Сообщество «Салон» 00:00 2 октября 2014

Функциональный синтез

Работы Лентулова это визуальный рассказ о его временах. Художник не пытался сбежать в какие-то вымышленные и отстранённые миры. Напротив, он находился в гуще событий, о чём свидетельствует хотя бы его любовь ко всем модным для начала ХХ века изобразительным течениям, но смотрел на происходящее так, как хотел того сам. Холсты полнятся жизненной силой и ощущением расширяющегося пространства, которого в каждой картине куда больше, чем может показаться при беглом осмотре. Мир Лентулова бесконечно расцветает и в этот перманентный процесс расцвета вовлекается всё: дома, деревья, заводские трубы, люди, церкви, сам художник, предстающий в автопортретах.
0

Сентябрь решил додать тепло, которого кому-то могло не хватить холодным июнем. Московские дворики и улочки ещё притворяются летними, но темнеет уже слишком рано. От метро "Кропоткинская" в сторону Парка Культуры, как схема распространения радиоволн, пролёг городской треугольник, образованный улицами Пречистенка и Остоженка, с одним из сегментов Садового Кольца в основании. Эта фигура посечена множеством параллельных переулков с красноречивыми и запоминающимися названиями, среди которых: Померанцев, Мансуровский, Барыковский, Лопухинский, Сеченовский. Последний на углу имеет постоянно изрыгающую потоки горячего воздуха башню вентиляции метрополитена, а в недрах — галерею "Наши художники", где сейчас проходит выставка "Аристарх Лентулов. Плоть вещей", которая продлится до 21 декабря.

На тротуаре стоит указатель, где на однотонном фоне простым шрифтом написано: "Галерея Наши Художники". Он напоминает рекламу придорожного кафе или магазина недорогой одежды, только выглядит опрятнее и чище. К самой галерее ведёт лестница и дверь на электромагнитном замке. В общем, с виду это заведение частное, каких в Москве, наверное, немало. Такие выставочные залы будто бы существуют вне радара медийного внимания ввиду их неприметности и малой частоты проведения значимых экспозиций.

Из всех выставок ранней осени, отдающих историчностью (столетие Первой мировой, как-никак) и мультимедийностью, "Плоть вещей" выделяется повышенным содержанием художественного материала на удельный метр площади. В чём-то она даже аскетична: только картины, никаких приписок, сопроводительных текстов, цветных буклетов и инсталляций перед входом, омытых софитами. Тем не менее, выпущен альбом-каталог, да и сами работы Лентулова представлены удачно: для них достаточно места, тёмные стены позволяют каждому холсту выделяться, а освещение не создаёт паразитических бликов. Правда, вместо привычных музейных обитателей, старушек-искусствоведов, дремлющих на стульях, здесь в каждом зале присутствует по охраннику, которым присесть некуда, поэтому, пока вы изучаете живопись, человек в строгом костюме может пристально изучать вас.

Аристарх Лентулов вполне мог стать священником — образовательный путь художника начался с Пензенского духовного училища, но эта дорога оборвалась в семинарии, откуда молодой тогда ещё человек перескочил в художественное училище. Там не сложилось — не понравился подход преподавателей к композиции, Лентулов решил ехать в Киев, где проучился пять лет, но ничего не окончил — был отчислен за непосещаемость. Тогда художник вернулся в Пензу и выдержал училище до конца, но поступить в 1907 году в Академию художеств Санкт-Петербурга ему не удалось. Работы "академического" периода Лентулова, кажется, нигде не представлены, но на более поздних его холстах, полных экспериментов, видно, что он знал, как нужно работать с цветом и образом, а не просто двигался куда-то на ощупь.

При описании деятелей искусства всегда заманчиво назвать их бунтарями — это сразу привлекает внимание и наделяет их характер (пусть кроме этого никак не обозначенный) определёнными яркими чертами. И в истории полно людей, шедших исключительно на таран, тем самым прибывших к чему-то стоящему. Лентулов, несомненно, был не из кротких, но сила его творчества, как это ни парадоксально, в осмысленности. Возможно, в другие времена, под другими звёздами он мог бы стать инженером или кем-то, кто работает со структурами и конструкциями.

Говоря кратко, Лентулов взял несколько методов, родившихся вне его творчества, совместил их, и полученный сплав наделил смыслом. Кубизм, с которым ему выдалось соприкоснуться во время обучения в Академии живописи Ла Палетт в Париже, обрёл на его холстах живописную пластику. Объекты привычной реальности теперь можно было превращать в звучно окрашенные плоскости, чтобы затем переводить их в мир картины. Постимпрессионизм Сезанна подарил Лентулову фовистические цвета, которым, правда, уже не нужно было существовать только ради манифестации самих себя, они подчинились внутреннему нарративу каждого отдельно взятого полотна.

Так выстроился художественный мир, будто бы вдохнувший полную грудь воздуха после тысячи лет застоя, отчего вдруг резко закружилась голова, цвета зажглись изнутри, купола соборов взметнулись в небо, будто оживши, а между облаками, на фоне едва различимых башенных кранов, пролегли вселенские радуги. Слышится нескончаемый "Небозвон". И тут всё застывает, запечатанное маслом на холсте, но не распадается на отдельные элементы, картина не становится средством для демонстрации очередного художественного метода.

Работы Лентулова (которых, кстати, существует не так уж и много) это визуальный рассказ о его временах. Художник не пытался сбежать в какие-то вымышленные и отстранённые миры. Напротив, он находился в гуще событий, о чём свидетельствует хотя бы его любовь ко всем модным для начала ХХ века изобразительным течениям, но смотрел на происходящее так, как хотел того сам. Холсты полнятся жизненной силой и ощущением расширяющегося пространства, которого в каждой картине куда больше, чем может показаться при беглом осмотре. Мир Лентулова бесконечно расцветает и в этот перманентный процесс расцвета вовлекается всё: дома, деревья, заводские трубы, люди, церкви, сам художник, предстающий в автопортретах.

Лентулов во многом повлиял на структуру отечественных художественных организаций. Он стоял у истоков объединения "Бубновый валет", в выставках которого принимал участие Кандинский. Потом, когда "Валет" распался, из его руин родились "Московские живописцы", позже трансформировавшиеся в Общество московских художников, откуда берёт начало Ассоциация художников революционной России, ставшая прообразом единого Союза художников СССР. Лентулов оформлял спектакли, был профессором во Вхутемасе-Вхутеине, а затем — в Московском художественном институте имени Сурикова.

Выставка в галерее "Наши художники" собрала множество знаковых работ Лентулова, демонстрирующих эволюцию его стиля. Кое-чего не хватает, например, хотелось бы увидеть "Василия Блаженного" и "Москву", но пусть отсутствие данных картин будет лишь поводом для проведения новых выставок Лентулова, возможно, в сочетании с работами других российских художников периода начала ХХ века. Галерея "Наши художники" как раз ставит перед собой схожую цель. Правда, в их манифесте говорится об иммигрантах, видимо, чтобы не отпугивать либералов. Но в итоге на сегодняшний день мы получили выставку Аристарха Лентулова, в честь которой издан прекрасный цветной каталог.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

21 июля 2020
Cообщество
«Салон»
3
Cообщество
«Салон»
1
Cообщество
«Салон»
1
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой