Сообщество «Посольский приказ» 10:59 26 июля 2022

Дни турбины

возможно, России выпал уникальный исторический шанс сломать Европу
2

По итогам 2022 года важнейшей темой для обсуждения станут не военные действия, не инфляция, не поиск раздач тёплого супа и не Брэд Питт в платье героини "Служебного романа".

Парадоксально, но даже в таком наполненном событиями году, как нынешний, главной темой для разговоров всё равно остаётся погода. На страницах "Завтра" мы рассказывали о том, как погода свирепствует в сельскохозяйственных житницах мира: как сохнет Канзас, как горит Калифорния, как изнывает от жары, казалось бы, привычная к таким делам Индия, как страдают от засухи в Бразилии и Аргентине. Теперь очередь дошла и до потребителей продукции этих глобальных фабрик продовольствия.

На днях власти средиземноморских стран отчитались о жертвах аномально высоких температур — так, в одной только Португалии, согласно данным главы местного управления здравоохранения Грасы Фрейтас, от жары погибло более тысячи человек. В других странах Западной Европы эти цифры значительно выше. Бессердечная математика говорит нам, что показатели невелики, но такая смертность от страшной жары, подобной которой Европа не видела уже много лет, является показателем острого всеевропейского кризиса. Сравните нынешний период жары с прошлой аномальной жарой 2017 года, отразившейся в европейской прессе. Бросающаяся в глаза разница состоит в том, что нынешние температурные рекорды имеют ярко выраженный политический окрас, ведь жаркая погода, согласно заверениям европейской прессы, стала оружием России. Посудите сами — в жару все используют кондиционеры, потребляющие больше электричества, получаемого из газа, идущего из России.

На заголовки о том, что погода стала оружием России, никто дежурно не обратил внимания. В самом деле, с 2015-го мы видели столько новых вариантов оружия России, что и не сосчитать. От тюленей в северных морях до крохотных вирусов в африканских саваннах, от мультфильмов про девочку и медведя до народных песен, от нефти до взламывающих выборы хакеров — всё объявлялось оружием России.

На этом фоне никого не удивило и то, что прошлые две недели европейская пресса непрестанно называла оружием России газ. Старая формулировка, однако, игнорировала контекст ситуации — оружием России стал не газ, а бюрократия и диссонанс самоубийственных санкций с собственными интересами авторов этих самых санкций.

Мы уже рассказывали про то, как Канада, Германия и Россия сошлись в странном конфликте противоречащих друг другу формальностей. Со стороны России здесь выступало так удобно подошедшее время планового обслуживания турбины на компрессорной станции неподалёку от Выборга. Эта станция обслуживает питающий Европу "Северный поток", и любые неисправности, к которым неизбежно приводит эксплуатация сложного оборудования свыше предполагаемого промежутками техобслуживания срока, на достаточном отрезке времени привели бы к выходу из строя всего газопровода на долгий срок. Со стороны Канады выступают введённые против России санкции — отправленную в Монреаль на ремонт турбину Siemens они отказались возвращать немцам, мотивируя своё решение именно ограничениями на поставки высокотехнологичного оборудования. Меж двух огней метались германцы, вынужденные соблюдать санкции, но остро нуждающиеся в российском газе. Лейтмотивом сегодняшнего суперкризиса, имеющего черты политического, экономического и энергетического, является бесплодность попыток выбора между позором и провалом — стремящийся найти компромисс между этими крайностями, с аппетитом вкушает за обе щёки и то, и то. Вот и ФРГ не стала исключением — пришлось на глазах у всего мира обходить собственные санкции в надежде избежать дефицита газа, который всё равно случился. Цена на газ на момент начала недели прыгает в районе 1700 долларов за тысячу кубометров, что выглядит гуманнее на фоне гремевших две недели назад 1900 долларов. Нужно учитывать, что мотивом для снижения цены стало как летнее время, в которое спрос даже несмотря на жару традиционно не так высок, так и разрешение вопроса с турбиной для компрессорной станции Портовой. Турбину пообещали вернуть, а «Северный поток», спустя одиннадцать дней после остановки, заработал, вовсю поставляя драгоценное топливо в Европу.

Тем не менее Европа всё равно осталась недовольна. Канцлер Германии Шольц объявил, что считает Россию ненадёжным поставщиком газа, руководительница германских "зелёных" Анналена Бербок увязала отсутствие турбины с народными восстаниями по всей ФРГ, а дюссельдорфский газовый гигант Uniper, на днях получивший от правительства 15 миллиардов помощи, вознамерился отсудить деньги у Газпрома за форс-мажор и за проблемы, вызванные канадскими и германскими чиновниками вкупе с сотрудниками Siemens. Насчёт каждого из этих трёх пунктов российские СМИ взорвались усмешками и привычными воплями о лицемерии, но следует понимать, что Германия здесь действует чётко в рамках сложившегося порядка торговли газом с Россией. Бесконечные энергопакеты, искусственное ограничение поставок, нормирование воровства газа из украинской трубы, отключение "Южного потока" и невключение второго "Северного" — всё это долгие годы демонстрировало возможность Европы относиться к единственному поставщику газа не как к безальтернативному продавцу, а как к колонии, считающей за честь выкачивание ценного ресурса в другие страны при неполной обеспеченности этим ресурсом огромных пространств собственной страны.

Да, Россия, как ни посмотри на долгосрочную перспективу, всё же единственный поставщик газа — несмотря на рост поставок СПГ в 2,2 раза, едва ли можно рассчитывать на постоянство таких высоких цифр, как поставляющиеся с американских заводов СПГ 2,8 миллиардов кубометров в неделю. Да и свою славу «ненадёжных поставщиков» эти заводы заслужили куда больше, когда минувшей осенью перенаправили свои танкеры с газом, предназначавшимся для Европы, в Азию, где платили больше. Россия же выработала новый политически мотивированный подход к продажам газа: мы обязаны исполнять только то, что прописано в контрактах, остальное — ваша забота. Семь пакетов санкций, перебои поставок, глобальное потепление, глобальное похолодание, землетрясения, пожары, цунами и нашествия татаро-монголов — если это происходит на стороне покупателя, продавца это никак не касается. Подобное поведение, намекают эксперты как в российской профильной, так и в европейской мейнстримной прессе, чревато сокращениями закупок газа обиженными европейцами. Но даже если предположить, что завтра Европа вдруг прирастёт богатой газом и обеспеченной всей необходимой инфраструктурой территорией, готовой вести себя в строгом соответствии со взаимоисключающими желаниями коллективной фрау Бербок, проблему это не решит. Газпром всё равно будет получать деньги, причём возросшая цена на газ с лихвой компенсирует падение поставок. При этом ниже того уровня потребления, при котором российский бюджет лишится прибылей, Европа сможет опуститься только при условии коллективного ритуального самоубийства.

С этой древней, как сама Европа, традицией сейчас возникают всё более серьёзные проблемы. Только одно правило «миропорядка, основанного на правилах», схоже с конфуцианской моралью: требования старших превыше всего. Друзья и дилеры Хантера Байдена, тянущие руки для рукопожатий невидимые люди, авторы телесуфлёров и голоса в седой голове диктуют действия американской верхушке. Вашингтонские бюрократы отдают приказы брюссельским пиджакам из Берлемона, пишущим многотонные кодексы регуляций в интересах воротил Европы, внимающих требованиям еврочиновников. Акулы Европы командуют гиенами Европы — странами второго порядка, существующими в рамках политических и военных объединений на птичьих правах.

Иллюстрации конфуцианского порядка в этой структуре мы видели много раз: сейчас пресса всё чаще вспоминает недавние драки за медицинские маски и аппараты ИВЛ в первые месяцы пандемии, но нужно копнуть чуть глубже и вспомнить рубеж нулевых и десятых, когда груз проблем, вызванных мировым финансовым кризисом, был в соответствии с правилами общеевропейского единства и солидарности распределён между всеми членами Евросоюза. Большие парни выстояли и довольно быстро восстановились, а страны со слабыми экономиками до сих пор тонут в долгах и собирают свои зубы по полу.

