"Доброе утро, последний герой"
Авторский блог Сергей Переслегин 17:21 26 марта 2020

"Доброе утро, последний герой"

Как-то незаметно мои дочери пристрастились смотреть передачу "Кто хочет стать миллионером". Подобно всякому "ветерану", я регулярно ворчал, что это - полная ерунда, что, вот, в мое время было утонченное интеллектуальное ристалище "Что, где, когда?", а еще раньше - интереснейший "Турнир СК". Действительно, в тех старых передачах вопросы были умнее и острее. И, кроме того, ум и знания не девальвировались, обмениваясь на рубли.

Разумеется, деньги представляют собой главную ценность современного общества, не только российского. Но "главную" - это еще не значит "единственную". Во все времена деньги были лишь знаком, превращенной формой информации. Тем более, они являются таковыми в нашу "почти постиндустриальную" эпоху. 

Информация всегда может быть превращена в деньги, в то время как возможность обратного преобразования глубоко не очевидна. Поэтому государство, заботящееся о своем будущем, остерегается разменивать интеллект на деньги: легко воспитать из физика-теоретика нефтяного или газового короля (и примеров тому в современной России несть числа), но пока что никому не удалось вырастить из банкира приличного специалиста по квантовой механике.

Впрочем, это все тонкости. Если передача "Кто хочет стать миллионером" и уступала интеллектуальными турнирам советских времен, так ведь и Союза больше нет. И очень может быть, что присоединенное семиотическое пространство современной России просто не в состоянии поддерживать прежние имперские стандарты эрудиции.

Увы, мягкая и смешная, и (местами) даже умная программа "Кто хочет стать миллионером" - это вчерашний счастливый день нашего телевидения. Потому что с начала сезона 2001 - 2002 года ее практически вытеснил из эфира новый "интеллектуальный" лидер - "Слабое звено". Господи, прости мне все плохие слова, которые я говорил своим девчонкам о "миллионерах"! Там всего-навсего разменивали ум на деньги. Там не требовалось делать за эти деньги подлости. Во всяком случае, - цинично и на глазах у всех.

"Кто самое слабое звено?"

"Кто тянет команду назад?"

"От кого следует избавиться прямо сейчас?"

Эти вопросы игроки решают после окончания каждого тура. Тура, в котором они играли вместе, единой командой, играли, страхуя друг друга. Есть такая формула: в Игре, как в жизни. А еще говорят, что игра воспитывает. Телевизионная игра - во всяком случае. Поэтому, я никогда не повернусь спиной к тем, кому нравится "Слабое звено". Тем более, - к организаторам и участникам этой интеллектуальной "Королевской битвы".

Кстати, о "Королевской битве". В замечательном фильме Кинджи Фукасаку дети поставлены в условия, когда выжить может только один. Если ты не будешь убивать, это не поможет остальным. Даже если откажутся все до последнего человека, ничего не изменится: пройдет выделенный срок, и ожерелья взорвутся. За утонченно кровавыми эпизодами, заставляющими вспомнить Окинаву 1945 года и трагедию "отрядов лилий"1, за звенящей струной сюжета, за яростным протестом против "оправданного насилия" не все разглядели, что даже в условиях, искусственно сконструированных так, чтобы не оставить никакого выбора, далеко не все согласились забыть о дружбе и о любви. Недаром одна из лучших рецензий на "Королевскую битву" была названа: "Растолкать всех и умереть первой".

Вернемся к российским телевизионщикам. "Слабое звено" оказалось лишь первым звеном. Позднее к нам пришла передача "За стеклом". В самой ее идее, взятой с "дикого Запада", я не нахожу никакого криминала. Напротив, для участников подобное развлечение - хороший психологический тренинг, а для страны - "тест на вшивость", который полезно пройти, пусть это и оставляет неприятные воспоминания. Однако в простой схеме "Старшего брата"2 нашим сценаристам не хватило должного драматизма, и вот опять начинается "игра на выбывание". На сей раз вместо открытой травли текущего "чучела" остальными игроками используется апелляция к мнению зрителей, что подразумевает интригу, более тонкую, но не более нравственную. Цель, ведь, остается неизменной - подставить "своего".

Апофеозом "новой телевизионной политики" стал "Последний герой": передача, выдающаяся во многих отношениях: самая зрелищная, самая популярная, самая дорогая. А, кроме того, самая срежиссированная и самая аморальная. Напомню вкратце "сюжет", ибо сегодня у народа короткая память. Тропический остров в Карибском море. Несколько групп людей держат экзамен на выживание. Волею сценариста эти группы форматируются в конкурирующие между собой племена. Война за существование эмулируется спортивными и полуспортивными состязаниями под руководством известного телеведущего Сергея Бодрова.

