда тоже с горечью об этом думаю. Но, тем не менее, радуюсь переменам, которые вижу в людях. Для того, чтобы произошли перемены в окружающей среде, они должны произойти в самих людях. Мы поставили задачу до первого мая сделать на дорогах ямочный ремонт. И мы его сделаем. Но, чтобы произошли глобальные изменения к лучшему, должна сформироваться критическая масса той части населения, которая не хочет жить по-старому. Чтобы люди не только требовали от власти перемен, но и сами становились их участниками. Потому что именно из них потом будут выходить Главы муниципалитетов, управляющие коммунальными предприятиями и так далее. И они уже будут по-другому относиться к делу. Директора наших предприятий так называемой традиционной экономики, признают: те работники, которых они уговорили вернуться, — с «Фольксвагена», например, — это уже совершенно другие люди. Они вкусили другую культуру, и в этом большой смысл, большой резерв…

А.П. Удается ли вам, Анатолий Дмитриевич, преодолеть апатию народа? Ведь самый главный враг модернизации — это равнодушие людей, это изверившийся народ, привыкший к тому, что его постоянно обманывают, из него выжимают все соки. На какие местные факторы вы в своей деятельности опираетесь?

А. А. Александр Андреевич, самым большим своим достижением — даже большим, чем перемены в экономике, — я считаю то, что мне удалось сформировать команду профессионалов, которые мне поверили и очень успешно сейчас работают. Это дорогого стоит. У тех людей, с которыми я начинал работать, была совершенно другая психология. Я бы с ними ничего не смог сделать. Сегодня, когда инвесторов спрашивают — почему пришли работать в Калугу — они отвечают: «Логистика хорошая, близость к Москве, но главное — мы имеем в лице правительства области команду людей, с которыми мы говорим на одном языке». Это так и в прямом, и в переносном смысле. Те, кто у нас работает с инвесторами, свободно владеют английским языком и думают привычно для наших партнеров. Кроме того, наша команда — это люди, которые говорят то, что они собираются делать и делают то, что они говорят. Это очень важно. А моя сегодняшняя функция в большей степени заключается в том, чтобы продолжать этот процесс воспитания, процесс закрепления эффективных принципов и знаний. У нас практически каждый месяц проходят обучающие тренинги правительства и тех людей, которые занимают ключевые позиции в развитии экономики. Суббота и воскресенье по 12 часов в день — совершенствование управленческой деятельности. Учиться этому надо непрерывно, постоянно. Каждый год я вожу коллег в разные страны. Я не скрываю, моим идеалом является Ли Куан Ю. То, что он сделал, заслуживает и восхищения, и уважения. Я повез всё наше правительство в Сингапур. В учебных заведениях нам рассказали историю успеха. Мы побывали и в индустриальном парке, и в технопарке, и в корпорации развития, и в управляющих компаниях. И с радостью увидели: у нас есть уже многое из того, что они имеют.

Если человек приходит во власть, и у него появилась мысль о собственном благополучии, ему надо сразу сказать: «Ты ошибся». Оплата труда бывает разной. Кому-то важны деньги, а для меня и моей команды важнее моральный фактор, моральное удовлетворение. Я вообще никогда не скрывал любовь к своей родной земле, выше которой быть ничего не может. И для меня принести ей пользу — это высшая награда. На ту заработную плату, которую мы получаем, с голоду еще никто не умирал. И костюм можно купить, и туфли, и детей одеть — обуть. Всё нормально. А олигархи — они несчастные люди. Я — раб своей работы, но мне это приятно. А он раб своих денег — это гораздо хуже.

А.П. Да, вы — счастливый человек… Мы побывали в удивительном месте, родном городе двух русских цариц — Мещовске. На центральной улице — разбитый асфальт, неказистые дома. Но немного отъехали в сторону — прелестные маленькие улочки, дома все ухоженные, нет развалюх, покрыты черепицей, прекрасные пакетные окна. Видно, что город уже пережил мучительные времена. Люди поднакопили жирок. Но, главное — я увидел людей удивительной духовной красоты. Не говорю об отце Георгии из Свято-Георгиевского монастыря. Те учителя, которые нас возили, рассказывали о таинственной мифологии мещовской земли, ее истории. А чего стоят другие калужские обители: Оптина Пустынь, Шамордино, Черно-Островский монастырь?! Это такие окна в мироздание, через которые идут инвестиции от Господа Бога. Как вы в качестве губернатора используете эти инвестиции, эти энергии?

