Сообщество «Форум» 21:53 19 апреля 2021

Авария на ЧАЭС: основные действия персонала перед экспериментом выбега (Часть III).

На трагический исход испытаний возможно повлияло вероятное давление на руководителя испытаний, заместителя Главного инженера ЧАЭС Анатолия Дятлова, которому, по всей видимости, была поставлена задача добится успеха любой ценой.
1

«Причина всей аварии - в программе испытаний. Уже через много лет после аварии, где-то в 2000 году, я наложил программу испытаний на очевидную версию причин аварии и увидел, что если выполнять программу испытаний буквально, от первого до последнего пункта, то аварии избежать невозможно…» Юрий Андреев, президент "Союза Чернобыль Украины"

Посвящается 35 летней годовщине нашей национальной трагедии и всем участникам этих героических событий.

Содержание

Испытания выбега

I.Давление на руководителя испытаний.

II.Проведение испытаний на незаглушенном реакторе.

III.Отключение защиты по блокировке обеих ТГ (по закрытию СРК обеих турбин).

IV. Cовмещение испытаний выбега и виброиспытаний.

V. Перенос испытаний из-за звонка Киевэнерго и ксеноновое отравление реактора.

VI. Разный уровень мощности реактора.

Испытания выбега.

Итак, в ночь на 26 апреля персонал 4 блока ЧАЭС начал проводить испытания выбега[i]. Идея была в том, что если в результате аварии будут отключены питательные электронасосы (подающие воду в реакторную установку, а в случае разгерметизации оборудования - в один из трех каналов системы аварийного расхолаживания), а также главные циркуляционные насосы (ГЦН) (обеспечивающие охлаждение реактора, качающие воду через его контур), то по аварийному сигналу будут включаться резервные автономные дизель генераторы (РДЭС), но не сразу, а через 30-60 сек. Для обеспечения электропитания насосов на время разгона дизель-генератора рассматривалась возможность использования энергии инерции вала огромной турбины АЭС, продолжающей генерировать ток после перекрытия подачи пара

Понятно, что величина такого тока будет падать вместе с падением оборотов турбины и рано или поздно она остановиться и ток будет равен нулю. Вместе с нею отключаться насосы, и охлаждение реактора существенно ухудшиться. В этом и заключался главный риск эксперимента. Такая схема не испытывалась ни на одной АЭС СССР и нигде в мире, а испытания не были согласованы ни с одной вышестоящей организацией.

Как пишет А. В. Носовский[ii]: «Предложение об использовании выбега генератора исходило от главного конструктора РБМК и было включено в проекты строительства АЭС с реакторами такого типа. Однако энергоблок №4 Чернобыльской АЭС, как и другие энергоблоки с РБМК, принимался в эксплуатацию без опробования этого режима…Ни на одной, кроме Чернобыльской, АЭС с реакторами РБМК-1000 после ввода их в эксплуатацию проектные испытания по использованию выбега генератора не проводились.»

Давайте посчитаем, сколько к тому времени станций было оборудовано реакторами РБМК помимо ЧАЭС: Курская, Смоленская, Игналинская, Ленинградская, на которых, помимо ЧАЭС работало около 12 блоков. И все они благополучно работали, но никто и никогда (!) не требовал вводить эту систему в действие.

По мнению В.Легасова[iii] данный эксперимент надо было проводить не на станции, а «…на специальном стенде, сооруженном у конструктора турбины.». И нужно было идти по пути «сокращение времени ввода в строй и выхода на нужные параметры резервных дизель‑генераторов», можно было бы «заменить дизель‑генераторы Чернобыльской станции на те, которые делали бы всё нормальным и …вся процедура этих испытаний и проверок – стала бы просто ненужной.». На самом деле после аварии так и поступили (!) - стали использовать генераторы с меньшим временем запуска.

По мнению Н.Карпана[iv] «идея использовать выбег ТГ как дополнительную систему безопасности абсурдна». Есть еще один момент, который ставит всю схему под сомнение. Согласно В.Дмитриеву[v]: «Время, в течение которого РДЭС включалась в работу и набирала полную мощность, не превышает 1 мин. А в течение этого времени ГЦН качают воду по инерции, за счёт механической энергии, запасённой в массивном маховике, установленном на этот случай на валу каждого ГЦН.» Согласно техническим характеристикам, время выбега ротора ГЦН по полной остановки – 2-5 мин.