Показательна история Алексиса Ципраса, который в 2015 году обратился к Германии (а по сути — к Единой Европе) с требованиями постоянства солидарности, — Греция не потеряла бы всё, не будь её экономика так завязана на европейские нормы, так почему страдать она должна в одиночестве? В ответ на это Ципрасу выдали немного денег и велели помалкивать — с 2015 года устои европейского единства он более не шатал, в 2019-м тихо уступив место какому-то местному либералу. История ярко демонстрирует корни того раскола, что постиг Европу сейчас. Причиной для него стало очередное гениальное предложение Еврокомиссии: брюссельские технократы решили, что отчаянные времена являются отличным поводом для отчаянных мер, под которыми они понимают плановую экономику в вопросах энергетики, сокращение потребления газа на 15 процентов и распределение газа по карточкам. Само собой, распределять будут те, кому этот газ нужнее. Уже на следующий день голос подали те, кого обычно в Евросоюзе не принято спрашивать: в издании Politico эта волна получила название «восстание южан». То, что в представлении Брюсселя выглядело антироссийской мерой, внезапно вызвало противодействие со стороны Польши. К полякам присоединилась Греция, Кипр, Португалия, Испания и Венгрия, чей министр иностранных дел Петер Сийярто вообще рванул в Москву обсуждать отдельные условия по газу, на что Лавров пообещал ему рассмотреть мадьярскую просьбу. Причины такого решения Восточной Европы просты: периферия этой стороны ЕС не хочет усугублять свою зависимость от российского газа зависимостью от желаний Германии. В свою очередь, тонущая в долгах Южная Европа, не слишком зависящая от поставок из России, просто не хочет идти на жертвы ради тех, кто много раз открыто демонстрировал нежелание идти на жертвы ради них. Пока вице-канцлер Германии Роберт Хабек призывает сплотиться, затянуть пояса и выступить единым фронтом против Газпрома, юг Европы отвечает ехидством. Министр энергетики Греции Костас Скрекас заявил, что «Еврокомиссия, похоже, не особо обсуждала принятое ею решение». Тереза Рибера, испанский министр по делам энергоперехода, заявила, что это «не самый эффективный, не самый умный и не самый честный» способ решить энергетические проблемы Европы. Кипрские чиновники и вовсе отметили, что ничем не обязаны Евросоюзу, к которому они даже не подсоединены трубами газопровода. Словом, Южная и Восточная Европа ясно дали понять европейскому ядру: мы балласт, от которого вам на этот раз никуда не деться. Центр и сам, кажется, это понимает — отсюда и участившиеся призывы забыть про демократические принципы на время войны и отказаться от единогласного принятия решений. Частота подобных разговоров и проявление этих идей на самых высоких уровнях европейской политики намекают на то, что уже скоро мы увидим претворение в жизнь новых принципов европейской солидарности.

Католический святой Бернард Клервоский как-то призвал внимать у камней и деревьев тому, чему не может научить ни один учитель. Палящее солнце, за которым последуют промозглые дожди и лютые стужи, могло бы преподать европейцам ценные уроки о важности уважения, о справедливости рыночной цены и о наказуемости невменяемости. К сожалению, со времён советов аббата из Клерво Европа очень изменилась. Действуя в рамках новой морали торговых отношений с Западом, Россия продолжает шатать уже и без того испещрённую широкими трещинами структуру европейского уклада — новым намёком на это станет очередная техническая необходимость. 27 июля Газпром снимает с эксплуатации ещё одну турбину "Северного потока". До этого момента компания Siemens должна будет обеспечить получение другой турбины — той, что долго и мучительно ремонтировали в Канаде, — а Газпром должен будет её установить и провести все предшествующие запуску работы. Непопадание в сроки, вестимо, снова вызовет проблемы с поставками, рост цен и очередные разговоры о том, как Путин превратил в оружие России гравитацию, межатомные соединения и причинно-следственную связь.

Всё, что остаётся европейским странам (исключая, разумеется, венгерский путь индивидуальных договорённостей), — вводить новые пакеты санкций, парадоксальным образом смягчающие положение в сфере поставок продовольствия и энергоресурсов. Принятый на минувшей неделе седьмой пакет санкций, от которого многие в Польше, Прибалтике и на Украине ждали ограничений поставок газа, содержал в себе именно эти смягчения в ответ на разрешение поставок в Россию ряда товаров для авиации. Возможно, России выпал уникальный исторический шанс сломать Европу, задушить её формальностями и бюрократическими мелочами, не позволяющими в полной мере использовать мощности существующих газопроводов и толкающих европейские газохранилища в пустое и холодное будущее.

Cообщество
«Посольский приказ»
2
Cообщество
«Посольский приказ»
6
28 сентября 2022
Cообщество
«Посольский приказ»
3
Комментарии Написать свой комментарий
26 июля 2022 в 09:34

Это - результат забвения и утраты национальной гордости великороссов.
Это - типа радости, что Эвропа нами подавилась!
"Партнёры" давят санкциями, а "Рф" буквально упрашивает их покупать русский газ, титан и прочие удобрения: бомбите Россию, Украину, убивайте русских, но только покупайте!

27 июля 2022 в 18:43

Радоваться надо: чем меньше поставок природного газа Западу - тем больше его останется будущим гражданам России. Потому что газ (как нефть и др.) ресурс НЕВОЗОБНОВЛЯЕМЫЙ. Никакими рублями и долларами его исчезновение не возместить. Разведанных запасов природного газа (50 триллионов куб. метров) в России при нынешних объемах добычи (700 миллиардов куб. м в год) хватит на 70 лет. Не 700, а только 70!

1.0x