А. А. Я — человек верующий и знаю очень многих священнослужителей, помогаю всем без исключения по мере сил. Я замечаю: где совместно работают священник и местные власти — обязательно есть порядок и успех. Тот же Мещовский район совсем «падал». Стал возрождаться монастырь, пришел туда отец Георгий, начал раскапывать историю. Теперь в Мещовске ежегодно проходит Международная конференция, посвященная 400-летию дома Романовых, воздвигнут памятник первой царице Дома Романовых Евдокии Стрешневой. Одновременно мы начали привлекать в район инвесторов. Сейчас будем строить там животноводческий роботизированный комплекс. В этом году пройдёт великолепная дорога через Мещовск до Мосальска. Будем открывать там спортивный комплекс. И появилось другое настроение у людей. Главу администрации Мещовска я передвинул в Козельск. Вижу, старается парень. Сейчас он уже работает заместителем губернатора. Где есть духовность — там в осуществление властных полномочий привносится духовное начало, и дела идут на лад.

В моём родном селе Красном мы несколько лет назад построили храм. Прошло совсем немного времени — появилась и швейная фабрика. Пусть там пока работает не более 40 человек, но у местных жителей появилась уже какая-то уверенность в завтрашнем дне. Кто-то собрался уезжать, а теперь передумает. В конечном итоге, эти два процесса: духовное и экономическое развитие, — должны идти рядом. Не может экономика развиваться, а духовность быть где-то в стороне. Я абсолютно уверен, что по-другому в области ничего не было бы. В советское время Оптина Пустынь лежала в руинах. Тогда я был председателем комиссии по культуре в Совете народных депутатов. Там рассматривался вопрос о передаче ее церкви. Я тогда даже не думал, что так быстро удастся восстановить разрушенное. А посмотрите: сегодня всё блистает. Глаза боятся, руки делают…

А.П. Конечно, сегодня русский народ переживает очень тяжёлые времена. Падает рождаемость, нас становится все меньше и меньше, нас посетили всякие недуги: пьянство, наркомания, скептицизм. Кажется, что русский народ перестал верить в свою богоносность, в свое неизбежное победное будущее. И когда говорят: самое главное, чтобы наши люди жили побогаче, покомфортнее, — это неверно. Главное — чтобы в душе возник огонь, светоносная вера в грядущее. Калужская губерния, как я её чувствую, — удивительное в этом смысле место, где может прозвучать на всю Россию новое слово, вселяющее в людей веру в лучшее. На Калужской земле были величайшие победы русского оружия. Калуга заслоняла весь русский мир от нашествий: будь то Батый, Наполеон, или Гитлер.

А. А. А на Ильинских рубежах, если бы на две недели в 1941 году врага не задержали — всё могло кончиться.

А.П. Калужский мир — такая восхитительная женственность, цариц из окрестностей Калуги брали: и Евдокию Стрешневу, и Наталью Нарышкину, и Евдокию Лопухину. По существу, вся Романовская династия возникла отсюда. Наталья Гончарова, которая вдохновила Пушкина — это же калужская красота. Может, не было бы её — не было бы доброй половины пушкинских шедевров. А чего стоит калужский космизм?! Почему именно здесь всё это происходит? Здесь звезды ближе, или несколько солнц одновременно всходит? Почему здесь Чижевский, Циолковский, почему здесь тайна? И ваша деятельность. Почему другие губернии спали и продолжают спать, а в вашей — какое-то поразительное авангардное творчество? Мне кажется, что в Калуге должен появиться певец, философ, русский мистик, делатель, который сведет воедино эту калужскую тайну и расскажет о ней всей России, чтобы страна поверила в свою победу, в свое чудесное грядущее.

А. А. Хотелось бы в это верить. Кто-то должен появиться на русской земле, чтобы уже без надрыва спасительных мер, в спокойном созидании, продолжать самоутверждение России как, действительно, центра спасения всего мира. Я абсолютно уверен: именно России уготована эта участь. Я видел много одинаковых стран, а другой такой страны, как наша, нет. У нас тоже много чего происходило, но почитание Государя — это российская традиция. Все революционные потрясения у нас происходили в эпоху слабого правления. И при Николае II, и при Горбачеве… Потом пришел Путин и спас страну от гибели. Поэтому, я думаю, что провидение Господне также снизойдёт к нам через сильную личность в лице совестливого и талантливого человека. Для России — это потребность. И, может быть, на калужской земле такой человек и родится.

А.П. Надо внимательно относиться к сиротам, собирать их, лелеять, заглядывать им в глаза. И, может быть, в этих глазах мы увидим будущего русского героя, спасителя, великого продолжателя русского имперского дела.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

28 ноября 2021
Cообщество
«На русском направлении»
43
Cообщество
«На русском направлении»
6
3 декабря 2021
Cообщество
«На русском направлении»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x