Однако в случае аварии с обесточиванием ГЦН насос в охлаждении активной зоны уже не участвует, и напротив, целесообразно обеспечить на некоторое время работоспособность насоса для подачи питательной воды - ПЭН.

Очень интересна информация о разговоре атомщика-профессионала Тома Петровича Николаева (ему установлен памятник в Курчатове), заместителя директора по науке Курской АЭС, ученика Курчатова, который жестко отверг предложение о проведении эксперимента в Курске, сделанное им примерно за месяц до аварии на ЧАЭС (26.03.1986), поскольку он с ходу увидел в схеме эксперимента именно те риски, которые и привели к взрыву реактора[vi] : «…как уверяют проектировщики, инерции ротора турбины будет достаточно для работы насоса, питающего водой реакторную установку… они полагают, - … охлаждение водой ядерного топлива в эти секунды не будет прервано после прекращения подачи электроэнергии... А эти секунды являются определяющими. И я не уверен, что быстро сработает система подачи воды в остановленный реактор …А именно от охлаждающей реактор воды зависит, произойдёт ли крайне опасное расплавление топлива или не произойдёт. Вот где собака зарыта!»

I. Давление на руководителя испытаний. На трагический исход испытаний возможно повлияло вероятное давление на руководителя испытаний, заместителя Главного инженера ЧАЭС Анатолия Дятлова, которому, по всей видимости, была поставлена задача добится успеха любой ценой. На это указывает авторитетное свидетельство Владимира Ивановича Комарова, академика РАЕН, кандидата технических наук, бывшего замдиректора по науке Смоленской АЭС и бывшего главного инженера «Комбината» (организации, созданной для ликвидации последствий аварии). Согласно данному ему интервью изданию kontinent.org[vii], в критический момент падения мощности реактора практически до нуля (см.ниже), когда его надо было глушить (Судьба давала реальный шанс избежать аварии), возможно, на блок позвонил чиновник сектора по надзору за АЭС при ЦК КПСС (подчинявшейся секретарю ЦК КПСС В. Долгих), который ранее был заместителем главного инженера ЧАЭС по науке (1973-1980 г.г.), и приказал Дятлову продолжить испытания: «Проводи проверку! Или ты уйдешь на пенсию, или будешь главным инженером новой Чернобыльской АЭС-2». Данное свидетельство было основано на факте прослушивания записей телефонных разговоров на блоке в процессе его участия в расследования причина аварии и подтверждено им также в двух теле-интервью. Факт звонка подтверждает также бывший заместитель директора Чернобыльской АЭС Александр Коваленко[viii]. Однако указанное лицо категорически отвергает такую возможность[ix].

Установить реальную роль указанного чиновника в настоящее время не возможно. Но при любом раскладе это лицо нельзя считать виновником аварии. В конце концов на ЧАЭС работали сотрудники, руководящие испытаниями, принимавшие все окончательные решения - и конечная вина лежит на них. Также считает и Коваленко[x]: «Обвинять его в случившемся прямо или косвенно неправильно». Важна не конкретная роль того или иного человека, а наличие давления на персонал блока, которое присутствовало совершено очевидно. Вряд ли указанный функционер был самостоятельной фигурой, значительно более интересно знать, кто стоят непосредственно за ним и далее по всей цепочке.

Отсюда можно сделать предположение, что возможно, ход данного эксперимента курировался сектором по надзору за АЭС при ЦК КПСС и вероятно, на руководство ЧАЭС во время самих испытаний оказывалось давление, которое привело «к нарушению всех инструкций по управлению и эксплуатации Чернобыльской АЭС[xi].»

Самый главный вопрос, на который предстоит ответить, размышляя логически от противного - если на персонал ЧАЭС действительно (!) не оказывалось давление, почему конечным мотивом действий персонала стали многочисленные нарушения, сделанные только для того, чтобы провести испытания во что бы то ни стало?

