Сообщество «Салон» 00:12 25 мая 2022

Честь и клинок

Выставка "Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления" в Московском Кремле
1

«Вы отступаете… Вот как!

Белее полотна вы стали?

Мой друг! Какой же вы чудак:

Ужель вы так боитесь стали?»

Эдмон Ростан. "Сирано де Бержерак"

Европейско-русская культура перенасыщена дуэльной тематикой. В классических произведениях – о войне и мире, любви и коварстве, авантюризме и деньгах присутствует мотив поединка. Высокое ли низкое, трагедия Шекспира или же романы об Анжелике – не важно. Главное – честь и клинок. Заострённый металл – верный союзник. «Подробностей ещё не знаю я, / Но брат мой пал в кровавом поединке, / А мой возлюбленный, боясь суда, / Успел бежать, со мною не простившись», - излагала одна из героинь Карло Гольдони.

Создаётся впечатление, что господа искали поводы, чтоб затеять очередную стычку на задворках монастыря, а то и перед дворцом вельможи. Отчасти так оно и было. Существует устойчивый исторический термин «дуэльная лихорадка» - в Европе она пришлась на XVI-XVII века (в отдельных странах, например, в ряде итальянских государств, «болезнь» прогрессировала на протяжении XVIII столетия); Россию она охватила позже – в эпоху Екатерины Великой, а закончилась …в 1917 году по причинам, никак не связанным с умягчением дворянских нравов. Когда Эдмон Ростан воспевал Сирано де Бержерака и печалился о навсегда ушедших традициях, русские офицеры вспыхивали из-за любой «нечестной» мелочи и это, между прочим, восторгало иностранок.

Однако же нельзя сказать, что на Западе поединки прекратились вовсе, а последняя дуэль Франции случилась в 1967 году – сражались два непримиримых оппонента – социалист (и большой поклонник советского пути) Гастон Деффер и голлист Рене Рибьер. Дрались до первого укола. Победил «красный» Деффер. О тонкостях дуэльного этикета можно узнать, посетив грандиозную выставку "Дуэль. От Божьего суда до благородного преступления", открывшуюся в Московском Кремле. Здесь и доспехи королей, и рапиры, и сёдла; портреты деятелей, знакомых ещё по книжкам Александра Дюма; старинные тома и гравюры. Это – полноценное путешествие во времени.

Проект замышлялся иным, но европейские партнёры подленько отозвали экспонаты, ибо лишь на словах «искусство вне политики». Наши музейные работники не растерялись и в кратчайшие сроки переформатировали выставку без ущерба для зрелищности. Этот эпизодик ещё раз доказывает, что тотальный отказ от сотрудничества с «цивилизованным сообществом» не грозит утратой материально-духовной связи с настоящими евро-ценностями.

К слову, они там ещё не запретили Д`Артаньяна, как абьюзера? Вопрос риторический.

Экспозиция посвящена той самой дуэльной лихорадке XVI-XVII веков, когда причиной для столкновения могло быть всё, что угодно. Дюма не гиперболизировал, устроив гасконцу «приглашение» сразу трёх мушкетёров. Достаточно было толкнуть в спешке или нечаянно скомпрометировать какого-нибудь графа, чтобы получить вызов. «А я дерусь просто потому, что дерусь», - аргументировал Портос. Pourquoi pas?

В центре внимания – портрет Армана Жана дю Плесси, кардинала де Ришелье, боровшегося с дуэлями. Знаменитый эдикт 1626 года, подписанный (о, разумеется!) Людовиком XIII, был целиком составлен практичным кардиналом. Нормативно-правовые акты, ограждавшие дворян от «бессмысленных» смертей, издавались, начиная с XVI века, но кого они останавливали? Королей не беспокоило здоровье буйных шевалье. В табуировании драк была государственная выгода – аристократ должен гибнуть за сюзерена, а не умирать из-за платочка с инициалами Камиллы де Буа-Трасси. О том, куда направлялась энергия, повествуют батальные полотна, в частности, "Кавалерийское сражение на Вухтской пустоши" фламандца Себастьяна Вранкса. Старая Европа воевала жестоко и бессердечно, а раны, оставленные Тридцатилетней войной, не залечены по сию пору, так что городить ересь о «коллективном Западе» не приходится – его нет, а есть народы с окровавленными страницами биографии. Воевали, рубили и резали, но оставался неизрасходованный задор. Дворянин, получивший вызов, попадал в затруднение. Принять и – попасть в опалу (а санкции доходили до смертной казни) или уклониться и - перестать быть, собственно, дворянином.

Экспонаты повествует о том, что дуэлям предшествовал средневековый обычай Божьего суда и – судебного поединка. Рыцари опирались на Библию и миф о Давиде, победившем Голиафа. Наш Создатель на стороне того, кто кристален. Вассалы в присутствии сеньора выходили на ристалище, дабы решить споры, в том числе – наследственные или имущественные. Даже монархам не были чужды подобные идеи – на выставке мы узнаем, как Франциск I хотел устроить Карлу V суд чести и лично сразиться с неприятелем «за правое дело». На выставочной витрине – портрет и доспехи самого Франциска, а их размер говорит о том, что слух о чахлой грации нобилитета сильно преувеличен.

