Сообщество «Круг чтения» 10:32 24 сентября 2021

Амальгама поэта-философа

"Из наследия" - сборник двух книг Сергея Яшина

Сергей Яшин. Ex Hereditate. – М.: Опричное Братство, 2021. – 280с.

"Из Наследия" - так называется сборник, включивший в себя репринты двух книг Сергея Яшина: "Жрец Севера" (2000), его первой книги стихов, и "Против течения" (2006), собрания религиозно-философской эссеистики… С.Яшин (1964-2019) оставил весьма обширное и довольно «противоречивое» на внешний взгляд наследие: в нём обретается и неоязычество, и катакомбное христианство, и телемизм и много чего ещё… Помимо двух обозначенных репринтов, Сборник включает в себя ещё и дополнительный раздел "Призмы", включающий в себя ряд рассмотрений наследия СЯ, производимых с разных «призматических граней»… Сергей Яшин являл собою довольно редкий для современности тип поэта-философа. По мнению любомудра Ивана Киреевского, для поэта-философа внешняя красота и гармония его произведения – лишь первые степени творчества, возводящие к его Идее. «Вопрос о достоинстве художественном становится вопросом второстепенным; даже вопрос о таланте является неглавным; но мысль, одушевляющая поэта, получает интерес самобытный, философический; и лицо его становится идеею, и его создания становятся прозрачными, так что мы не столько смотрим на них, сколько сквозь них, как сквозь открытое окно; стараемся разсмотреть самую внутренность нового храма и в нём божество, его освящающее»… Художественные достоинства произведений Яшина, равно как и его талант – несомненны, а вот вопрос о том, какое «божество» освящало «храм», воздвигнутый СЯ, довольно «дискуссионен». В разных призматических гранях «внутренность» храма СЯ предстаёт разными ликами: то это лики северных богов («Белые боги – Русские боги // Боги вселенской Гипербореи»), то это Лик арийского Спаса («Мы веруем в пришествие Полярного Христа»), то лик телемитской Бабалон («Не знаю есть ли Бог, но есть Богиня»).

Сергей по своему духовному складу был «александрийцем», был близок поздней античности, дававшей примеры подчас головокружительных «синтезов» разных традиций и культов, синтезов, не обошедших собою и раннее христианство… К примеру, задолго до св. Имп. Константина Великого, около середины III века было двое столь благосклонных к Христианству Императоров, что сложилось даже предание, что они были христианами, – говорим об Александре Севере (222–235 гг.) и Филиппе Аравитянине (244–249 гг.). О религиозно-умственном направлении Александра сообщает интересные сведения его биограф Лампридий. Он сообщает, что Александр был воспитан на Платоне, которым положительно зачитывался. Его душа не была всецело отдана ни одному культу, он являлся религиозным эклектиком, каких тогда было немало. Он, по выражению Обэ, был «другом всех богов». «Друг всех богов» знал и Христа и почитал Его наравне с другими различными героями. Тот же биограф Лампридий говорит, что Александр каждое утро приносил жертвы божественным лицам, образы которых поставлены были в его молельне; между этими изображениями встречаем Христа, Авраама, Аполлония, Орфея (просматривается аналогия с «новым храмом» СЯ). Носился даже слух, что он хотел построить храм Христу, т.е. причислить Его к богам Капитолия, но удержался от этого вследствие противодействия консервативных римских течений... С другой стороны, он приказал на стенах дворца и на других публичных монументах начертать слова Евангелия: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6, 31). Мать Александра, Юлия Маммея, тоже знала христианство и была расположена к нему. Когда повсюду разнеслась слава о знаменитом Оригене и достигла слуха Маммеи, она пожелала видеть этого христианского учёного и для этого вызвала его нарочно в Антиохию, назначив для его сопровождения почётную стражу. Ничего не известно об этом свидании царственной особы с Оригеном, но и сам по себе факт очень примечателен. Двор Александра был наполнен лицами христианского исповедания. Таков же, как и Александр Север, был в отношениях к христианам и Император Филипп Аравитянин. Предание, передаваемое Евсевием Кесарийским, ставит его в числе христиан; так много благосклонности показывал он христианам. Филипп находился в переписке с Оригеном. Переписка Императора с Оригеном, переписка Властителя Вселенной, повелителя гордого Рима со смиренным александрийским учителем, тратившим лишь по несколько оболов в день, до нас не сохранилась, но её ещё читали в V веке, как свидетельствует об этом св. Викентий Лиринский, который замечает, что Оригеновы послания Императору написаны были «достойно христианского учителя»… Думается, что за всем только что перечисленным (как и за духовным обликом СЯ) следует видеть нечто большее, нежели религиозный «эклектизм» и «синкретизм»…

Религиозно-философское обаяние «Александризма» (помянутый выше Ориген его ярчайший представитель), как представляется, обуславливается этой своеобразной амальгамой христианских и до- и вне-христианских идей (кои вернее было бы назвать прото- и крипто-христианскими, ибо «всё» в конечном счёте, причастно Логосу и Софии, «всё», кроме «вожделения не-сущего»). Подобная «амальгама» свойственна и религиозно-философскому и поэтическому наследию Сергея Яшина, наделяя его непреходящим обаянием и притягательностью…

Cообщество
«Круг чтения»
Cообщество
«Круг чтения»
1.0x