Действительно испытания переносились, но в этом ли главная проблема ? Согласно материалам суда персонала[xii]: «Неоднократные отсрочки намечаемых испытаний привели к спешке в работе персонала и проведению испытаний в ночное время… Испытания … проводились наспех, в присутствии ненужных работников предыдущих смен». Согласно Докладу №1 (INSAG-1) для МАГАТЭ [xiii]:«Основным мотивом поведения персонала было стремление быстрее закончить испытания».

Почему персонал должным образом не был подготовлен к эксперименту, зачем отключались защиты, зачем было поднимать на мощность заглохший реактор, проводить эксперимент при падении числа стержней в зоне ниже нормативного, наконец, главная загадка – для чего был оставлен реактор на мощности, чтобы якобы иметь возможность повторения эксперимента? Зачем все то, чего не было в более ранних экспериментах и что и стало совершенно явной причиной аварии? Зачем было выводить реактор в нерегламентное, неуправляемое состояние? Зачем создавать дополнительные проблемы, совмещая несовместимые испытания выбега и виброиспытания?

II. Проведение испытаний на незаглушенном реакторе. Очень важно, что ранее такие же испытания проводились только на ЧАЭС в 1982, 1984 и в 1985 годах, и каждый раз эксперимент заканчивался неудачей из-за неполадок в системе генерации тока, но без всяких аварий и даже происшествий. Все предыдущие испытания были по сути электротехническими, так как в них реактор предварительно заглушался защитой и в испытаниях не участвовал, тогда как эксперимент 1986 г. проводился на работающем реакторе (!) с рядом отключенных защит.

III. Отключение защиты по блокировке обеих ТГ (по закрытию СРК обеих турбин). При проведении испытаний 1982-85 г. пар переставал поступать на турбину (для обеспечения чистой инерции турбины доступ пару закрывался через задвижки - стопорно-регулирующие клапаны СРК), но при этом реактор по схеме эксперимента автоматически глушился (!) специальной защитой по закрытию СРК обеих турбин.

Напротив, испытания 1986 г. проводились при блокировке этой защиты в связи с тем, что персонал якобы собирался проводить повторные эксперименты в случае неудачи. Согласно докладу (№1 INSAG-1)[xiv]: «Имеющаяся A3 по закрытию СРК двух ТГ (ТГ № 7 был отключен днем 25 апреля 1986 г.) была заблокирована, чтобы иметь возможность повторить испытание, если первая попытка окажется неудачной. Тем самым было сделано еще одно отступление от программы испытаний….».

Есть также предположение, что версия об отключении защит по обеим ТГ - это отговорка А.Дятлова с целью оправдания своей ошибки: реально персонал не смог бы провести повторный эксперимент. Данная гипотеза высказана специалистами, консультировавших автора при написании данной статьи.

Сами испытания подразумевали отключение части оборудования (турбина, ГЦН, ПЭН). которое пришлось бы запускать. Это длительный процесс, тем более с измененными электрическими схемами. В программе испытаний про повторные испытания сказано не было. Отказ от заглушения реактора это действительно серьезная ошибка и зачем Дятлов оставил реактор на мощности - можно теперь только догадываться.

Если это действительно так, то принятая в официальных документах мотивация действий персонала в части отключения защит может не отражать их реальную логику (!).

Перед экспериментом Дятлов сказал[xv] начальнику турбинного цеха ЧАЭС Давлетбаеву: «При эксперименте мы реактор глушим…» Далее он пишет; «…согласно Регламенту Указанная защита выводится при мощности менее 100 МВт электрических, у нас было 40 МВт. И, следовательно, никакого нарушения нет…После провала мощности реактора в 00 часов 28 минут начало снижаться давление в первом контуре. Для предотвращения глубокой просадки давления возможно понадобилось бы закрыть пар на турбину, но тогда бы сработала АЗ реактора.»

Главный инженер ЧАЭС Николай Фомин, отвечавший за безопасность на ЧАЭС и ставший при этом основным инициатором пресловутого «эксперимента» открыто признает, что отключение данной защиты было одной из основных причин аварии[xvi]:

«Прокурор - Как, по вашему, что могло бы предотвратить аварию?

Фомин - Если бы выведения АЗ-5 от закрытия СРК не было, блок остался бы цел… В 1982, 84 и в 85 годах при выполнении программы сигнал АЗ-5 на реактор шел от закрытия СРК на турбине. А в 1986 году были внесены изменения в этой части.. Сейчас мне ясно, что программу следовало согласовывать со специалистами. Незачем было оставлять аппарат на мощности, если все ТГ стоят.»