Пока все нормально. То есть, конечно, невооруженным глазом видно, что игра глупа, "испытания" надуманы, а передача рассчитана на "ленивых экзальтированных дураков", но, в конце концов, сие уголовно не наказуемо. Двигаемся дальше. Главный приз игры составляет три миллиона рублей. Он достанется только одному. Следовательно, внутри племен вновь должна начаться игра в "слабое звено". Интриги, временные союзы, предательства, удары в спину - все перед зрачком телекамеры. И никто не стесняется сказать на всю страну что-то вроде: "Она слишком хорошо проявила себя в последней серии испытаний и стала опасна. Поэтому я договорился с XX, YY и ZZ голосовать против нее. А чтобы она не догадалась раньше времени, продолжал оказывать ей знаки внимания…"

Итак, по условиям игры группа должна действовать как одно целое. И - тоже по условиям игры - в группе все воюют против всех, все подставляют всех, все предают всех. А зрители ловят от этого кайф. И никому из участников не пришло в голову, что жить по таким правилам недостойно человека, что всегда есть возможность совместно сыграть против самой игры, установив другие "граничные условия".

Впрочем, события, произошедшие на островах, представляются мне от начала и до конца срежиссированными. Тем самым, с участников снимается большая часть моральной и юридической ответственности, зато в деятельности продюсеров все отчетливее просматривается состав преступления.

Я утверждаю, что участники "Последнего героя", отнюдь, не находились в течение нескольких месяцев в первобытных условиях. Я сомневаюсь, что они вообще жили где-то, кроме съемочного павильона (который, конечно, мог находиться и на Антильских островах). Об этом свидетельствуют открытые одежды женщин при наличии на острове кровососущих насекомых и колючего кустарника. Свидетельствует отсутствие солнечных ожогов. Минимальная заболеваемость в чужой и достаточно неблагоприятной природной среде. Научно-фантастический подводный мир: "Гарантирую: клев будет такой, что клиент забудет обо всем на свете"3. Наконец, поведение господ игроков, которые после шести месяцев "жизни якобы на природе" двигаются и разговаривают как типичные горожане.

Но если никакой игры не было, а был заранее созданный сценарий, юридическая и нравственная оценка телепередачи "Последний герой" резко меняется. Во-первых, налицо признаки мошенничества. Во-вторых, речь должна идти уже не о спонтанных проявлениях низости со стороны людей, оказавшихся в экстремальной ситуации ("Я просто не хотела быть проигравшей", - говорит одна из героинь "Королевской битвы"), но о целенаправленной и осознанной трансляции на всю страну определенного паттерна поведения.

Предвижу возмущенные возгласы: я-де выступаю против свободы слова, а равно и творческого самовыражения художника. Кроме того, я защищаю обветшалую коммунистическую мораль, прославляю этику "человеческого муравейника", в то время как интересы государства требуют воспитания буржуазного индивидуализма.

Ну, про "свободу слова" в стране, где каждому обывателю точно известно, кто, когда и для чего проплачивает ту или иную телепередачу, мне действительно сказать нечего. Что же касается буржуазного индивидуализма, то, обычно, под этим словом понимается опора на себя и свои силы, независимость от условий внешней среды, умение и готовность взять на себя ответственность за свою судьбу, а, если это необходимо, и за чужие судьбы.

Р.Киплинг, один из главных апологетов "бремени белого человека", считал основным проявлением индивидуализма независимость мысли. Формула: "И если можешь быть в толпе собою, // При короле с народом связь хранить, // И, уважая мнение любое, // Главы перед молвою не клонить…"

Вспомните еще одного "певца буржуазного индивидуализма" - Джека Лондона. Представьте кого-то из пионеров Клондайка - хоть Элама Харниша, хоть Смока Белью - в ситуации "Последнего героя". Представили? И сколько прожил бы Сергей Бодров? Индивидуализм: буржуазный ли, аристократический ли, первобытный ли, - органически не терпит интриги и предательства.

Но если бы речь шла только о морали и этике, мой политический донос не имел бы смысла. С.Бодрова (и тех, кто стоит за его спиной) поздно учить тому, "что такое хорошо, и что такое плохо". Да и не мое это дело. "Всех учили"…кто-то "оказался первым учеником…"

Есть, однако, одно обстоятельство, которое превращает обычную подлость в измену Родине. Этим обстоятельством является уникальная структура русского/советского/российского общества, для которого минимальной "ячейкой" является не семья, как в классических европейских странах, не род, как в традиционных обществах, но домен.

Домен - это современная форма традиционной русской общины: группа людей, хорошо знающих друг друга, имеющих общие убеждения, явного или (что чаще) неявного лидера и некую неформализованную систему взаимопомощи.

Несколько упрощая, можно сказать, что домен - это команда, совместно играющая в игру с запредельными ставками - игру, под названием жизнь. Очень трудно проанализировать внутренние связи домена. Они не являются национальными, религиозными или семейными (родовыми). Не являются также профессиональными или школьными - через общее детство. Хотя могут быть и теми, и другими, и третьими, и четвертыми. И еще очень многими. Собственно, ответ на вопрос о том, что связывает домен, есть одновременно и ответ на вопрос, в чем причина дружбы или любви. Когда можно дать четкий ответ, это уже не дружба.

