COVID-19: искусственный интеллект, большие данные, контроль за населением
Сообщество «Конспирология» 11:55 14 апреля 2020

COVID-19: искусственный интеллект, большие данные, контроль за населением

возможности и пределы применения
5

С первых шагов противостояния эпидемии коронавируса, сначала Китай, а потом и другие страны активно используют технологии искусственного интеллекта (ИИ) и больших данных (БД).

Борьба с эпидемией коронавируса включает три этапа — обнаружение, изоляция, профилактика и контроль. На всех этих этапах большое внимание отдается ИИ и БД. Интеграция различных источников информации с помощью этих технологий позволяет упорядочить и обработать идентификационную информацию людей, их действия, траекторию движения и состояние здоровья.

Профессор Института журналистики университета Цинхуа Шэнь Ян пишет, что это «первый в истории человечества случай объединения данных общенародного характера, и такая унификация основана на авторизации пользователей» (Насколько эпидемия приблизила будущее.). Непрерывное развитие эпидемической ситуации приведёт к дальнейшему развитию технологий ИИ и БД и улучшению способности людей использовать их для понимания общества.

Применение ИИ и БД включает в себя поддержку мер по контролю за эпидемиологической обстановкой, прогнозированию эволюции вспышек заболеваний, защите населения, наблюдению за его перемещением, в том числе и в целях его  ограничения, проведению исследований для разработки вакцины или лечения. Что касается последнего аспекта, ИИ используется для ускорения секвенирования геномов, более быстрой постановки диагноза, проведения анализов с помощью сканеров или для управления роботами для технического обслуживания и доставки.

Медицинский аспект использования ИИ в борьбе с пандемией ещё ни разу не стал предметом критического обсуждения в СМИ и социальных сетях, при опросах общественного мнения. Но социальные проблемы использования ИИ при проведении всего комплекса ограничительных  мероприятий, наоборот, вызвали волну обсуждений, связанных с тревогами о соблюдении прав и свобод граждан.

Эта проблема активно обсуждается и у нас в стране, особенно после принятия в субъектах федерации правил оформления и использования цифровых пропусков для передвижения в период действия режимов повышенной готовности ( см., например, Указ мэра Москвы N 43 – УМ от 11.04.2020).

С введением чрезвычайных мер, связанных с карантином, самоизоляцией, закрытием границ и другими мерами по сдерживанию распространения вируса, операционная среда и функционал правоохранительных органов и спецслужб  становятся все более сложными. Они оказываются в центре беспрецедентной ситуации, играя часто не менее важную роль в сдерживании распространения вируса, чем медицинские работники. При этом выполняют весь привычный объем работы по обеспечению общественной безопасности. В ответ на этот растущий кризис многие из этих структур обращаются к ИИ и БД, а также связанными с ними технологиям. Расширение возможностей наблюдения, мониторинга и обнаружения занимает одно из первых мест в списке приоритетов.

Обострение эпидемиологической обстановки вызовет ещё более активное использования ИИ и БД.

ИИ и БД как инструменты контроля за населением

Большую эффективность в осуществлении контроля за больными людьми, а также теми, кто находится на карантине или самоизоляции, показывает практика цифрового отслеживания контактов через сигналы с мобильных телефонов (digital contact tracing) - с помощью специального приложения или через мобильных операторов.

Как отмечено в обзоре ВВС в «Коронаслежка: «Большой брат» как выход из карантина» (ВВС,12.04.2020), в эпидемиологии отслеживание контактов используется десятилетиями для борьбы с заразными болезнями.

Но если раньше эпидемиологи расспрашивали пациентов о том, где они были и с кем встречались после развития симптомов болезни, а затем составляли список контактов, оповещали людей и наблюдали за ними, то сейчас цифровые инструменты в течение нескольких минут дают точную и детальную информацию о встречах и перемещениях.

Для справки:

Прототип современных технологий отслеживания контактов при эпидемии был разработан еще в 2011 году в рамках проекта FluPhone в компьютерной лаборатории Кембриджского университета. Испытания на волонтерах выпали на вспышку свиного гриппа и продемонстрировали успех этой технологии.

Поскольку пандемия началась в Китае, то, естественно, здесь нарабатывалась первые виды контроля над населением для локализации эпидемии. Получила распространение практика распознавания больных людей, оснащения в этих целях представителей правоохранительных органов "умными" шлемами, способными помечать людей с высокой температурой тела. Кроме того, в Китае разработанная властями система Health Check действует через популярные платформы Alipay and WeChat. Она генерирует специальные QR-коды, которые в зависимости от статуса горят разными цветами: зеленым (свобода передвижения), оранжевым (семь дней карантина) или красным (14 дней карантина).