Не доверять данным показаниям нет смысла.

Возможно, персонал блока не оценивал до конца, какие риски несут закрытие СРК на оставшейся турбине, хотя более опытные из них должны были все понимать. Может из их опыта следовало, что при работе реактора на 200 МВт рост давления был бы медленным. Пар мог быть сброшен в конденсаторы через устройство для стравливания лишнего пара (при повышении давления) БРУ-К.

Основной сток пара на работающем реакторе – через турбину. В случае отключения турбины сток перекрывается, но генерация пара реактором продолжается, что приводит к росту давления. Эта защита была создана с целью предотвратить скачок давления в первом контуре, связанный с остановкой турбин, при которой они перестают потреблять пар.

По мнению Ю.А.Потемкина, бывшего зам. начальника управления ГВП (Главной военной прокуратуры) СССР[xvii]: «…отключили обе турбины при действующем реакторе. Это уже безумие, прямо скажем. Это привело к взрыву.»

В результате блокировка зашиты по блокировке обеих ТГ в специфических условиях развития аварии (см. ниже – резкое снижение уровня питательной воды, замедление работы и срыв ГЦН) явилось одним из главных факторов развития аварии.

Как сказано в определении суда[xviii]: «Фомин, Дятлов, Коваленко … не регламентировали отвод из контура излишнего пара».

IV. Cовмещение испытаний выбега и виброиспытаний.

Данные испытания были начаты в 00ч 42м, при этом лишний пар отводился через устройство для стравливания пара БРУ-К. Из воспоминаний начальника смены блока В.И.Борца[xix] следует, что подшипник ТГ8 имел серьезный дефект и чтобы его устранить, были приглашены представители Харьковского завода (двое из которых погибли от лучевой болезни) с уникальной по тем временам комплектом аппаратуры для замера вибрации (также вышла из строя) с целью провести балансировку турбины и уменьшить вибрацию. При этом они грозились закрыть договор, если работы не будут произведены. Остановка блока в этих условиях означало сорвать эти особо важные работы.

Обратимся к показаниям[xx] Главного инженера ЧАЭС Фомина по поводу совмещения этих испытаний: Помощник прокурора - Совместимы ли два этих испытания? Фомин - Не совместимы. Они требуют разных режимов работы ТГ.Помощник прокурора - А вам известно, что это одна из причин аварии?»

По мнению[xxi] Виктора Дмитриева (ВНИИАЭС): «Эти две работы…, противоречат друг другу.» Виброиспытания требовали, чтобы турбогенератор вращался хотя и без нагрузки, на холостом ходу, но с постоянной скоростью, что требует непрерывной подачи пара на турбину, т.е. работающего реактора, испытания выбега не требуют подачи пара и работающего реактора.

Из показаний Орленко (начальника смены электроцеха) [xxii]:

«Турбинистам еще надо было время. Они не успели провести свои измерения. Разговаривал заместитель начальника турбинного цеха ЧАЭС Давлетбаев то ли с Акимовым, то ли с Дятловым. О том, что надо закончить работу по виброиспытаниям. Тревога была, что можно реактор остановить и не закончить испытаний.»

Отсюда следует, что необходимость проведения виброиспытаний была дополнительным фактором, которым привел к блокировке ряда защит с целью недопущения заглушения реактора.

V. Перенос испытаний из-за звонка Киевэнерго и ксеноновое отравление реактора. Эксперимент планировался провести в пятницу, 25 апреля 1986 года, днем, в смену Игоря Ивановича Казачкова, которая работала с 8 до 16 часов. В этот день была намечена остановка четвертого блока ЧАЭС на плановый ремонт.

Подготовительный этап, связанный со снижением мощности реактора с номинального уровня до 700-1000 МВт (тепл.) был прерван[xxiii] на уровне 50% от проектной мощности реактора по требованию диспетчера Киевэнерго 25.04.1986 в 14.00, запретившего дальнейшее снижение мощности из-за проблем на Трипольской ГРЭС[xxiv] (по другой версии – Южно-Украинской АЭС) и продолжен только в 23.10. Как известно, снижение мощности сопровождается ксеноновым отравлением реактора и снижением оперативного запаса реактивности ОЗР (т.е. эффективного числа стержней, погруженных в зону).

