Сообщество «Посольский приказ» 18:57 14 января 2020

Брекзит от Виндзоров

Монархический пафос королевской семьи Британии — обречён умереть

Решение герцога и герцогини Сассекских покинуть королевскую семью вызвало острую реакцию "дома Виндзоров". Королева Елизавета II вызвала своего младшего внука "на ковер" и договорилась с ним о "переходном периоде".

Какое самое популярное, долгоиграющее и высокобюджетное реалити-шоу на планете? "Большой брат"? "Дом-2"? "Семейство Кардашьян"? Нет, это реалити-шоу разворачивается вокруг Букингемского дворца, а главная его героиня — старушка, встречавшаяся с двенадцатью действующими американскими президентами. Да, сравнение жизни британских августейших особ с сюжетом снимаемой вживую телеэпопеи банально и заезженно, но именно с этого ракурса многое встаёт на свои места. Так, каждому персонажу этого грандиозного шоу отведена своя роль в соответствии с определённым архетипическим образом. А все вместе они образуют ансамбль, стабильно поставляющий новости в британские газеты и поводы для обсуждения в британские и мировые сообщества неравнодушных. Королевская семья стала таким же брендом Британии, как чёрные кэбы под дождём, мохнатые шапки гвардейцев или примитивный футбол. Сегодня королевская семья оказалась в центре блестяще срежиссированного скандала, который вырвался далеко за пределы кружков любителей платьев Кейт Миддлтон. Скандал этот не только привлекает внимание к многочисленным отпрыскам Елизаветы II, но и выгодно оттеняет события, на которые широкой публике обращать внимание вовсе не обязательно.

Вся взрослая жизнь принца Гарри, этого рыжеволосого чава королевских кровей (чавами в Британии называют агрессивную уличную шпану из рабочих районов) была пропитана чередой скандалов. Обнажённые беснования в Лас-Вегасе, драки с папарацци, позирование в нацистской форме — итогом безумной карьеры своего рода Пэрис Хилтон в мундире стала свадьба с Меган Маркл — женщиной, возможно, наименее подходящей на роль принцессы. Актриса из дешёвого американского сериала про юристов, бывшая жена малоизвестного кинорежиссёра и метиска, выглядящая белой вороной в калашном ряду аристократических рыл. Появление такой во всех смыслах колоритной личности в Букингемском дворце стало поводом для пристального внимания журналистов, голодных до сенсаций. Выяснилось, что новоиспечённая герцогиня Сассекская общается с некими мутными личностями, ведёт себя крайне неподобающе для члена королевской семьи и тратит огромные деньги на всё подряд: от украшений до перелётов на частном самолёте. Последнее особенно широко обсуждалось в Британии, где тема содержания королевской семьи обсуждается тем чаще, чем выше растут расходы на это самое содержание. Так, за последний год эти расходы, согласно некоторым данным, составили больше ста миллионов фунтов. В условиях сокращения трат на образование и планов по фактической продаже национальной системы здравоохранения американским частникам это выглядит настоящим пиром во время чумы. На почве этого диссонанса новости об уходе Гарри и Меган из королевской семьи были восприняты британской общественностью со злорадством и любопытными параллелями. Самой очевидной из них, разумеется, стало сходство ситуации Гарри с историей короля Эдварда VIII, отрёкшегося от престола и женившегося на разведённой американке. Тем не менее, параллель не вполне уместна, ведь Гарри — совсем не наследник, а лишь шестой по счёту претендент на британский престол, так что подобные жесты от такого малозначимого члена королевской семьи не наносят существенного урона институту британской монархии.

Многим это покажется дикостью, но именно Гарри является ключевой фигурой в идеях возвращения монархии в России. Так, примерно десять лет назад было популярно сообщество тех, кто желал видеть Гарри на российском престоле — ведь его дед был праправнуком Николая I, и этот факт, по мнению монархистов, даёт дебоширу и пьянице легитимные права на управление Россией. К счастью, сторонников идей возвращения монархии у нас не так много, чтобы иметь хоть какой-то политический вес. Зато в Англии отношение к Виндзорам является почти единственным, что объединяет большинство консерваторов и лейбористов. Лишь самые радикально левые политики любят заигрывать с такой же радикальной молодёжью, призывая избавиться от монархии. В целом же британцы любят королевскую семью и на этой любви умело играет премьер Джонсон, используя это в своих целях. Так, в минувшем сентябре Джонсон попросил у королевы отложить начало очередной сессии Парламента (тогда ещё неспособного решить вопрос с брекзитом), дабы дать своей партии чуть больше времени на проработку ряда принципиальных аспектов выхода из ЕС. Тот план потерпел неудачу, но есть все основания полагать, что вся суета вокруг Гарри и его супруги, покидающих Букингемский дворец, является лишь очередным эпизодом помощи старой королевы премьеру с соломенными волосами. Так, именно сейчас, свободный от излишнего внимания прессы, Джонсон и его партия наконец-то договорились с Северной Ирландией, чья граница долго была камнем преткновения в "жёстком брекзите" без сделки. Теперь Белфаст получит чуть больше автономии, взамен обязуясь поддержать любые инициативы консерваторов (и без того имеющих абсолютное большинство).

Всё идёт к финалу затянувшейся саги брекзита, и депутаты от партии тори уже планируют грандиозный праздник на 31 января (дату на этот раз совершенно точно окончательного выхода из Евросоюза). Так, Найджел Фарадж, являвшийся одним из архитекторов победы на изначальном референдуме в 2016, собирается закатить громадную вечеринку у стен Парламента, а Башня Елизаветы, известная миллиардам как Биг Бен, должна будет торжественно отбить выход страны из Евросоюза. Параллельно с этим начинают зализывать раны главные враги консерваторов — лейбористы, потерпевшие катастрофическое поражение и лишившиеся лидера. Сейчас они как раз начали процесс выбора нового руководителя, который, по сути, ставит партию на распутье между расово-гендерным разнообразием и эффективностью, между ориентацией на широкою аудиторию и заигрываниями с меньшинствами. Для возвращения политической конкурентоспособности лейбористам нужно максимально задействовать свой электорат, что невозможно в условиях, когда о второй партии Британии почти не говорят в СМИ, занятых уходом принца Гарри из королевской семьи.

Британская монархия, как и вся Британия, стоит на пороге перемен, которым суждено до неузнаваемости изменить порядок, держащийся уже несколько веков. Весь флёр реалити-шоу, весь монархический пафос королевской семьи Британии — обречён умереть вместе с дряхлеющей Елизаветой. Вместе со смертью этой 93-летней старухи, жавшей руку ещё Эйзенхауэру, прервётся и династия Виндзоров. Наследник престола, принц Чарльз, заявил, что одним из первых его решений на троне станет существенное сокращение королевской семьи. Многочисленные герцоги, виконты, принцы, величества и высочества уйдут в прошлое, а королевская фамилия на шведский манер будет включать в себя лишь монарха с супругой, наследного принца, его жену и детей. Конечно, публично это мотивируется прагматичными соображениями — слишком много августейшей родни, слишком большие уходят средства на их содержание. Тем не менее, за этим стоит и желание обезопасить себя от репутационного кошмара, которым был шестой в очереди на престол принц Гарри и которым недавно стал восьмой в очереди на престол принц Эндрю, замеченный в близкой дружбе с миллиардером-педофилом Эпштейном. Таким образом, реформированная династия Маунтбеттенов, к которой принадлежат потомки Елизаветы II, обречена стать просто британской семьёй — если и не заурядной, то, как минимум, существенно более скромной в своих аппетитах и амбициях.

16 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
9 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
28 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x