Сообщество «Китай-Го (中国)» 08:07 12 мая 2021

Эх, Ма...

За что оштрафовали "Алибабу"
1

В апреле китайская Корпорация Alibaba была оштрафована на 18,228 млрд юаней (почти 3 млрд долл. или примерно 210 млрд руб.)

Alibaba владеет крупнейшими в Китае платформами электронной торговли – Taobao и Tmall. На российском рынке Alibaba работает под брендом AliExpress. Всего в Китае есть ещё около десятка относительно больших подобных площадок, но в сравнении с Alibaba они лилипуты: доля Alibaba на рынке онлайн-торговли Китая с 2015 по 2019 годы составляла 86%, 75%, 78%, 75% и 71%.

Платформы конкурируют между собой и пытаются добиться преимуществ за счёт поиска своей ниши, внедрения инноваций, как в технологиях, так и в методах работы с клиентами. Суть их бизнеса состоит в том, что ими создается сайт (платформа электронной торговли или, как сейчас стало модно говорить, маркетплейс), где регистрируются покупатели и продавцы, между которыми идёт торговля, а владельцы платформы получают процент от суммы каждой покупки. В Китае сумма такой комиссии составляет от 1 до 10%.

В 2015 году Alibaba ввела запрет для продавцов, торгующих на Taobao и Tmall, продавать свой товар на маркетплейсах, принадлежащих другим компаниям. Так как Taobao и Tmall являются крупнейшими в своей отрасли, введение этого ограничения заставляло продавцов сделать выбор в их пользу и уйти с платформ конкурентов. В результате и без того не очень мощные конкуренты столкнулись с оттоком клиентов, понесли убытки, многие из них были вынуждены закрыться.

Таким образом был нарушен китайский антимонопольный закон. Соответствующие органы провели расследование и Alibaba оштрафовали на 4% от объёма продаж в Китае за 2019 год. Поскольку общий объём продаж в 2019 году достиг 455,712 млрд юаней, сумма штрафа составила 18,228 млрд юаней.

Основатель и лицо корпорации Alibaba – Джек Ма (китайское имя – Ма Юнь) признан самым богатым жителем Китая, его состояние оценивается почти в 72 млрд долл. В декабре 1998 года он и другие 17 основателей запустили проект онлайн-торговли и назвали его Alibaba Online. В следующем году была официально учреждена Alibaba Group. Этот путь был извилист и тернист, ведь в начале 21 века Интернет в Китае не был особо развит, никто не верил в электронную торговлю, но Ма Юнь и его команда преодолели все трудности и превратили свою компанию в один из самых успешных бизнес-проектов в мире.

К настоящему времени Alibaba проникла во многие сферы жизни китайцев и прочно там укоренилась, приобретя или создав множество дополнительных сервисов – платёжную систему Alipay, онлайн-кинотеатр Ali Pictures, облачную платформу Aliyun, финансовую платформу Ant Group, собственный сервис доставки и т.д. Можно констатировать, что Alibaba путём развития дополнительных услуг и проектов, не имеющих прямого отношения к электронной торговле, косвенно монополизировала значительную часть внутреннего рынка Китая в самых разных областях. Новые стартапы других компаний, за которыми нет финансовой мощи Alibaba, не выдерживают такую конкуренцию. Alibaba применяет стратегию «заманить клиента на крышу и убрать лестницу» – когда клиент вынужден пользоваться различными сервисами этой корпорации и платить за них не потому, что они лучшие, а по другим причинам. Например, потому что они увязаны между собой, за их использование идут различные баллы и бонусы и т.п. Нечто подобное сейчас пытаются создать в России Сбербанк, МТС, Яндекс и другие структуры.

Наложению штрафа предшествовала ещё одна неудача. В ноябре 2020 года компания Ant Group, главой которой является Джек Ма и которая входит в Alibaba, планировала выйти на биржи Шанхая и Гонконга, чтобы продать свои акции на сумму 34,4 млрд долл. В последний момент китайские власти запретили это делать, ссылаясь на различные нарушения, допущенные в ходе подготовки документов.

На Западе и в России сразу нашлись те, кто попытался сделать из Ма Юня диссидента. Эти люди стали утверждать, что проблемы начались из-за того, что Джек Ма на одном из международных финансовых форумов в Шанхае раскритиковал работу властей Китая и даже якобы прошёлся по Компартии Китая. На самом деле всё не так.