ОЗР (оперативный запас реактивности), выраженный в стержнях, примерно показывает, какой запас есть у оператора для увеличения мощности, а также максимальную положительную реактивность, которую можно внести в реактор стержнями СУЗ (системы управления и защиты).

Ксеноновое отравление, или йодная яма — состояние реактора после его выключения либо снижения мощности, связанное с накоплением короткоживущего изотопа ксенона 135Xe (период полураспада 9,14 часа, образующегося после радиоактивного распада изотопа иода 135I -период полураспада 6,57 часа), имеющего высокую способность к поглощению нейтронов, что приводит к торможению реакции деления. При работе реактора на постоянной мощности происходит постоянный распад ксенона за счет поглощения нейтронов. При значительном снижении мощности или останове реактора, нейтронный поток в реакторе уменьшается и происходит накопление ксенона, который тормозит реакцию деления. Для того, чтобы процесс прекратился, необходимо выдержать реактор с целью распада йода и ксенона в течении 1-2 суток.

Согласно свидетельству Комарова[xxv]: «Чтобы восполнить дефицит энергии, «Киевэнерго» прислал телекс с требованием вывести 4-й блок Чернобыльской АЭС на 50 % мощность. Этого в тот момент категорически нельзя было делать!
Но телекс от «Киевэнерго» был продублирован телефонным звонком из ЦК КПСС. Прямо на Щит управления 4-м блоком Чернобыльской АЭС позвонил лично Копчинский. И его указание было выполнено...»

Приведем мнение зам. министра энергетики Г.А.Шашарина, это привело[xxvi]:«…к крайне отрицательным последствиям. Задержка эксперимента… значительно уменьшила запас реактивности, сократив количество погруженных в активную зону стержней СУЗ из-за доотравления реактора (йодная яма). Все это создавало условия для предаварийного состояния.»

В процессе снижения мощности блока в 7 час 10 мин ОЗР по расчетным данным достиг значения 13,2 стержня [xxvii] , т.е. стал ниже допустимого в 16 стержней, реактор необходимо было заглушить и аварии не было бы! По мнению доклада ГПАН (1991 г.) эксплуатация РУ с ОЗР 15 стержней и менее в период с 07 ч. 00 мин. до 13 ч. 30 мин. 25.04.86 г была нарушением Регламента, но персонал не стал глушить реактор из-за выявленной недостоверности [прим.автора - сославшись на недостоверность] работы расчетной программы "ПРИЗМА" [xxviii].

Если считать разницу между перед началом процесса снижения мощности 1ч 05 м, когда (ОЗР) равен 31 стержня и ее концом в 22.45 ОЗР = 26,0 стержня[xxix], то можно оценить, что в результате отравления реактор потерял около 5 стержней. Если посмотреть в относительном выражении, или 5/26, что составляло около 20 % от текущего уровня ОЗР. Возможно, в дальнейшем это стало одной из причин падения мощности до нуля. В 24.00 при передачи смены ОЗР составил 24 стержня.

25 апреля в 23 ч. 10 мин. диспетчер Киевэнерго разрешил дальнейшее снижение мощности. Однако из-за ксенонового отравления реактора, неопытности СИУРа (по другой версии – В.Дмитриева[xxx] ошибок персонала или неисправности системы управления мощностью (доклад ГПАН 1991 г.[xxxi] ), персонал блока не смог удержать мощность и к 0 час 38 мин она упала до нуля (произошло прекращение цепной реакции, так как 30 МВт-это гамма-фон).

Согласно Регламенту [xxxii] п.6.1 реактор нужно было заглушить, так как подъём с мощности менее 50 % от проектной мощности разрешён только в том случае, если до останова ОЗР был не ниже 30 стержней, а у реактора было 24. Эта ситуация поставила персонал в крайне не простую ситуацию: глушить ли реактор, как того требовал регламент или продолжать цепь нарушений, которая, как теперь известно, окончилась катастрофой.

