Сообщество «Оборонное сознание» 00:05 5 апреля 2024

Часть V. США готовится к высокотехнологической войне с Россией и Китаем

Пентагон развивает мобильную систему противодействия дронам

L3Harris Technologies планирует морскую миссию для своей мобильной системы противодействия дронам. Компания проводит ранние проектные работы по созданию полезной нагрузки Vampire, которая может быть установлена ​​на беспилотном надводном корабле.

В начале 2023 года L3Harris объявила, что получила от Пентагона 40 миллионов долларов на строительство 14 установленных на грузовиках комплектов Vampire — или модульного ракетного оборудования ISR на поддонах, не зависящего от транспортного средства, — для отправки на Украину. Каждый комплект включает в себя датчик наведения WESCAM MX-10 RSTA, а также ракету и пусковую установку Advanced Precision Kill Weapons System.

Джон Рэмбо, президент компании Integrated Mission Systems компании L3Harris, рассказал Defense News в мартовском интервью, что он получил отзывы пользователей о том, что система успешно уничтожает российские дроны, которые больше всего беспокоят украинские силы.

Сейчас компания рассматривает, во-первых, «можно ли предоставить больше таких возможностей в Украине для этой миссии c-UAS», — сказал он, особенно в свете «однозначных миллионов долларов» стоимости единицы Vampire.

И, во-вторых, сказал он, «как можно взять комплект «Vampire», установить его на небольшой беспилотный надводный корабль и развернуть его в океане в рамках многоуровневого подхода к защите морских и военных кораблей».

ВМС США и другие глобальные силы изо всех сил пытаются обеспечить безопасность региона Красного моря на фоне продолжающихся атак сил хуситов в Йемене. Хуситы обстреляли крылатые ракеты, баллистические ракеты и беспилотники по целям на море и на берегу, оставив военно-морским силам решать, какие из них безопасно лететь в море, какие поразить дорогостоящими оборонительными ракетами, а какие попытаться уничтожить с помощью более дешевое оружие.

Рэмбо не уточнил, какой заказчик может использовать этот морской Vampire или в каком географическом регионе. И хуситы в Красном море, и русские на Украине используют одни и те же ударные дроны иранского производства, а это означает, что Vampire будет применим в обеих ситуациях.

В то время как оригинальная система Vampire была установлена ​​и запускалась из задней части пикапа, разместить ту же ракетную установку на небольшом беспилотном надводном корабле немного сложнее.

«Надо убедиться, что судно имеет достаточную остойчивость, чтобы выдержать тягу ракеты при выходе из пусковой установки. Убедившись, что вектор выхлопа ракеты не повреждает часть самого судна, необходимо проработать лишь некоторые вопросы конфигурации, ориентации и устойчивости, сказал Рэмбо. «Но мы думаем, что со всеми этими вещами можно справиться».

Даже обдумывая морское применение, L3Harris продолжит совершенствовать свою систему Vampire. Рамбо сказал, что отзывы пользователей из Украины показали необходимость более тщательного предварительного обучения, а также улучшения набора датчиков.

Он отметил, что первоначальная цель заключалась в том, чтобы быстро и дешево выпустить базовый продукт, при этом L3Harris всегда намеревалась перейти на более совершенные датчики, которые позволят операторам видеть дальше и лучше обнаруживать и отслеживать потенциальные угрозы, связанные с дронами.

ВВС США активно используют небольшие дроны

«На нас надвигается меняющийся характер войны», — заявил генерал Дэвид У. Олвин, начальник штаба ВВС США, предупредив: «Театр военных действий потребует от нас сражаться по-другому. Это станет частью модернизации наших ВВС и авиации будущего».

Это переосмысление должно включать в себя мышление меньшего масштаба и внедрение небольших дронов. Другие службы используют авиацию для поддержки наземных и морских операций, но только ВВС отвечают за контроль над воздушным пространством в качестве своей основной задачи. Если служба хочет выполнить эту миссию, ей придется действовать в воздушном пространстве — воздушном пространстве от поверхности Земли до высоты примерно 15 000 футов, что ниже уровня, на котором обычно действуют высококлассные истребители и бомбардировщики.

Воздушная мощь всегда обладала врожденными сильными сторонами, не имеющими себе равных по маневренности, скорости и дальности действия. Но она также всегда сталкивалась с ограничениями: военно-воздушные силы, в отличие от армий, не могут жить в своей основной сфере деятельности, а самолеты, на которых они летают, дороги, что ограничивает размер флота даже для самых богатых стран. В результате оккупация воздушного пространства могла произойти на какое-то время, но в конечном итоге она оказалась эфемерной. Как только дружественные самолеты покинут воздушное пространство, любой выживший самолет противника сможет вернуться, чтобы получить доступ к нему и использовать его.

Сегодня продолжающийся технологический прогресс и снижение затрат открыли новые возможности для завоевания воздушной сферы. ВВС теперь могут эксплуатировать в прибрежной зоне большое количество небольших и относительно дешевых дронов. Одна-единственная система не может существовать в этом воздушном пространстве бесконечно долго, но большое количество из них может достичь устойчивости косвенно, постоянно вращаясь в прибрежной воздушной зоне и из нее.

На сегодняшний день ВВС сосредоточены главным образом на противодействии угрозе, исходящей от небольших беспилотников, для своих авиабаз как внутри страны, так и за рубежом. Но этот подход упускает из виду более широкую суть: воздушное побережье становится все более важным в воздушной войне, и если ВВС не смогут подготовиться к этому будущему, другие службы могут заполнить этот пробел, но им не хватает того, что генерал Генри Х. «Хэп» Арнольд называемое «воздушное мышление» — специализированный опыт и особый взгляд летчиков — чтобы использовать его с максимальным эффектом.

Возьмем, к примеру, борьбу за контроль над воздушным пространством в Восточной Азии: Китай признает, что превосходство в воздухе необходимо для успешного десантного вторжения. Насыщение воздушного побережья над пляжами и близлежащими водами непрерывными волнами небольших зондирующих, ложных и вооруженных дронов лишит Китай контроля над воздушным побережьем и создаст многочисленные трудноразрешимые и трудоемкие дилеммы для Народно-освободительной армии Китая. Дроны, слишком быстро проникшие в воздушное пространство, могут сорвать процесс нацеливания Китая и, в свою очередь, нанести значительные потери его силам вторжения. Китайским командирам придется решать, какой «зазор» необходим в воздухе и как долго, и при этом они рискуют исчерпать свои зенитные ракеты. Это также поставит их в проигрышный конец кривой затрат, поскольку уничтожение достаточного количества этих дешевых дронов будет становиться все сложнее и дороже, поскольку постоянство вращения в воздушном пространстве продолжает увеличиваться.

Как предупреждает генерал Олвин, ВВС США в настоящее время не структурированы и не оснащены таким образом, чтобы превратить воздушное побережье в зону боевых действий, но им следует действовать быстро, чтобы закрыть этот пробел. И украинская, и российская армия создали специализированные подразделения дронов, а украинцы даже недавно обнародовали планы по созданию отдельной службы дронов. Тем не менее, все Объединенные силы, включая ВВС США, по-прежнему действуют без подразделений небольших беспилотников. ВВС США должны восполнить этот пробел и могут привнести воздушную перспективу в действия в воздушном пространстве.

Для начала, по мнению американских военных эксертов, ВВС США должны создать и включить в свою реструктуризацию низкоуровневые, близкорасположенные элементы воздушной оккупации и возможности для конкуренции между великими державами. При разработке ВВС как для сдерживания, так и, в случае неудачи сдерживания, для защиты от ревизионистских держав, ВВС должны одновременно использовать концепцию отказа в воздухе, несмотря на исторический культ наступления и революцию малых дронов.

Поскольку у США нет значительной истории крупномасштабных операций с использованием небольших дронов или тактики противодействия воздуху, следующим важным шагом будет развитие инноваций и творческих новых идей и тактик. Скорее всего, это произойдет не благодаря сегодняшнему устаревшему пилотному составу — вместо этого ВВС нужна свежая порция легкомысленного мышления от «цифровых» летчиков, которые интуитивно гораздо более способны, чем старшие пилоты, к пониманию нелинейных и однотипных явлений. -множество взаимодействий людей и машин. Таким образом, развитие этого легкомыслия является важнейшим фундаментом, и его следует закладывать с нуля. Начиная с базовой подготовки, летчики должны быть знакомы с небольшими дронами так же, как морские пехотинцы со своими винтовками.

Генерал Олвин любит цитировать генерал-майора Хью Дж. Нерра, одного из пионеров американской военно-воздушной мощи: «Не попадайтесь в ловушку парадигм прошлого», — недавно напомнил Олвин своей службе. «Что бы это ни было, мы должны понимать, что это уникальная возможность, уникальная возможность для нас понять, как лучше всего использовать, развернуть и интегрировать это в изобретение ВВС», — добавил он. ВВС США должны перенести этот дух изобретательства на воздушное побережье.

ВМС США хотят превратить каждый военный корабль в «авианосец»

«В эпоху беспилотных транспортных средств и искусственного интеллекта каждый военный корабль может – и должен – быть «авианосцем» того или иного типа», - пишет в The National Interest (02.04.2024) заведующий кафедрой морской стратегии в Военно – морском институте США Джеймс Холмс.

«В марте на слушаниях Военно-морского института лейтенант-коммандер Джефф Зеберляйн предложил интригующий, хотя и косвенный взгляд на будущее авианосца. А именно, что в эпоху беспилотных транспортных средств и искусственного интеллекта каждый военный корабль может – и должен – быть «авианосцем» того или иного типа.

Миниатюризация плюс искусственный интеллект, пишет он, делает расширение авиационного потенциала по всему надводному флоту – и не только линейным кораблям, таким как крейсеры и эсминцы, но и вспомогательным кораблям и десантным транспортным средствам – одновременно осуществимым и разумным.

Не каждый корабль может быть авианосцем с большой палубой. Однако, если их соответствующим образом перепрофилировать, все они смогут принять участие, повышая эффективность и долговечность флота в бою. В свою очередь, флот будет меньше зависеть от авианосного крыла».

«При этом Зеберляйн подразумевает, что деньги налогоплательщиков можно инвестировать более разумно. Например, по его оценкам, ВМС США могли бы заплатить за оснащение всего надводного флота беспилотными самолетами, отказавшись от одного атомного авианосца класса «Форд» (CVN). Это составит 13 миллиардов долларов сбережений, которые можно будет реинвестировать в другое место.

Такой компромисс между традиционной и нетрадиционной морской авиацией позволил бы сократить количество CVN на вооружении с одиннадцати до десяти. Это будет равносильно сокращению на девять процентов или около того численности крупнопалубных авианосцев ради распространения авиационных платформ по всему флоту. Таким образом, сделать каждый корабль авианосцем не только технологически осуществимо, но и доступно при скромных альтернативных издержках».

«По всей вероятности, флоту нужны платформы обоих типов. Крайне сомнительно, что беспилотные самолеты когда-либо полностью заменят пилотируемые боевые птицы, такие как истребители/штурмовики F/A-18 или F-35 или самолеты раннего предупреждения E-2D. Таким образом, даже если руководители военно-морского флота с энтузиазмом воспримут идею Зеберляйна, авианосцы с большой палубой и их авиационное оснащение останутся основной частью конструкции флота ВМС США».

«Ясно одно: беспилотные системы представляют собой многообещающее дополнение к традиционной военно-морской авиации. Капитан Уэйн Хьюз, декан флотской тактики, называет разведку, командование и контроль, а также дальность вооружения определяющими факторами тактической эффективности на море.

Беспилотные самолеты пригодятся для наблюдения за окрестностями флота, в том числе во время боя для обнаружения, отслеживания и нацеливания на вражеские силы. Это разведывательная функция. Они могли бы способствовать командованию и контролю, например, передавая информацию и приказы. Они могут даже доставлять боеприпасы против вражеских судов или береговых целей. В этом случае дальность и точность оружия выиграют.

Беспилотные машины играют важную роль во всех аспектах морского боя.

Более того, такой подход соответствовал бы современной доктринальной мудрости. Заполнение флота беспилотными самолетами будет соответствовать «распределенным морским операциям», концепции, очень популярной в военно-морских силах, а также сопутствующим оперативным концепциям морской службы, таким как «экспедиционные передовые базовые операции» морской пехоты США.

Рассредоточение авиационного потенциала и мощности по надводным силам и синхронизация усилий флота с силами морской пехоты и армии США, действующими с тихоокеанских островов, включая беспилотные самолеты, летающие с сухой земли, снизят вероятность того, что такой противник, как Народно-освободительная армия Китая, может приземлиться и нанести нокаутирующий удар по оперативной группе США, направив все силы на такое ценное подразделение, как авианосец.

Распределите возможности по множеству боевых кораблей, и вы уменьшите процент боевой мощи, которую успешный удар противника по военному кораблю США вычитает из общей численности флота и объединенных сил».

Космическая стратегия Пентагона и защита коммерческих спутников

двойной клик - редактировать изображение

Космические силы Пентагона рассматривают вопрос о том, как создать коммерческий космический резервный флот, который мог бы использовать отраслевые технологии в конфликте, например, потенциал Viasat-3, который вскоре будет запущен.

Новая стратегия Пентагона по интеграции коммерческого и военного космического потенциала призывает к усилению защиты спутников частного сектора, нацеленных на враждебные страны, при этом отмечается, что США могут использовать силу для защиты этих систем.

Стратегия коммерческой космической интеграции, опубликованная 2 апреля, призывает к улучшению норм и стандартов, чтобы сделать космос более безопасным для операторов частного сектора, обмену информацией об угрозах и финансовой защите компаний, которые поддерживают военные космические миссии.

«Министерство будет использовать ряд инструментов во всех сферах для сдерживания агрессии и устранения угроз космическим интересам национальной безопасности США, включая все космические сегменты и, при необходимости, коммерческие космические решения», — говорится в стратегии, опубликованной 2 апреля.

«При соответствующих обстоятельствах может быть направлено использование военной силы для защиты коммерческих активов».

В документе, в котором излагаются приоритеты Министерства обороны США по использованию коммерческих космических систем и услуг, не уточняется, какие сценарии могут потребовать военного ответа.

Космические силы, которые в ближайшие дни собираются опубликовать свою собственную коммерческую стратегию, в последние годы активизировали свое взаимодействие с промышленностью. Чиновники призвали сотрудников, занимающихся закупками, рассматривать возможности покупки услуг и систем у промышленности, а не строить заказной правительственный спутник, где это возможно. А в прошлом году оно создало Управление коммерческого космоса, призванное помочь ему лучше интегрировать эти возможности во всех областях своей миссии.

Это взаимодействие также было сосредоточено на создании резерва коммерческого расширения, предназначенного для расширения использования службой возможностей частного сектора во время кризиса или конфликта. В рамках этой работы Космические силы встретились с представителями промышленности, чтобы определить варианты защиты коммерческих космических активов во время войны.

В то время как некоторые компании, обеспокоенные выбором стороны, могут предпочесть не позволять США защищать их системы, другие хотят быть уверенными в том, что их спутникам будет отдан приоритет.

Стратегия Пентагона признает эту обеспокоенность и отмечает, что ведомство предпринимает шаги, чтобы предоставить компаниям лучший доступ к информации об угрозах на орбите.

«Министерство будет работать над устранением барьеров, включая чрезмерную классификацию, процессы оформления и разрешенный доступ к объектам, чтобы создать масштабируемые процедуры для несекретной связи с коммерческим космическим сектором», — говорится в стратегии.

Пентагон также обязуется работать с Государственным департаментом и международным сообществом над выработкой норм ответственного поведения в космосе. Он также предпринимает шаги для определения того, к какой финансовой защите коммерческие компании должны иметь доступ в случае уничтожения или повреждения их спутников и наземных систем.

Сегодня компании, которые поддерживают военные операции в воздухе и на море, имеют доступ к государственному страхованию, но такая финансовая защита недоступна космическим фирмам.

«Министерство оценит пробелы в защите со стороны коммерческих страховых компаний, условия, при которых страхование, предоставляемое правительством США, будет необходимо для космической сферы, и были ли эти условия выполнены», — говорится в документе.

Категории миссий

Стратегия ведомства также подчеркивает необходимость того, чтобы военные интегрировали коммерческие космические возможности до возникновения конфликта. Это означает вовлечение компаний в военные игры и учения, а также создание открытых каналов связи о том, какие системы и технологии нужны Министерству обороны и как эти требования согласуются с работой, которую уже выполняет отрасль.

В этом плане стратегия вносит некоторую ясность в отношении того, какие области космических миссий министерство рассматривает в первую очередь как усилия правительства, какие в основном являются коммерческими, а какие открывают возможности для гибридного коммерческого и государственного подхода.

Миссии, которые в основном будут выполняться правительством, включают командование и контроль; электронная борьба; предупреждение о ракетном нападении; позиционирование, навигация и время; боевая мощь; ядерная защита.

Возможности гибридных архитектур включают операции в киберпространстве и космических кораблях; спутниковая связь; осведомленность о космической сфере; разведка, наблюдение и рекогносцировка; возможности электромагнитного спектра.

Единственная миссия, определенная как преимущественно коммерческая, — это космическая мобильность и логистика, которая включает в себя дозаправку, ремонт и производство космических кораблей на орбите.

«Области миссий могут со временем меняться между категориями по мере развития коммерческих космических возможностей и развития военных потребностей и возможностей», — говорится в стратегии.

Пентагон преобразует армию с помощью цифровой инженерии

В настоящее время армия США использует широкий спектр систем, многие из которых находятся на вооружении десятилетиями. Несмотря на то, что сегодня эти системы полностью работоспособны, существует множество проблем с их обновлением, чтобы идти в ногу с новыми технологиями и меняющимися требованиями миссий. Традиционные подходы к модернизации часто включают длительные циклы закупок, неэффективную совместимость запатентованных систем и фрагментированные процессы внедрения технологий. Это приводит к неэффективности, расходам и ограничению взаимодействия между системами, что снижает готовность к выполнению миссий. Промышленная база должна добиться большего.

Армия уже переходит на цифровую инженерию в сочетании с независимой от технологий открытой интеграцией, дополняя недавнюю Директиву Министерства обороны США по цифровой инженерии.

Цифровое проектирование предполагает использование передового моделирования, симуляции и анализа данных для проектирования, анализа и оптимизации сложных систем на протяжении всего их жизненного цикла.

Применяя методы цифрового проектирования, можно оптимизировать процессы разработки, улучшить сотрудничество между заинтересованными сторонами и ускорить предоставление передовых возможностей бойцам.

Кроме того, открытая интеграция, не зависящая от технологий, позволяет пользователям освободиться от привязки к поставщику и проприетарных решений.

Вместо привязки к конкретным поставщикам или платформам можно использовать открытые стандарты и совместимые архитектуры для беспрепятственной интеграции компонентов из разных источников. Это не только повышает гибкость и выбор, но также способствует инновациям и конкуренции во всей оборонной экосистеме.

Внедрение цифрового инжиниринга и открытой интеграции не лишено проблем. Одним из основных препятствий является преобладание закрытых архитектур и проприетарных систем внутри экосистемы. Многие устаревшие системы были разработаны с использованием запатентованных вертикально интегрированных технологий, что затрудняло их интеграцию с другими системами.

Привязка к поставщику — еще одно серьезное препятствие, которое необходимо преодолеть. Производители оригинального оборудования часто разрабатывают свои системы с использованием собственных интерфейсов и протоколов, что затрудняет замену компонентов или интеграцию сторонних решений. Это ограничивает возможность использовать лучшие доступные технологии и затрудняет взаимодействие между системами.

Кроме того, отсутствие общей терминологии и системы координат при проектировании и создании систем может препятствовать сотрудничеству и препятствовать прогрессу. Без стандартизированного языка и процессов заинтересованным сторонам может быть сложно эффективно общаться и согласовывать свои усилия для достижения общих целей.

Чтобы преодолеть эти препятствия, использование таких технологий, как искусственный интеллект (ИИ) и мультиоблачные среды, может улучшить подход к цифровому инжинирингу. ИИ может помочь автоматизировать и оптимизировать различные аспекты процесса цифрового проектирования: от проектирования и анализа до тестирования и проверки. Используя возможности искусственного интеллекта, можно ускорить принятие решений, выявить потенциальные проблемы на ранних этапах цикла разработки и оптимизировать производительность системы.

Кроме того, использование мультиоблачных сред позволяет поставщикам решений воспользоваться преимуществами масштабируемости, гибкости и отказоустойчивости, предлагаемыми облачными вычислениями, не беспокоясь о затратах на переключение. Распределение рабочих нагрузок между несколькими поставщиками облачных услуг помогает избежать привязки к поставщику и обеспечивает резервирование и доступность систем. Это также позволяет отрасли использовать лучшие в своем классе услуги от различных поставщиков облачных услуг, максимизируя инновации и экономическую эффективность.

Внедрение цифрового инжиниринга в сочетании с независимой от технологий открытой интеграцией имеет важное значение для эффективной модернизации существующих систем. Приняв эти принципы, отраслевые партнеры могут помочь армии преодолеть проблемы, связанные с закрытыми конструкциями, привязкой к поставщикам и отсутствием единой терминологии, одновременно используя такие технологии, как искусственный интеллект и мультиоблачные среды, для стимулирования инноваций, модернизации устаревших систем и поддержания технологических возможностей вооруженных сил. преимущество на поле боя.

Как заявили в Университете оборонных закупок, цифровое проектирование — это «интегрированный цифровой подход, который использует авторитетные источники системных данных и моделей в качестве континуума между дисциплинами для поддержки действий жизненного цикла от концепции до утилизации».

Cообщество
«Оборонное сознание»
2 июля 2024
Cообщество
«Оборонное сознание»
1.0x