Ма Юнь действительно рассуждал о том, что надо снижать роль регуляторов в экономике (но открыто не называл имена чиновников, и, тем более, не изобличал компартию). Проблема находится в иной плоскости. Ant Group была заявлена, как техническая компания, которая предоставляет финансовые услуги. То есть через неё можно получить потребительский кредит или микро-кредит, однако она не рискует своими собственными средствами – если заёмщик не сможет вернуть кредит, то это будет проблемой банка. За несколько лет своего существования компания выдала кредитов на 300 млрд юаней (около 3 трлн руб.)

По сути, такие структуры используют свои технические и рекламные преимущества для повышения закредитованности населения, деньги, которые они выдают людям, на самом деле принадлежат банкам, им идёт процент от суммы кредита, поэтому их целью является именно рост числа выдаваемых кредитов. Увеличение объёма необеспеченных и невозвратных кредитов рано или поздно приведёт к экономическому кризису, обеднению населения и социальным проблемам.

Учитывая, что число клиентов Alibaba и её структур в Китае равно примерно 1 млрд человек, последствия выдачи «плохих» кредитов могут оказаться глобальными. Причём упадок экономики Китая отразится не только на самих китайцах, но и повлияет на весь мир. Привлечение дополнительных 34,4 млрд долл. гарантировало бы стремительный и неконтролируемый рост Ant Group, что вызвало справедливые опасения руководства Народного банка Китая (аналог российского Центробанка).

В подтверждение того, что к Ant Group не отнеслись предвзято, свидетельствует тот факт, что в апреле этого года Народный банк Китая потребовал изменить методы ведения бизнеса ещё от 13 интернет-гигантов. Все эти корпорации уступают Alibaba по масштабам, но уверенно растут и в перспективе могли бы занять её место. В перечень тех, на кого обратили внимание, попали Tencent (социальные сети, музыкальные и веб-порталы, средства электронной коммерции, платёжные системы, мобильные и онлайн-игры, облачные базы данных, мессенджер WeChat), ByteDance (платформы для обмена видео, новостные агрегаторы, социальные сети, интернет-сервисы), JD.com (электронная торговля), Trip.com (туристический онлайн-сервис), Meituan (интернет-сервис доставки еды, товаров и услуг, платформа для просмотра видео онлайн), Didi (такси, каршеринг и другие услуги, связанные с автотранспортом) и ещё семь корпораций.

Многие из них, как и Ant Group, сотрудничают с банками и предлагают населению брать онлайн-кредиты. Народный банк Китая потребовал от них разделить риски невозвращения и финансировать не менее 30% от суммы кредитов, которые они «навязывают», остальные 70% от суммы могут выдавать банки. Эта мера заставит их вести себя более ответственно и перестать убеждать брать кредиты тех, кто, скорее всего, не сможет их вернуть. Также их обязали сделать свою деятельность более прозрачной и подотчётной контролирующим органам.

С одной стороны, это выглядит как «закручивание гаек», но, с другой стороны, это ни что иное как забота об интересах простых граждан и стремление обезопасить их от хитрых финансовых воротил. То, что требования предъявлены ещё к этим 13 компаниям, чьи представители никого никогда не критиковали (по крайней мере публично), доказывает, что власти действуют объективно и не давят только якобы прогневавшего их Ма Юня.

Когда Ма Юнь создавал Alibaba, его слоган звучал как «Обслуживать малых и средних предпринимателей, избавлять Поднебесную от трудностей в ведении бизнеса». Приток большого числа таких бизнесменов на его платформу создавал конкуренцию между ними, они снижали цены, и Taobao быстро стала привлекательным виртуальным пространством для совершения покупок. Эта платформа стала реальной возможностью для начинающих предпринимателей выйти на рынок, экономя на продвижении товара и открытии магазина или торговой точки в физическом выражении. Ма Юнь стал человеком-легендой, который помог многим встать на ноги.

Однако, когда Taobao разрослась, стратегия Alibaba поменялась – корпорация стала диктовать условия продавцам: запретила пользоваться другими платформами, ввела сложные фильтры поиска товаров на сайте (чтобы товар выходил наверх результатов поиска, теперь нужно было платить). Подобные меры привели к ухудшению экологической среды бизнеса: продавцы боролись за клиентов и снижали цены при том, что услуги платформ Alibaba стали дороже (например, Tmall взимает от 5% до 8% комиссии за транзакцию), поэтому основным получателем прибыли от электронной торговли стала Alibaba, а не продавцы, которых она обслуживала. Условия для продавцов ужесточились – многие мелкие фирмы и индивидуальные предприниматели не смогли им соответствовать и вынуждены были уйти. Зато этим условиям вполне соответствуют крупные компании, которые имеют достаточные финансовые возможности для продвижения своих товаров на Taobao и Tmall. То есть среди клиентов платформ стала происходить замена малого бизнеса на крупный. Так Джек Ма перестал быть в глазах простых китайцев народным героем (дающим возможность заработать) и стал обычным грабителем-капиталистом (стремящимся заработать как можно больше самому).

