Сообщество «Круг чтения» 22:05 5 июня 2017

Да! - мазать мир! Да! - кровью вен!

Во Франкфурте-на-Майне вышла книга Владимира Батшева «СМОГ: поколение с перебитыми ногами»
3

В середине шестидесятых в советской России произошло событие невиданное: несколько молодых писателей-единомышленников создали литературное объединение, не просто свободное от обязательных для подсоветского творчества оков соцреализма, но и целенаправленно противостоящее ему, открыто заявлявшее свое неприятие этого «художественного метода». Своему объединению вольнодумцы дали звучное наименование – СМОГ.

Книга Владимира Батшева по своему жанру более всего соответствует автобиографической прозе. Автор, по сути, рассказывает о себе и своем окружении. Но, помимо ценнейших портретов знаменитых и не очень литераторов и диссидентов той поры – Леонида Губанова, Валерия Тарсиса, Владимира Буковского, Саши Соколова, Владимира Алейникова, Юрия Кублановского, Александра Васюткова, Юлии Вознесенской, Юрия Мамлеева, Эдмунда Иодковского, других – В. Батшев открывает самые мотивы появления в тоталитарной системе феномена альтернативного художественного творчества: неизменно ждущее перемен новое поколение потребовало иных духовных ценностей и, соответственно, иной литературы. Вот как это «формулирует» лидер СМОГ Леонид Губанов при составлении манифеста группы: «Что там с манифестом, – Губанов взял только что написанный Алейниковым текст. И тут же стал орать, – что такое «мы выступаем»?! Мы не выступаем, мы врываемся в их поганую литературу, в их говеное искусство, в их бездарную культуру! А общество наше – я уже придумал, как будет называться – САМОЕ МОЛОДОЕ ОБЩЕСТВО ГЕНИЕВ. Сокращенно – СМОГ. А?».

Леонид Губанов был для прочих смогистов этаким эталонным носителем мастерства. Автор книги рассказывает: «Поэтика Губанова шла от имажинистов – Мариенгофа, Шершеневича, Ивнева, частично – Есенина. То есть основа – метафора, на которую он нанизывал другие метафоры. Получался некий букет метафор». Вот строфа из поэмы «Полина» Л. Губанова:

Да! Мазать мир! Да! Кровью вен!

Забыв измены, сны, обеты,

И умирать из века в век

На голубых руках мольберта.

Или стихотворение (фрагмент) из цикла «Нормальный как яблоко»:

Красные деревья

громче, чем бинты!

Певчие евреи –

пешие беды.

Морды мне сдавали,

лица не пеклись…

В морге ли собранье

сизых учениц?

Если бы смогисты ограничились лишь творчеством, то, скорее всего, они остались бы неуязвимы для системы с ее прокрустовой идеологией. И даже их публичные выступления на Триумфальной площади у памятника Маяковскому, собиравшие значительное количество публики, отнюдь еще не были поводом для гонений, – традицию чтения стихов в этом конкретном месте заложили наши известные фрондеры-шестидесятники, имевшие от власти карт-бланш на подобное и многое другое. Поэтому на Триумфальной смогисты лишь повторили то, что и так было вполне привычным и для Москвы, и для блюстителей. Но они замахнулись на большее.

двойной клик - редактировать изображение

Однажды, после обычного выступления у гранитного Маяковского, они устроили натуральную демонстрацию – шествие к Дому литераторов и Союзу писателей на Никитской. Причем во время шествия участники демонстрировали лозунги, отдельные из которых носили откровенно политический характер: «За свободу слова», «За свободу искусства» – недвусмысленное указание на то, что в советской России нет ни того, ни другого.

На акцию немедленно откликнулась западная пресса. Русский эмигрантский журнал «Посев», между прочим, написал по этому поводу: «Митинг и демонстрация 14 апреля в столице – это качественно новое явление, качественно новая ступень в развитии форм и динамики освободительной борьбы. …Демонстрация 14 апреля – это уже одно из политических новшеств послехрущевского развития в стране».

После этого смогисты уже просто-таки обречены были оказаться на противоположной официальной идеологии стороне баррикады: они выпускают самиздатовские журналы, их стихи печатаются в другом эмигрантском журнале – «Грани», они сближаются с диссидентами и, по сути, сами таковыми становятся. Всего этого вполне доставало, чтобы советский репрессивно-воспитательный аппарат основательно ими занялся.

По наработанной методологии того времени для умиротворения творческой молодежи были применены обычные средства: кто-то отправлен на принудительное лечение, кто-то исключен из института, почти все были подвергнуты «перебиванию ног» – пристрастным устрашающим допросам в казенном доме со зловещими обещаниями какой-либо безотрадной перспективы в случае отказа образумиться и т.д. Наиболее суровая мера выпала на долю самого молодого смогиста… автора книги Владимира Батшева. Он был судим и приговорен к пяти годам сибирской ссылки.

Творческая организация молодых литераторов была, действительно, подавлена, рассеяна… Но эстетика, поэтика, художественный метод живут не в организации, а в сердце каждого отдельного художника. СМОГ продолжал жить еще годы в произведениях рожденной им плеяды. А в некотором смысле он жив и до сих пор: потому что многие бывшие смогисты и по сей день действующие и продуктивно работающие литераторы. И, естественно, сформировавший их метод СМОГа в той или иной степени остается в их творчестве. И уж тем более они неизменно следуют своему символу веры, сформулированному в еще одной расшифровке СМОГа – Смелость, Мысль, Образ, Глубина.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

28 июня 2021
Cообщество
«Круг чтения»
3
8 июля 2021
Cообщество
«Круг чтения»
5
Cообщество
«Круг чтения»
Комментарии Написать свой комментарий
6 июня 2017 в 02:59

Вопрос не праздный, а кроме Зиновьева кто-либо из дисседантуры достиг того уровня личностной рефлексии, в понимании, что они, именно они и вскрыли вены своей Матери-Росссии? Или по прежнему были бы убеждены, что играли в доктора втайне от взрослых?

А по существу они культурная пыль, которую уже развеял ветер истории. Их роль в Русской трагедии, что накатила в конце века, всего лишь роль ситуативных разрушителей, амбиции которых раздували клеветники России. Ни один из них, ни один не сказал, ни показал какой должна быть Россия будущего. Они мнили себя исполинами, а оказались термитами.

Какой-то "огрызок" великой эпохи. Смог- это вонь, удушье, экологическое бедствие. Очень точно "авторы" себя идентифицировали. Я хорошо помню ТЕ времена и, слава богу, этих оригиналов карикатурного копирования "иммажинистов" вупор никто из нашей молодёжной среды и не читал и не признавал, а не очень "падкие" до поэзии да и литературы вообще, мы всё-таки признавались в любви девчёнкам стихами Пушкина и Серёги Есенина, а лестнички Маяковского перекочевали к бардам и этот гитарный жанр захватил основательно умы и души поколения 60-х

1.0x