Численность доменов составляет от десяти до ста человек, обычно около двадцати. Важной особенностью данной социальной структуры является ее способность реагировать на внешние раздражители, как единое целое. Насколько можно судить, это обуславливает повышенную мобильность и "прочность на излом" жизнеобеспечивающих систем российского общества.

"Эластичность" российского социума проявилось, в частности, в ходе дефолта 1998 года. Американские социологи, сравнивая августовские события с индонезийскими или мексиканскими (сейчас появился еще один "репер" - Аргентина), гарантировали долговременный экономический спад при тяжелейших внутренних потрясениях. Действительно, экономическая катастрофа 18 августа носила глобальный характер. Была уничтожена пирамида ГКО, составляющая опору финансовой "пищевой цепи": деньги, которые вкладчик нес мелкой кампании, та - крупной фирме, последняя - в банк, он - в свою очередь - в другой банк, в конечном итоге всегда оказывались вложенными в ГКО, как наиболее ликвидный кратко- и среднесрочный актив. "Замораживание ГКО" обязано было обернуться мгновенным кризисом ликвидности банковской системы, вылиться в эпидемию банкротств и спровоцировать распад финансового оборота в стране.

Кризис ликвидности совпал с кризисом доверия: если уж государство не платит по своим обязательствам, то чего требовать от простых юридических и физических лиц? Кризис доверия привел к вполне прогнозируемой взрывной инфляции "третьего типа", когда спрос на валюту увеличивается пропорционально ее цене - работает не рыночный, а антирыночный механизм.

"Инфляция III" должна была поднять доллар, по крайней мере, в десять раз, однако, он поднялся "всего" в четыре раза, причем восстановление уровня жизни (если судить по спросу на книги, вычислительную технику, электронику, элитные пищевые продукты, по посещаемости ресторанов и дорогих театров) произошло очень быстро. Вместо нескольких лет, о которых говорили западные экономисты и социологи, потребовалось всего около трех месяцев.

Анализируя эти и некоторые другие события, социологи, наши и зарубежные, "вычислили" доменную структуру российского общества. Наличие промежуточного социального звена - домена - позволило объяснить высокий "предел упругости" глубинной "жизнеобеспечивающей экономики" российского государства. Экономики, не только нормально функционирующей в условиях тяжелейших военных поражений, но и успешно выдерживающей самые разнообразные эксперименты.

По ряду причин Запад не может воспроизвести у себя структуру домена и использовать данный ресурс. Поэтому долговременные международные программы, направленные на стандартизацию жизни в Ойкумене, восприняли русский домен как некую "призрачную угрозу". И немедленно была поставлена задача уничтожить его за счет существенного изменения - под флагом пропаганды индивидуализма - характера межличностных отношений. (Понятно, что существование домена обусловлено наличием доверия, для которого нет юридических, биологических, функциональных или иных измеримых оснований).

"Доменная гипотеза" была подкреплена наблюдательными данными в начале 2001 г.4, а уже осенью этого года на экраны выходят, притом, почти одновременно "Слабое звено", "За стеклом", "Последний герой", "Алчность", - передачи, единственным назначением которых является разрушение "поля доверия". В "раскрутку" перечисленных программ вложены огромные деньги. И я, как гражданин Российской Федерации, вправе спросить: чьи это деньги? Или, в более доступной форме: на кого вы работаете, дорогие?

Разумеется, доменная гипотеза на сегодняшний день не доказана. Для этого потребуются длительные полевые исследования; необходимы и теоретические изыскания, позволяющие проследить эволюцию общины от реформы 1861 г. через революцию, террор 1930-х годов, Великую Отечественную Войну. Но в данном случае не принципиально, является ли эта гипотеза научной истиной или просто удобной "объяснялкой" российской социо-экономической динамики после дефолта. Важно, что ряд западных специалистов верят в существование дополнительных "связующих полей" в российском обществе и стремятся эти поля ликвидировать (Бог их разберет: из корыстных соображений или они так понимают интересы России). Я утверждаю, что западные политические структуры прямо или косвенно финансировали появление и раскрутку перечисленных выше передач. Так это или не так? В рамках жанра политического доноса отвечу стереотипным: Органы разберутся…

***

1. В боях за Сайпан и Окинаву было практически полностью уничтожено гражданское население островов. Мрачной и тайной страницей войны стала судьба "отрядов лилий", японских девушек-старшеклассниц, призванных в армию в качестве медсестер. Никто из них не пережил войну; исторические исследования (с обеих сторон) предпочитают этой темы не касаться. Кинджи Фукасаку подростком участвовал в 1945 - 1946 гг. в похоронных работах в Метрополии и на островах.

2. Так эта передача называлась на своей "исторической родине". Имеется в виду, конечно, роман Д.Оруэлла "1984". 

3. Из кинофильма "Бриллиантовая рука".

4. В ходе комплексного социологического исследования Поволжского Федерального Округа, организованного ЦСР-ПФО по указанию полномочного представителя Президента РФ.

Источник

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой