Авторский блог Виктор Потапов 13:51 29 марта 2016

"Безуглеродное" управление замораживанием России

Как наши чиновники МПР пытаются заморозить экономическое развитие территорий Сибири.
3

 

«Безуглеродное» управление замораживанием России

Виктор Потапов

После полета Гагарина в СССР пели «утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести». Но и на Земле для наших ученых проблемы были не проще. В условиях того, что большинство российских сельскохозяйственных земель находятся в зоне рискованного земледелия, одни учёные десятилетиями трудились над выведением морозоустойчивых сортов растений, другие — над технологиями защиты растений от заморозков, над сокращением вегетационного периода, третьи — совершенствовали энергетическое обеспечение промышленности, сельского хозяйства и ЖКХ.

Но вот в 1992 году появилась рамочная Конвенция ООН об изменении климата (РКИК), базирующаяся на недоказанном факте «глобального потепления». Подробное объяснение принципиальной невозможности зафиксировать факт глобального потепления смотрите видеозапись выступления доктора физико-математических наук Г.М. Крученицкого, заведующего отделом озонного мониторинга ЦАО Росгидромета (http://regnum.ru/news/innovatio/2086744.html). Глобальное потепление  учёными Международной группы по изменению климата объясняется с помощью научно неподтвержденной гипотезы о том, что виновником «глобального потепления» является «парниковый эффект», который создают «антропогенные» парниковые газы, выбрасываемые в атмосферу в результате хозяйственной и потребительской деятельности человека, доля которых в общем объеме парниковых газов атмосферы планеты крайне мала. Подавляющая часть парниковых газов является неантропогенными, которые выделяется главным образом океанами, исходят из глубин Земли через вулканы, геологические разломы и трещины земной коры. В рамках РКИК и последующего Киотского протокола (1997 г.) развернулась международная борьба за сокращение объёмов антропогенных выбросов парниковых газов.

Но насколько эта борьба актуальна для России в условиях холодного климата?

Ещё до решения о ратификации Киотского протокола (КП) Россией на проходившей в Москве в 2003 году международной климатической Конференции Президент РФ В.В. Путин в своём выступлении шутливо сказал о том, что «потепление приведёт к тому, что россияне будут меньше тратить денег на шубы и тёплую одежду».

На той же Конференции член российского Совета Федерации Александр Калита сообщил в своём выступлении: «Германия, например, выбрасывает в атмосферу в три раза больше углекислого газа, чем способны переработать и очистить германские леса, Япония втрое превышает свой «лимит» на загрязнение атмосферы, тогда как вредные выбросы России загружают лишь одну пятую очистительной способности российских лесов. Иными словами, фактически вся Европа живёт за счёт чистого воздуха, вырабатываемого российской природой!» Отсюда осторожный, взвешенный подход России к ратификации Киотского протокола, установившего «квоты на загрязнение» воздуха для разных стран мира. Ещё тогда многие российские специалисты, выступавшие на конференции, охарактеризовали Киотский протокол как устаревший «документ ХХ века» и заявили о необходимости работать над новыми решениями и документами.

С тех пор прошло 12 лет, многое изменилось. Россия по настоянию стран ЕС ратифицировала Киотский протокол. Спустя почти 20 лет  приняла участие в подготовке нового международного Парижского климатического соглашения, являющегося продолжением Киотского. По личному убеждению автора настоящей статьи, участие России в подготовке Парижского климатического соглашения более напоминало «заплывы бревна по Енисею»..

В новом соглашении власти Россия намерена взять на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов к 2030 году на 30% относительно уровня 1990 года. При этом у нас зима не стала летом, не сократилась продолжительность полярной ночи, не сократился отопительный сезон — ось вращения Земли по-прежнему смотрит на Полярную звезду. Выглядит анекдотично, но сегодня мы действительно на шубы и тёплую одежду стали меньше тратить денег, только из-за недостатка последних, а отнюдь не из-за потепления климата. За это время мы так и не удвоили ВВП, а от перестановок в руководстве России ничего не изменилось.

22 февраля в Центре международной торговли (ЦМТ) прошли лекции трех известных российских экономистов, в которых констатировалось, что источником всех наших экономических бед является недостаток денег в российской экономике. О резком снижении покупательской способности населения детально рассказал Андрей Клепач. Он посетовал на низкие зарплаты бюджетников, для повышения которых у государства нет денег. Непонятно только, что он делал для исправления этой ситуации в течение нескольких лет на должности заместителем министра экономического развития.

Академик Александр Некипелов, возглавлявший в своё время Институт международных экономических и политических исследований РАН и совет директоров компании «Роснефть», прочитал лекцию: «Политика ЦБ России и возможности денежно-кредитной политики в современных экономических условиях», в которой заявил, что «для развития нужны деньги, так что жесткая денежно-кредитная политика ограничивает возможности роста» (http://scientificrussia.ru/articles/akademik-nekipelov-et-al-rasskazyvayut-ob-ekonomicheskih-planah-i-vozmozhnostyah).

Несколько более оптимистичный взгляд на ситуацию был изложен в лекции Бориса Титова, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей. Однако представленная Б.Титовым стратегия выхода из кризиса, основанная на развитии бизнеса при дефиците бюджета, также требует инвестиций в размере 1,5 трлн. рублей ежегодно, источником которых должна по мнению бизнес-омбудсмена стать эмиссия ЦБ РФ.

Академику Некипелову был задан вопрос, какова стратегия компании «Роснефть» в рамках намечаемого Парижским климатическим соглашением введения «углеродного налога» на углеводороды, который практически направлен на сокращение доходов российского бюджета от экспортных пошлин на углеводороды? Это налог уже действует в ряде стран ЕС в виде платы за право на выбросы парниковых газов и является скрытым механизмом демпинга цен на углеводороды на мировых рынках.

В своём ответе академик заявил, что «Роснефть» заработала немного в рамках Киотского протокола (КП) и для компании этот вопрос не существенен.

С одной стороны, действительно, углеводородные компании России не зависят от мировых цен на углеводороды, пока эти цены не станут ниже их себестоимости добычи в России. А то, что в результате падения мировых цен на углеводороды или введения глобального углеродного налога бюджет РФ теряет доходы от снижения экспортных пошлин на углеводороды, им безразлично. Но тогда зачем сетовать на то, что в экономике России отсутствует необходимое количество денег? Или академик в этой ситуации намекает на то, что падение доходов российского бюджета необходимо заместить эмиссией денег ЦБ РФ? И это глаголет экономист?

А если обратить внимание на то, что компания «Роснефть» в рамках статьи 6 Киотского протокола, в отсутствии соответствующего российского закона, продавала российские права на выбросы парниковых газов, то можно констатировать что деятельность компании наносила существенный экономический ущерб, в том числе и денежно-кредитной политике России. Это касается непосредственно и председателя ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной, которая в ранге министра экономического развития вместе с председателем Сбербанка Германом Грефом участвовали в серой схеме распродажи российских прав на выбросы парниковых газов, минуя бюджет России. Для сокрытия факта, что они торгуют именно правами Российской Федерации на выбросы парниковых газов, их (права на выбросы) в Постановлении Правительства РФ № 780 от 15.09.2011 назвали «углеродными единицами» и подписали постановление, миную процедуру оценки регулирующего воздействия. По действующей процедуре оценки регулирующего воздействия в минэкономразвития были направлены заключения экспертов о том, что в отсутствии закона,  данный нормативный акт незаконен, но эти заключения были игнорированы.

Третьим соучастником в серой торговле российскими правами на выбросы парниковых газов в рамках Киотского протокола стал бывший глава Министерства природных ресурсов Юрий Трутнев, который сегодня вместе со своим приемником, министром МПР Сергеем Донским, лоббирует намерения превратить Сибирь без «безуглеродную зону».

И вот уже Андрей Клепач в своей статье «Мы не можем развивать Сибирь без использования угольной энергетики»(http://speakercom.ru/opinions/2241) пишет, что «обязательства, которые мы взяли в рамках нового соглашения по климату, накладывают серьёзные ограничения и сказываются на области угольной энергетики».

Во-первых, обязательств мы ещё не взяли, а только продекларировали намерения их взять. И «обещать жениться не означает жениться».