По другой, очень интересной версии, следующей из показаний Ю.Трегуба и данных, приведенных Н.Карпаном [xxxiii], следовало, что указание на снижение мощности до 200 МВТ (40 МВТ электрических) было дано лично А.Дятловым. Возможно, это было сделано с целью обойти требования использования защиты по отключению обеих турбин, так на данной мощности (40 МВТ электрических) можно было формально провести отключение[xxxiv] этой защиты (!) (см.объяснение Дятлова выше).

VI. Разный уровень мощности реактора. Если испытания 1985 г. проводились с остановкой реактора с мощности 50 % от номинала, то испытания 1986 г. – без заглушения реактора на мощности 200 МВТ, т.е. 6 % от номинальной, которая, в практике, не использовалась (!) для эксплуатации реактора.

Часто участники форумов говорят о том, что мол нигде не было сказано, что нельзя работать на этой мощности. Формально да, но как совершенно ясно следует из Регламента[xxxv], мощность 200 МВТ является лишь одной из начальной ступеней поднятия мощности до вывода реактора на рабочий уровень.

Почему была нужна мощность свыше 700 МВТ? Как считает зам. министра энергетики Г.А.Шашарин [xxxvi]:«Указанная в программе мощность 700 — 1000 МВт (тепловых) избрана не случайно. На таком уровне мощности расход питательной воды обеспечивает термогидравлическую устойчивость главного циркуляционного контура при работе четырех циркуляционных насосов. В переходном же периоде (снижение мощности) этим обеспечивается достаточный запас реактивности (количество погруженных в активную зону реактора) стержней СУЗ.»

Момент, когда произошло фактическое самозаглушение реактора фактически стал переломным. Судьба давала реальный шанс избежать аварии - если бы персонал заглушил реактор аварии не было бы! Однако по свидетельству[xxxvii] Комарова, (см. п.I) чиновник из отдела ЦК КПСС, возможно, дал указание А.Дятлову на подъем мощности и обязательное проведение эксперимента, пригрозив ему уходом на пенсию. При этом Топтунов отказался поднимать мощность по указанию А.Дятлова, но тот припугнул его увольнением[xxxviii]. Мощность удалось поднять только до 200 МВт (т), что было грубейшем нарушением программы испытаний, которая предусматривала выбег на мощности 700 МВТ.

Что самое важное - подъем мощности до 200 МВТ из-за ксенонового отравления реактора был достигнут за счет выемки максимально возможного числа стержней, при этом их число в зоне стало недопустимо низким (см.следующий пункт), что было грубейшим нарушением Регламента. И это была роковая ошибка персонала.

Согласно доклада ГПАН (1991 г.) данное событие привело к аварии[xxxix]: «…для компенсации дополнительной отрицательной реактивности, возникшей из-за ксенонового отравления активной зоны реактора при снижении мощности, а также в процессе произведенного затем повышения мощности реактора до 200 МВт из реактора пришлось извлечь часть стержней оперативного запаса - ОЗР. Этим действием… персонал перевел реактор в нерегламентное положение, при котором аварийная защита перестала быть гарантом гашения ядерной реакции… "провал" мощности реактора в 00 ч. 28 мин. и последующий подъём его мощности во многом определили трагический исход процесса. Изменение режима работы реактора, имевшее место между 00 ч. 28 мин. и приблизительно 00 ч. 33 мин., возбудило в реакторе новый ксеноновый процесс перестройки полей энерговыделения, контролировать который персонал не имел возможности».

Персонал стал поднимать мощность – в 00ч 42м она достигла 160 МВт, а к 01ч 03м -200 МВт за счет выемки недопустимого количества стержней. Согласно воспоминаниям[xl] В.И.Борца на таких мощностях реактор вел себя непредсказуемо и неустойчиво, в любой момент мог начаться самопроизвольный разгон.

Еще один важный момент - на низкой мощности реактора температура воды становиться близкой к температуре насыщения (кипения). Температура воды определяется температурой насыщения в БС (барабане-сепараторе), расходом через реактор и температурой и расходом питательной воды. Питательная вода образуется в результате конденсации отработанного пара. Чем меньше мощность реактора, тем меньше расход "холодной" питательной воды, и температура становиться более близкой к температуре насыщения (кипения).

По мнению Дмитриева[xli], и согласно данным Н.Карпана[xlii] в период с 00ч 43м по 01ч 00м реактор работал нестабильно, так как имелись аварийные сигналы по отклонению уровня воды в БС и срабатывание БРУК-К (превышение давления пара).