В Израиле был разработан план использования индивидуального наблюдения по телефону, чтобы предупреждать пользователей о опасности контактов с людьми, которые потенциально могут быть носителями вируса. Приложение, разработанное минздравом Израиля, посылает оповещения пользователям, если они находились рядом с заразившимся человеком. Кроме того, полиция и служба контрразведки ШАБАК получили право следить за передвижениями израильтян и определять тех, кто контактировал с заразившимися.

В Южной Корее предупреждение передаётся органам здравоохранения, когда люди не соблюдают период изоляции, например, находятся в людных местах, таких как общественный транспорт или торговый центр. Южная Корея обошлась без всеобщей изоляции, но власти пошли на жесткие меры для отслеживания контактов у носителей вируса: они получают данные GPS у мобильных операторов и данные об операциях по банковским картам, а также могут смотреть записи с камер видеонаблюдения.

В Сингапуре разработанное властями приложение TraceTogether заменило массовую изоляцию. Система работает не через геолокацию, а через Bluetooth-соединение, и следит лишь за близкими контактами, а не всеми перемещениями человека. Когда два пользователя оказываются на расстоянии двух метров, их телефоны устанавливают связь. Если встреча длится больше получаса, оба телефона сохраняют запись о ней. Если человек заболевает, правительство оповещает всех, с кем он встречался за последние 14 дней.

В Италии одна из компаний по заказу государства также разработала приложение для смартфона, с помощью которого можно проследить маршрут зараженного вирусом человека и предупредить людей, контактировавших с ним. Конфиденциальность гарантирована тем, приложение не раскрывает телефонные номера или личные данные. В Ломбардии телефонные операторы предоставили данные о передвижении мобильных телефонов с одного терминала на другой.

Правительство США обратилось к компаниям с просьбой предоставить доступ к агрегированным и анонимным данным, особенно в отношении мобильных телефонов, для борьбы с распространением вируса. Компании Apple и Google объявили, что объединятся для разработки технологии отслеживания контактов владельцев телефонов, которая поможет замедлить распространение коронавируса.

Проект ставит целью, чтобы владельцы смартфонов использовали приложения, благодаря которым потенциально зараженные люди смогут узнавать, что им следует пройти тестирование или соблюдать карантин

Согласно плану, телефоны будут использовать Bluetooth, чтобы обмениваться информацией с телефонами, находящимися поблизости. Инфицированные коронавирусом владельцы телефонов смогут передавать Apple и Google перечень телефонов людей, рядом с которыми они находились. Благодаря этому те, кто оказался в группе риска, будут проинформированы об этом.

Данные о номерах телефонов будут зашифрованы, чтобы сохранять анонимность пользователей, в том числе для Apple и Google. Компании  также заявили, что их система не будет отслеживать координаты по GPS.

ИИ и БД после пандемии

Как можно было убедиться, цифровые технологии, включая ИИ и БД, являются важными инструментами для содействия принятию скоординированных ответных мер в связи с этой пандемией.

Совет Европы в своём обзоре «ИИ и контроль коронавируса COVID - 19» (март 2020 года) подчеркивает, что необходимо оценить принятые чрезвычайные меры, по окончании кризиса, с тем чтобы определить преимущества и проблемы появившиеся при использовании цифровых инструментов ИИ и БД. На это же обращают внимание многие видные учёные современности, которые считают, что временные меры по контролю и массовому мониторингу населения с помощью этих технологий не должны считается тривиальными и не должны стать постоянными (см., например, Юваль Ной Харари: Мир после коронавируса, The Financial Times).

В США, например,  защитники гражданских свобод обращают внимание на то, что после терактов 11 сентября 2001 года полномочия спецслужб по слежке были расширены. Террористическая угроза в основном миновала, однако полномочия постоянно продлеваются

7 апреля 2020 года Совет Европы принял Набор инструментов для государств-членов «Уважение к демократии и правам человека, верховенство закона в условиях эпидемиологического кризиса COVID-19».

Этот документ является важнейшим ориентиром для правого обеспечения принимаемых государством мер по сдерживанию пандемии, в том числе и мер, касающихся контроля над населением.

