Авторский блог Георгий Судовцев 00:00 21 ноября 2013

Апостроф

Поэтому Олег Платонов не только не впадает в искушение по-фарисейски представить Великую Отечественную войну в качестве "войны двух кровавых тиранов", но и предвоенный "большой террор" 1937-1939 годов рассматривает как необходимое и вполне оправданное с точки зрения интересов страны и народа действие, сильно ослабившее (но, разумеется, не уничтожившее) как активную "пятую колонну", так и её потенциальных сторонников в предвоенном советском обществе
0

Олег ПЛАТОНОВ. Эпоха Сталина. — М.: Родная страна, 2013, 416 с., 2000 экз.

Олега Анатольевича Платонова, директора Института русской цивилизации, трудно назвать сторонником советского периода отечественной истории. Его идеал — царская "Россия, которую мы потеряли". Даже в этой книге, посвященной Сталину, нередко можно встретить пассажи наподобие следующих: "Убийство Царя, осквернение и преследования Церкви нарушили дивную симфонию русской жизни… Пока жизнь русского человека была пронизана оцерковлением под покровительством Царя, Россия крепла и благоденствовала. А когда замолк на Руси голос Церковной правды, страна "подлинно во мгновение ока" пала в страшную бездну…" С полным сочувствием Платонов цитирует речь святителя Иоанна (Максимовича), архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, на II Всезарубежном архиерейском соборе в Югославии в 1938 году: "В грехе цареубийства повинны не одни лишь физические исполнители, а весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший Его унижение, арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само собою предопределяло конец".

При описании исторических фактов любые концепции такого рода, "опрокинутые в прошлое", как правило, сталкиваются с непреодолимыми трудностями, которые "решаются" по принципу "тем хуже для фактов". Разделенные полувеком поражения "процветавшей" царской России в Крымской и Японской войнах, длинная череда "голодных лет" в конце XIX—начале ХХ веков, дикое социальное расслоение, нарастающая зависимость от иностранных кредитов и технологий, коррупция и неэффективность государственной машины — всё это существовало то ли в какой-то параллельной, виртуальной реальности, то ли вообще не существовало. Во всяком случае, враги русского народа, внутренние и внешние, приложили руку к тому, чтобы разрушить и оболгать счастливые времена, "Когда была Святою Русь,/ И три копейки стоил гусь…"

Разумеется, всё сказанное выше не значит, что русская цивилизация предреволюционной эпохи характеризовалась только отрицательными чертами. Потенциал развития у нашей страны в те годы был гигантским, но мог ли он реализоваться в других формах, без революции и "сталинского рывка", — вопрос более чем гипотетический.

Кстати, сегодня все прелести "периферийного капитализма", который Россия отвергла в 1917 году, но пересмотрела свой выбор спустя 74 года, налицо. Не думаю, что они каким-то образом вдохновляют истинных патриотов нашей страны, включая самого Олега Платонова.

Следует сказать, что, будучи по своим убеждениям православным монархистом и русским националистом, автор, описывая сталинскую эпоху, вовсе не видит в "отце народов" исчадия ада, твердо памятуя евангельские слова Иисуса Христа: "Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?" (Мф 12:25-26)

Поэтому Олег Платонов не только не впадает в искушение по-фарисейски представить Великую Отечественную войну в качестве "войны двух кровавых тиранов", но и предвоенный "большой террор" 1937-1939 годов рассматривает как необходимое и вполне оправданное с точки зрения интересов страны и народа действие, сильно ослабившее (но, разумеется, не уничтожившее) как активную "пятую колонну", так и её потенциальных сторонников в предвоенном советском обществе.

Рассказывая об "ужасах коллективизации" и падении производительности труда отечественного крестьянства (что на фоне растущей механизации и широкого внедрения новых методов аграрного производства вряд ли соответствует действительности), автор всё же оговаривается, что "рассматривать государственную политику Сталина как сплошное "крестьяноборство" совершенно неверно". Описывая "пустые трудодни", работу в колхозе "за палочку", Олег Платонов буквально через сто страниц своей книги признает (когда характеризует военную экономику Советского Союза): "Была укреплена трудовая дисциплина в колхозах, в частности увеличен минимум трудодней, вырабатываемых колхозниками…

Конечно, такая концентрация материальных ресурсов на нужды обороны привела к резкому падению и без того невысокого уровня жизни русского народа. Однако в условиях всенародной борьбы с жестоким врагом такое снижение было принято с пониманием и без ропота. Каждый русский человек понимал, что речь идет о самом существовании России, и поэтому чувствовал себя мобилизованным на войну, даже если и не был военнослужащим". Остаётся только признать, что в 20-е—30-е годы такого "всеобщего понимания" и признания сталинской политики в советском обществе еще не было — и всё встанет на свои места.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x