Автор - бывший сотрудник - НИКИЭТ (мл.н.с.), ВНИИАЭС (руководитель группы)

При написании статьи использована дополненная и отредактированная статья[xliii] автора на сайте информационного агентства «ПроАтом», посвященного атомной отрасли, Санкт-Петербург, а также материалы полемики автора на данном сайте с г-ном Н.Штейнбергом, руководителем Комиссии Госпроматомнадзора (ГПАН) СССР, 1991 г.

Автор выражает огромную благодарность всем специалистам, которые в это сложное время решили взять на себя ответственность и публиковали оригинальные статьи (и книги) по данной теме. А также, ряду специалистов по реакторам РБМК, любезно согласившихся обсуждать с автором вопросы, возникших в процессе написания данной статьи, без чего данная работа была бы невозможна. И участникам основных форумов, посвященных аварии на ЧАЭС, которые десятки лет спорили и пытались выяснить истину.

[i] Технические аспекты аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС, О. Ю. Новосельский, Ю. М. Черкашов, К.П.Чечеров, http://www.rgo-sib.ru/book/articles/142.htm

[ii] Авария на Чернобыльской АЭС: Опыт преодоления. Извлеченные уроки / А. В. Носовский, В. Н. Васильченко, А. А. Ключников, Б. С. Пристер; Под ред. А. В. Носовского. — К.: Техніка, 2006

[iii] Валерий Алексеевич Легасов, Об аварии на Чернобыльской АЭС, Текст из пяти магнитофонных кассет, надиктованных академиком Легасовым В.А., https://coollib.com/b/334981/read

[iv] Николай Карпан, Чернобыль: в поисках правды, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6687

[v] Виктор Дмитриев, Чернобыльская катастрофа. Причины её известны

http://n-t.ru/tp/ie/ck.htm

[vi] Профессионал (О легендарном атомщике, спасшем Центральную Россию от участи Чернобыля), [Александр Балашов],
https://www.chitalnya.ru/work/2611162/

[vii]Чернобыль: СВИДЕТЕЛЬСТВО КОМАРОВА, https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec

[viii] Причина Чернобыльской катастрофы таится в секретном звонке из ЦК,https://www.mk.ru/social/2016/04/25/prichina-chernobylskoy-katastrofy-taitsya-v-sekretnom-zvonke-iz-ck.html

[ix] «Путь эвакуации из Припяти прошел по западному радиационному следу от разрушенного реактора…», https://fakty.ua/132302-put-evakuacii-iz-pripyati-proshel-po-zapadnomu-radiacionnomu-sledu-ot-razrushennogo-reaktora

[x] Причина Чернобыльской катастрофы таится в секретном звонке из ЦК, «Московский комсомолец», https://www.mk.ru/social/2016/04/25/prichina-chernobylskoy-katastrofy-taitsya-v-sekretnom-zvonke-iz-ck.html

[xi]Чернобыль: СВИДЕТЕЛЬСТВО КОМАРОВА, https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec

[xii] ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СУД, https://pripyat-city.ru/wp-content/uploads/2010/12/chernobylsky_sud.pdf

[xiii] Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях,
подготовленная для МАГАТЭ, Доклад №1 (INSAG-1), http://magate-1.narod.ru/vvedenie.html

[xiv] Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях,
подготовленная для МАГАТЭ, Доклад №1 (INSAG-1), http://magate-1.narod.ru/vvedenie.html

[xv] Анатолий ДЯТЛОВ,ЧЕРНОБЫЛЬ. КАК ЭТО БЫЛО, http://lib.ru/MEMUARY/CHERNOBYL/dyatlow.txt

[xvi] ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СУД, https://pripyat-city.ru/wp-content/uploads/2010/12/chernobylsky_sud.pdf

[xvii] ЧЕТВЕРТЫЙ БЛОК, Версия следователей, http://veteran-sled.ru/page/fourth-block-films.html

[xviii] ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СУД, https://pripyat-city.ru/wp-content/uploads/2010/12/chernobylsky_sud.pdf

[xix] Как готовился взрыв Чернобыля. (Воспоминания В.И.Борца.), http://pripyat.com/articles/kak-gotovilsya-vzryv-chernobylya-vospominaniya-vibortsa.html