Цель этого документа в предоставлении правительствам инструментария для борьбы с нынешним беспрецедентным и массовым эпидемиологическим кризисом таким образом, чтобы уважать основополагающие ценности демократии, верховенство законов и прав человека.

В качестве базовой посылки признается, что правительства сталкиваются с огромными проблемами в своем стремлении защитить население от угрозы COVID-19. Кроме того, имеется в виду, что «нормальное функционирование общества не может быть сохранено в полной мере в свете основных защитных мер, необходимых для борьбы с вирусом, а именно в условиях соблюдения различных форм социального дистанцирования». Также признается, что «принимаемые меры неизбежно ограничивают права и свободы граждан, которые являются неотъемлемой и необходимой базисной ценностью демократического общества, управляемого верховенством закона».

В документе говорится, что «масштабы мер, принимаемых в ответ на нынешнюю угрозу COVID-19 и способы их применения, значительно различаются в зависимости от этапа борьбы с вирусом». Хотя ограничительные меры, предпринимаемые государствами-членами, оправданы на основании обычных положений Европейской конвенции о правах человека, «могут понадобиться меры исключительного характера, предполагающие отступления от обязательств государств-членов в части соблюдения Конвенции. Каждое государство должно оценить, соответствуют ли принятые им меры отступления от предусмотренных Конвенцией прав и свобод граждан масштабам угрозы».

Именно государства определяют, находится ли жизнь нации под угрозой «чрезвычайной ситуации», и если да, то как далеко необходимо зайти в преодолении чрезвычайной ситуации.

Некоторые конституционные права не допускают каких-либо отступлений даже в условиях чрезвычайной ситуации. Это: право на жизнь, за исключением случаев, когда это происходит в контексте законных актов войны (ст. 2); запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ст. 3); запрещение рабства и работорговли (ст. 4-1) и правила «без наказания, без закона» (ст. 7).

Отступления в соответствии со ст. 15 не зависит от официального объявления чрезвычайного положения или какого-либо аналогичного режима на национальном уровне. В то же время «любое отступление должно иметь четкую основу, предусмотренную в национальном праве с тем, чтобы защитить граждан от произвола в условиях борьбы с чрезвычайной угрозой».

Принцип законности

Даже в чрезвычайной ситуации должно обеспечиваться верховенство права. Основополагающим принципом верховенства права является то, что действия государства должны осуществляться в строгом соответствии с законом. «Закон» в этом контексте включает в себя не только акты парламента, но и, например, чрезвычайные указы исполнительной власти, при условии, что они имеют конституционную основу. Многие конституции предусматривают особый правовой режим (или режимы), расширяющий полномочия исполнительной власти в случае войны или крупного стихийного или другого бедствия. «Законодательные органы также могут принимать чрезвычайные законы, специально разработанные для урегулирования нынешнего эпидемиологического кризиса, которые выходят за рамки существующих правовых норм».

Ограниченная продолжительность режима чрезвычайного положения и чрезвычайных мер

Во время чрезвычайного положения правительства могут получить общие полномочия по выпуску декретов, имеющих силу закона. Это приемлемо при условии, что эти дополнительные полномочия имеют ограничения по срокам. Основная цель режима чрезвычайного положения заключается в сдерживании развития кризиса и скорейшем возвращении к нормальной жизни.

Во время чрезвычайного положения не только полномочия правительства по законодательному обеспечению должны быть ограничены сроком действия чрезвычайного положения, но и любое законодательство, принятое в период чрезвычайного положения, должно также включать четкие временные ограничения на продолжительность этих исключительных мер.

Принцип необходимости

Принцип необходимости требует, чтобы чрезвычайные меры были способны обеспечить достижение конечной цели при минимальном изменении нормальных правил и процедур демократического принятия решений.

Распределение полномочий и проверка исполнительных действий

Исполнительная власть должна быть в состоянии действовать быстро и эффективно. Это может потребовать упрощения процедур принятия решений и смягчения системы сдержек и противовесов. Это может также потребовать в рамках, предусмотренных конституцией, изменения стандартного распределения полномочий между местными, региональными и центральными органами власти в решении конкретных проблем по борьбе с вирусом. «Обычный порядок должен быть восстановлен, как только этого позволит ситуация».