Дворян отличало хорошее питание плюс ежедневная дрессура. Вот - эффектный фолиант «Наставление королю в искусстве верховой езды» Антуана де Плювинеля и теперь считается лучшим пособием для жокея. Интересный факт – вооружение и облачение в XVI-XVII веках ценилось гораздо выше, чем произведения искусства, и не только в денежном выражении. При дворе Франциска работал сам Леонардо, но и он не мог тягаться с ремесленниками из Аугсбурга, чей доспех был изысканно-шикарен.

Это для нас-нынешних карандашные рисунки Франсуа Клуэ – шедевры эпохи чинквеченто, а для тех владык, что ему позировали – всего-навсего умелые линии добропорядочного мастера. Клуэ оказался баловнем судьбы – он изображал венценосцев, маршалов и фрейлин, причём, льстил он им не грубо, но самую малость. Лицо короля, который будет сражён ударом «железа» - печальные глаза, словно увидевшие тень грядущего. Генрих II устроил пышный турнир, где его противником был назначен граф Монтгомери. В те годы состязания уже носили декоративно-развлекательный характер, и никто не собирался убивать Генриха, чья политика устраивала все придворные партии. Несчастный рок – обломок графского копья угодил в щель королевского забрала. После этой нелепой смерти на род Валуа обрушились беды, а к концу века на престол взошёл первый из Бурбонов – Генрих IV, тот самый Анри, «славный король», чьи подвиги на ратном поле и в дамских будуарах воспеты гимном ‘Vive Henri IV!’ Этого короля тоже убили, но отнюдь не случайно, и повелитель христианнейшей Франции умер от ножевых ранений.

На выставке можно увидеть портрет его деда по материнской линии – Анри д`Альбре Наваррского, не менее замечательной личности – он чуть не с детства носил шпагу, воевал, бежал из испанского плена, женился на самой образованной принцессе Европы – Маргарите Ангулемской - заслужить её руку было столь же трудно, как и одержать победу в баталиях. Вся жизнь напоминала схватку с дьяволом, а последующие трактовки, созданные в «унылом» XIX столетии, не отражали и десятой части того безумного драйва, который испытывал человек эпохи ренессанса и барокко.

Жемчужина экспозиции – портрет Диего де Вильямайора, написанный Хуаном Пантохой де ла Крус. Перед нами юный вельможа, коему в момент написания картины не исполнилось и двадцати лет. Тщательно выписанные латы, эфес клинка, воротник-фреза, лицо с габсбургскими чертами, что намекает на возможность амурной связи его матери с кем-то из принцев, а то и с Филиппом III – портрет великолепен, как типичное выражение испанской гордости, перешедшей в гордыню. Сочетание чёрного с золотом, свойственное Испании – это ярое самоотречение католика в союзе с подавляющей роскошью.

На экспозиционных стендах – изощрённо оформленные шпаги, рапиры, ножи, гравюры и картинки, обучающие процессу благородного убийства. Хомо-сапиенс никогда не останавливался перед желанием доминировать и одолевать. В XVI-XVII веках шли бесконечные войны - территориальные и религиозные - а кровь лилась бурными потоками. Всё, что потомкам представляется романтикой, для современников – трагедия, но именно так выковываются характеры – бой неизбежен, а дуэль вписана в кодекс чести.

Среди гостей выставки много пожилых мужчин, прошедших через дворовые игры в мушкетёров и рыцарей. Искреннее поколение отцов, которому Владимир Высоцкий посвятил свою «Балладу о борьбе» - о том, что самое страшное – это быть ни при чём! «Если путь прорубая отцовским мечом, / Ты солёные слёзы на ус намотал, / Если в жарком бою испытал что почём, / — Значит, нужные книги ты в детстве читал!» Читайте нужные книги – сейчас они нам снова понадобятся. Чтобы не оказаться «ни при чём». Без друзей и врагов. Без клинка и победного клича. Без ума и сердца.

двойной клик - редактировать галерею

7 июня 2022
Cообщество
«Салон»
47
16 июня 2022
Cообщество
«Салон»
2
Cообщество
«Салон»
1
Комментарии Написать свой комментарий
9 июня 2022 в 11:34

Теперь о западном мире можно сказать лишь старыми стихами:
Мужчины теперь, говорят,
В присутствии сильных- НЕМЕЮТ? !
В присутствии женщин- СИДЯТ? !
И сердце щемит без причины,
И сила ушла из плеча.
Мужчины Мужчины Мужчины Вы помните тяжесть меча?

Нет...Подлость заместила Доблесть в Европе - родине дуэлей за честь.

1.0x