Во-вторых, зачем их брать, если они «накладывают серьёзные ограничения и сказываются на области угольной энергетики». Мало того, обязательства по Парижскому климатическому соглашению накладывают серьёзные ограничения на всю углеводородную энергетику, а не только на угольную. Но судя по ответу Александра Некипелова, жареный петух ещё в задницу не клюнул нефтедобывающие и газовые компании. Надо полагать, что продавая российские права на выбросы парниковых газов под названием «углеродные единицы» в рамках киотского лохотрона наши компании не знали о содержании углерода в нефти и газе?... А сегодня об этом не знает и бывший министр МПР Юрий Трутнев заявляя о намерениях сделать Сибирь «безуглеродной зоной». Надо понимать, полагая, что углерод содержится только в угле?...

Опыт реализации подобных акций подавления целых отраслей промышленности  у представителей МПР России богатый, в прямом смысле этого слова. Во второй половине 90-х годов в России реализовывалась международная программа разрушения промышленности производства хладонов и холодильной промышленности в рамках Монреальского протокола. Эта международная инициатива также осуществлялась на основе научно необоснованной гипотезы разрушения озонового слоя атмосферы хлорсодержащими хладонами (http://regnum.ru/news/innovatio/2012306.html). Наибольшую выгоду в реализации этой международной инициативы получил Пермский завод «Галоген» (впоследствии «ГалоПолимер»), который сделали банком хранения «озоноопасных» хладонов на переходный период закрытия производства и потребления хладонов в России. То есть, сделали пермский завод Галоген единственным монопольным поставщиком «озоноопасных» хладонов в России, без которых не только домашние холодильники не могли работать, но и соответствующая техника в оборонном комплексе.

Представители МПр также были одними из организаторов серой схемы реализации проектов совместного осуществления в рамках 6 статьи Киотского протокола. Угадайте с трёх раз, какой проект был первым проектом России, прошедшим по этой серой схеме международную верификацию? Ну конечно — Пермский «Галополимер», главным акционером которого является ... кипрская оффшорная компания Ftorchem. Причём данный проект реализовывался по технологии уже запрещённой на тот момент в странах ЕС после громких коррупционных скандалов вокруг проектов, реализованных по подобной технологии в Китае.

В дальнейшем опыт участия в реализации подобных проектов МПР продолжило на Дальнем Востоке, реализуя по аналогичной схеме поглотительный ресурс дальневосточного леса. При этом представители МПР и лесного ведомства, с одной стороны заявляют, что наши нетронутые леса не являются поглотителями углерода,  и 20 с лишним лет отчитываются перед Сторонами РКИК о том, что в экспортируемом Россией лесе не содержится углерода…

Результаты подобных проектов хорошо описаны в статье «Приморье: Леса леопардам, а для людей — резервация?» (http://trud-ost.ru/?p=177945). Даже после критики  результатов подобных проектов территорию этого лесного проекта увеличили в два раза. Интересно, кому и сколько заплатила Германия за увеличение площади этого заповедника? По данному проекту реализуемому по положениям КП Германия несёт финансовые затраты по реализации проекта, в обмен на передачу Германии экологического результата в виде увеличения поглощения парниковых газов лесной территорией, переданной в аренду.  Но эта коммерческая тайна, сокрытая в схеме реализации подобных проектов в рамках Киотского протокола. Торгуют ресурсом, который принадлежит России, минуя бюджет, а стоимость сделок скрывается. Типа ну нет углерода ни в нефти, ни в газе, ни в древесине…

В отличие от других внешнеторговых операций, в том числе при экспорте нефти и газа, где объёмы экспортных поставок контролируются таможенным законодательством, для сделок в рамках Киотского протокола не нужно провозить продаваемый товар через границу на транспорте или по трубопроводам. Вполне достаточно подписать соответствующие документы в одной стране, а получить мзду за подписи в документах в другой стране. И комар носа не подточит.