Конфиденциальность и защита данных

В документе особо подчеркнуто, что «новые технологии доступа к персональным данным и их обработке могут способствовать сдерживанию и прекращению пандемии.  Мониторинг, отслеживание и прогнозирование являются важнейшими функциями эпидемической политики. Необходимо использовать для борьбы с вирусом все наиболее эффективные инновации последних лет, включая искусственный интеллект, технологии распознавания лиц, анализ социальных сетей и данных геолокации».

В то же время потенциал использования современных технологий не должен быть применен для несбалансированного вторжения в частную жизнь. Принципы защиты данных и Конвенция Совета Европы 108 позволяют сбалансировать высокие стандарты защиты персональных данных и общественных интересов, а также информации, связанной со здоровьем, с потребностями борьбы с эпидемической угрозой.

Конвенция допускает исключения из обычных правил о защите данных в течение ограниченного периода времени и с соответствующими гарантиями (например, анонимизации), с эффективной системой надзора с тем, чтобы обеспечить сбор, анализ, хранение и прогнозирование на основе данных. Указанный документ Совета Европы подчеркивает, что «крупномасштабная обработка персональных данных с использованием искусственного интеллекта должна осуществляться только тогда, когда научные данные убедительно покажут, что потенциальные выгоды для общественного здоровья перекрывают риски утечки персональных данных или их использования сторонними организациями».

***

Сделанный выше обзор цифровых и других высокотехнологичных инноваций, помогающих различным странам противостоять пандемии COVID-19 и беспрецедентный для Совета Европы подход, не просто информирующий, а рекомендующий временно ограничивать различного рода права и свободы для решения этой задачи, ориентирует на необходимость повышения готовности к реагированию на новые вызовы и угрозы, например, к биологической войне.

Хотя по своим масштабам ситуация с COVID-19 беспрецедентна, в условиях отсутствия международного регулирования и контроля за высокими технологиями самой различной направленности – от ИИ, БД до синтетической биологии – нет оснований полагать, что впереди у нас не грядут новые испытания. Поэтому важно по завершению борьбы с эпидемией в стране, а в этом нет сомнений, внимательно проанализировать собственные достижения, ошибки и просчеты и постараться взять лучшее из зарубежного опыта, чтобы встретить новые угрозы во всеоружии.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Конспирология»
11
Cообщество
«Конспирология»
6
Комментарии Написать свой комментарий
13 апреля 2020 в 18:45

Такая тема абсолютно необходима, и я бы дал ей подзаголовок:
"Правовые аспекты создания мирового виртуального концлагеря"

Тема, повторюсь, необходимая, но неподъёмная в условиях, когда РФ является фактическим протекторатом США, хотя и слишком большим для переваривания и эффективного управления.
Отсюда всякие разговоры о правовой стороне вопроса в условиях имитационного государства и фактически отсутствующей сплочённой оппозиции, когда ни конституция, ни федеральные законы не действуют в части защиты интересов Российской Федерации, должны заканчиваться, не начавшись.
Когда подобная власть имеет, казалось бы, законное право на введение чрезвычайного положения, но не подконтрольна никаким общественным институтам, - она способна любой повод использовать для объявления режима ЧП, равно и продлевать его сколь угодно долго.

Мы все можем наблюдать, как привилегированные (прикормленные) слои населения (СМИ и врачебная элита) были подмяты и включились в официальный агитпроп, всякая научная постановка вопроса об опасности очередного вируса гриппа стала невозможной и в стране нагоняется атмосфера страха и ненависти к тем, кто не готов не соблюдать виртуальные границы концлагеря.
И эта кампания ничего общего не имеет с общепринятыми мерами профилактики, общественной и личной безопасности.

Понадобилось 20 лет, чтобы перейти от первого пункта технологии управления запугиванием населения к второму.
А будут ещё и третий, и последующие, сегодня, казалось бы, немыслимые.

Есть основания считать, что события 1999 и 2001 года, и нынешние - инициированы теневыми центрами мировой власти и имеют своей целью глобальное переустройство мира, направленное в первую очередь против России, потерявшей суверенитет во времена Великой криминальной революции.

13 апреля 2020 в 18:50

опечатка, читать: ...кто не готов соблюдать виртуальные границы "концлагеря".

15 апреля 2020 в 20:15

Думаю,что колониальную власть России цифровой концлагерь вполне устраивает для предотвращения любых попыток сменить власть и общественно политический строй!!!

16 апреля 2020 в 00:09

Да, это ровно так!

16 апреля 2020 в 11:35

Жаль, что поднятая тема осталась без внимания.