Здесь можно выделить один культурологический момент. Общеизвестно, что у китайцев силён дух коллективизма, интересы общества ставятся выше интересов индивидуума. Джек Ма и его помощники поставили цель своего обогащения выше интересов общества, задрав расценки за пользование платформами электронной торговли и создав экосистему, в рамках которой рядовой китаец вынужден платить Джеку и его команде чуть ли не за каждый случай пользования своими деньгами. Это вызвало предсказуемую ненависть простых жителей Китая. Последние пару лет это стало всё чаще звучать в Интернете: люди начали писать, что маска благородного бизнесмена упала и из-под неё появилось «окровавленное рыло капитализма». По сути, возможно, проблема в том, что Ма Юнь родился не в той стране. Если бы он родился в США, то претензий к нему было бы меньше, а если бы в России, то вообще всё было бы отлично.

Здесь же, в увязке с капитализмом, есть ещё один момент, который ранит чувства жителей Китая. Дело в том, что, выйдя на определённый уровень, компании перестают быть обычными отечественными производителями товаров и услуг или технологическими разработчиками, то есть простыми субъектами рынка. Они становятся привлекательными объектами для международного капитала – их акции покупают иностранные инвесторы (часто это те же спекулянты). Интересы владельцев этих бизнесов и представителей мирового капитала становятся крепко связаны. На самом деле у них всего один интерес – получение прибыли. Национальные интересы стран, где они ведут бизнес, для них совсем не на первом месте. Ожидать от них того, что они начнут учитывать интересы простых людей, по китайскому выражению, равносильно тому, чтобы «просить тигра поделиться своей шкурой».

В случае с Alibaba жителей Китая задевает то, что крупнейшими акционерами этой нанёсшей ущерб бесчисленному множеству китайских торговцев и потребителей корпорации являются не китайцы, а японцы и американцы. Огромная часть прибыли, получаемой Alibaba, идёт акционерам в недружественные в последнее время Китаю США и Японию, а также самому Джеку Ма и его соратникам.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать несколько выводов.

Эпоха неконтролируемого варварского роста Интернет-рынка и онлайн-услуг закончилась (по крайней мере в Китае). Из-за пандемии коронавируса многие секторы экономики перешли в существенной мере в онлайн, поэтому к тому, что происходит в виртуальном пространстве, стали относиться серьёзнее, как власти, так и потребители товаров и услуг. Приведение в чувство Alibaba и персонально Ма Юня является первой ласточкой. Далее последуют санкции против других корпораций, которые ведут бизнес недостаточно ответственно и не видят ничего, кроме погони за своей прибылью.

Проблема крупных компаний часто бывает в том, что, достигнув определённых масштабов, они перестают расти качественно за счёт внедрения новых технологий и улучшения своих услуг, так как имеют рычаги для ограничения роста своих конкурентов. То есть они остаются на плаву, не потому что лучшие, а потому что сдерживают других. (Кстати, тут можно провести аналогию с международной политикой – некоторые западные страны ведут себя так же – вводят санкции и пытаются подорвать экономический рост развивающихся стран вместо того, чтобы улучшать себя.) Подобное поведение корпораций должно вызывать ответные меры со стороны властей – «если не можешь стать лучше, уступи место достойному».

Противоречия властей и хозяев крупного бизнеса часто преподносятся как результат политических разногласий, бизнесменов пытаются показать как борцов за свободу и жертв чиновничьего произвола, хотя на самом деле за конфликтами вполне могут стоять экономические интересы олигархов.

Степень рыночности экономики Китая, так же как и степень свобод предпринимательских инициатив, намного выше, чем во многих западных странах. Если бы это было не так, то сам же Ма Юнь не смог бы создать свою империю. Проблемы возникли из-за того, что разросшаяся Alibaba стала притеснять других участников рынка, причём, как своих прямых конкурентов, так и своих клиентов. Как говорят китайцы: «Муравьи и слоны не могут находиться в одной весовой категории», т.е., нельзя позволять экономическим гигантам делать всё, что им захочется.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Китай-Го (中国)»
6
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
16
Комментарии Написать свой комментарий
14 мая 2021 в 19:38

Фазу монополизма ни избежать, ни смягчить в конечном итоге не удастся. Госкапитализм неизбежен

1.0x