[xx] ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СУД, https://pripyat-city.ru/wp-content/uploads/2010/12/chernobylsky_sud.pdf

[xxi] Виктор Дмитриев, Чернобыльская катастрофа. Причины её известны, http://n-t.ru/tp/ie/ck.htm

[xxii] ЧЕРНОБЫЛЬСКИЙ СУД, https://pripyat-city.ru/wp-content/uploads/2010/12/chernobylsky_sud.pdf

[xxiii] Технические аспекты аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС, О. Ю. Новосельский, Ю. М. Черкашов, К.П.Чечеров, http://www.rgo-sib.ru/book/articles/142.htm

[xxiv] Чернобыль: СВИДЕТЕЛЬСТВО КОМАРОВА https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec

[xxv]Чернобыль: СВИДЕТЕЛЬСТВО КОМАРОВА https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec

[xxvi] Шашарин Г. Чернобыльская трагедия // Новый мир, № 9, 1991,С.164.

[xxvii] Технические аспекты аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС, О. Ю. Новосельский, Ю. М. Черкашов, К.П.Чечеров, http://www.rgo-sib.ru/book/articles/142.htm

[xxviii] О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm

[xxix] Н.В. Карпан, ЧЕРНОБЫЛЬ МЕСТЬ МИРНОГО АТОМА, http://www.physiciansofchernobyl.org.ua/rus/books/Karpan.html

[xxx] http://accidont.ru/chronos.html

[xxxi] О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm

[xxxii] ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ регламент по эксплуатации 3 и 4 энергоблоков Чернобыльской АЭС с реакторами РБМК-1000 1Э-С-11, https://www.studmed.ru/tehnologicheskiy-reglament-po-ekspluatacii-3-i-4-energoblokov-chernobylskoy-aes-s-reaktorami-rbmk-1000-1e-s-ii_620b5fd3003.html

[xxxiii] Н.В. Карпан, ЧЕРНОБЫЛЬ МЕСТЬ МИРНОГО АТОМА, http://www.physiciansofchernobyl.org.ua/rus/books/Karpan.html

[xxxiv] О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm

[xxxv] ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ регламент по эксплуатации 3 и 4 энергоблоков Чернобыльской АЭС с реакторами РБМК-1000 1Э-С-11, https://www.studmed.ru/tehnologicheskiy-reglament-po-ekspluatacii-3-i-4-energoblokov-chernobylskoy-aes-s-reaktorami-rbmk-1000-1e-s-ii_620b5fd3003.html

[xxxvi] Шашарин Г. Чернобыльская трагедия // Новый мир, № 9, 1991,С.164.

[xxxvii]Чернобыль: СВИДЕТЕЛЬСТВО КОМАРОВА https://www.kontinent.org/article.php?aid=454b94b89bdec

[xxxviii]Григорий Медведев. Чернобыльская тетрадь, http://lib.ru/MEMUARY/CHERNOBYL/medvedev.txt

[xxxix] О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm

[xl] Как готовился взрыв Чернобыля. (Воспоминания В.И.Борца.), http://pripyat.com/articles/kak-gotovilsya-vzryv-chernobylya-vospominaniya-vibortsa.html

[xli] Виктор Дмитриев, Чернобыльская катастрофа. Причины её известны

http://n-t.ru/tp/ie/ck.htm

[xlii] Н.В. Карпан, ЧЕРНОБЫЛЬ МЕСТЬ МИРНОГО АТОМА, http://www.physiciansofchernobyl.org.ua/rus/books/Karpan.html

[xliii] Трагедия на ЧАЭС: как эксперимент закончился катастрофой, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9143&mode=flat&order=1&thold=0

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
26 апреля 2021 в 14:42

Думаю, всё было проще. Дятлов очень хотел занять место больного Фомина, вот и рыл землю. Кстати, Фомин звонил Дятлову на АЭС ок. 0:30 в ту ночь. Оба отмахнулись, когда их спросили, о чём шла речь — мол, ерунда, текучка.

Может, и ерунда, а может, когда реактор просел, Фомин это заметил — свет потускнел, мигнуло чего — и позвонил узнать, в чём дело.

1.0x