Именно поэтому в России в течение 22 лет после ратификации РКИК , и в течение 12 лет после ратификации Киотского протокола блокируется необходимость Закона о регулировании оборота прав на выбросы парниковых газов на территории РФ. Нет закона, и вроде, как и не существует «углеродного» поглотительного ресурса наших территорий, которым тайно торгуют в рамках международных коррупционных сговоров. Коррумпирование и шантаж крупных чиновников и политиков является ключевым элементом планов транснациональных корпораций по захвату отраслевых рынков, в том числе и с использованием механизмов Киотского протокола. Примеры подобных операций, реализованных ТНК при поддержке ЦРУ и Всемирного банка, детально описаны в бестселлере Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы» (http://www.koob.ru/perkins/). Отличие спецопераций, которые реализуются под видом международных климатических соглашений подобных Монреальскому протоколу, Киотскому протоколу и Парижскому соглашению, в их глобальном характере — страны и их промышленные отрасли «окучиваются» сразу, так сказать оптом.

Усложняют реализацию спецоперации по борьбе с глобальным потеплением несколько стран во главе с Россией, которые являются экологическими донорами планеты — их природа поглощает углекислого газа намного больше, чем выбрасывает в атмосферу. Требовать от стран-доноров каких-то обязательств по сокращению выбросов парниковых газов с помощью перехода на дорогостоящие западные энергосберегающие и безуглеродные технологии — откровенная наглость, как минимум, нарушение логики и здравого смысла.  Но в отсутствии этих требований рушится вся афера, и теряется конкурентоспособность экономик стран загрянителей. Поэтому страны-доноры в рамках международного климатического «режима» ставят в один ряд со странами-загрязнителями. Как это было сделано, детально описано в статье «Климатический Освенцим для России» (http://regnum.ru/news/polit/2090997.html) и публикации Виталия Болдырева «Кто превратил Россию в экологическую страну-паразита» (http://regnum.ru/news/polit/2087942.html).

Именно поэтому сегодня министр МПР Сергей Донской утверждает, что у российских лесов нет поглотительного ресурса, и одновременно поддерживает инициативу заместителя председателя правительства и полномочного представителя Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева по созданию в Сибири «безуглеродного» региона. Представляется, что за этой инициативой также скрываются намерения по продаже по отработанным серым схемам скрываемого поглотительного ресурса сибирских лесов. Эти охранники российской природы, видимо, решили жителей Сибири загнать в резервации заповедников и там их заморозить в международной борьбе с потеплением климата, измеряемым «средней температурой по больнице». Гражданам остается надеяться только на то, что их спасут те полтора-два градуса глобального потепления, которые разрешены для XXI века Парижским климатическим соглашением….

В начале 2000 годов бывший советник Президента РФ Андрей Илларионов охарактеризовал киотский процесс как движение России в Освенцим. Именно по этому в лексике российских координаторов проблем изменения климата в России введено понятие «климатический режим», по аналогии с лагерным режимом…. 

Похоже, что прогнозы бывшего советника сбываться в намерениях Парижского климатического соглашения. Создаётся впечатление, что в условиях, когда у наших «лучших в мире» координаторов проблем изменения климата, министров финансового блока,  руководителей ЦБ РФ и первых лиц в списках журнала Форбс, отсутствует углерод, который составляет 21% тела обычного человека.   …. Представляется, что именно отсутствием углерода и торгуют наши министры, а посему, пока углерод не появится в их «органах управления телом», процесс замораживания  не только Сибири, а России в целом с подобным «безуглеродным управлением» будет продолжаться….

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
29 марта 2016 в 14:18

Представляется, что именно отсутствием углерода и торгуют наши министры, а посему, пока углерод не появится в их «органах управления телом», процесс замораживания не только Сибири, а России в целом с подобным «безуглеродным управлением» будет продолжаться….

...Которые тут временные?.. Вопрос к выборам в Госдуму...

29 марта 2016 в 14:24

Сколько же способов воровства придумали либерасты! Каждая кража обставляется "заумнейшей" юридически-финансовой терминологией. П-ц России, сожрут, они ведь ненасытные эти бесконечные грефы-набиулины-чубайсы-...
Почему бы автору не писать проще и всё называть своими словами.

29 марта 2016 в 15:30

Иван Русский-Сибиряк

Слово в слово, но проще это описал А. Беляев, см. "Продавец воздуха". Программа с углеродным сырьем и углеводородами, является началом самого прибыльного проекта: кислородного. После парникового "лохотрона" будет атмосферный, с прямым воровством воздуха планеты для его перепродажи потребителям. Самый демократичный проект: "Не хочешь - не покупай".

1.0x