Сообщество «Историческая память» 21:17 22 июня 2024

22 июня: что было сделано и что сделано не было

даже отступая, мы наносили врагу мощнейшие удары

Полная готовность

Нас давно уже пытаются уверить в том, что в неудачах первых месяцев Великой Отечественной войны виноват Иосиф Сталин, который якобы поверил Гитлеру и не предпринял мер, необходимых для отражения агрессии. Но так ли это? Давайте подумаем - а что должен был сделать Сталин такого, что не было сделано? Сначала же посмотрим, что сделано было. Весьма точно и довольно кратко об этом пишет историк А. Филиппов: «В апреле-июне 1941 г., с нарастанием угрозы войны, были приняты дополнительные срочные меры по повышению боеготовности, включавшие:

- призыв в апреле-мае 793 тыс. резервистов для пополнения войск западных военных округов почти до штатов военного времени;

- Директива Начальника Генштаба от 14 апреля о срочном приведении в боеготовность всех долговременных огневых сооружений, укреплённых районов с установкой в них оружия полевых войск при отсутствии табельного;

- скрытая переброска с 13 мая из внутренних округов войск второго стратегического эшелона в западные округа с приведением их при этом в боеготовность - 7 армий 66 дивизий (16, 19, 20, 22, 24 и 28-я армии, 41-й стрелковый, 21-й и 23-й механизированные корпуса);

- приведение в боеготовность 63 дивизий резервов западных округов и выдвижение их ночными маршами, скрытно, с 12 июня в состав армий прикрытия этих округов (Директива НКО от 12.6.41);

- приведение в боеготовность и скрытый вывод под видом учений в месте сосредоточения 52 дивизий второго эшелона армии прикрытия из мест постоянной дислокации (Приказ НКО от 16.6.41);

- вывод дивизий первого эшелона армий прикрытия в укрепрайоны по телеграмме Начальника Генштаба от 10.6.41 и Указанию Наркома Обороны от 11.6.41 - с начала июня;

- приведение всех войск ПрибОВО и ОдВО в готовность 18-21.6.41;

- создание с апреля 1941 г. командных пунктов и занятие их 18-21 июня срочно сформированными фронтовыми управлениями;

- создание группы армий С.М.Буденного на линии Днепра - 21.6.41;

- досрочный выпуск по Приказу НКО от 14 мая изо всех училищ и направление выпускников в западные приграничные округа;

- Приказ НКО № 0367 от 27.12.40 и его повторение 19.6.41 о рассредоточении и маскировке самолётов и т.п.;

- направление зам. наркома обороны генерала К.А.Мерецкова И.В. Сталиным в ЗапОВО и ПрибОВО для проверки боеготовности ВВС округов 14.6.41;

- издание Директивы НКО и Ставки (№ 1) о приведении в боеготовность войск западных военных округов (подписана 21.6.41 в 22.00, т.к. С.К.Тимошенко и Г.К.Жуков уже в 22.20 вышли от Сталина, получив одобрение им этой Директивы и отправив её с Н.Ф.Ватутиным на узел связи Генштаба).

Всего в боевую готовность до нападения немцев были приведены, таким образом, 225 из 237 дивизий Красной Армии, предназначенных для войны против Германии и её союзников по планам обороны». О готовности Красной Армии к войне в июне 1941 г.»; «Военный вестник (АПН)». 1992. № 9. С. 3-8. По ссылке - из книги «Хрестоматия по отечественной истории» (1914 - 1945 гг.) под редакцией А.Ф. Киселева, Э.М.Шагина. М. 1996 )

Очевидно, что Сталин сделал всё для того, чтобы подготовиться к отражению агрессии.

При этом надо иметь в виду, что танков, самолётов, прочих истребительных механизмов, разного рода вооружений у нас было с избытком. Взять хотя бы танки. На 22 июня Красная Армия располагала 23 140 танками - против 5694 танков и САУ вермахта. На границе у нас было 10 394 танка, тогда как у Рейха и его союзников - 3899.

Тяжёлых машин у немцев не было вообще, тогда как у РККА в западных округах их насчитывалось 568.

Так что техники хватало. Вот чего не было, так это знаний, умений и навыков - и в первую очередь это касалось армейской верхушки. Но этого нельзя было исправить за несколько месяцев. Тут нужно было ещё несколько лет.

Вместо Армии - Коминтерн

Дело в том, что ещё в 1920-е годы Сталину досталось тяжелейшее наследство – «реформированная» РККА. До 1937-1938 годов Красная армия представляла собой жуткое зрелище, в чем отдавали себе отчёт сами её вожди. Сравнивая РККА даже с вооружёнными силами демилитаризованной Веймарской Германской республики, командарм Иероним Уборевич отмечал: «Немецкие специалисты, в том числе и военного дела, стоят неизмеримо выше нас».

Организация нашей армии была ужасной. С 1920 по 1939 год в РККА вообще не было армейских управлений. Крупные манёвры начали проводиться только с 1935 года. Но самое главное, армия до 1939 года не была регулярной в полном смысле этого слова. В начале 20-х годов Лев Троцкий и Владимир Ленин радикально сократили Красную армию и перевели её на территориально-милиционную основу. К слову, это показатель того, что на определённом этапе от военного аспекта «мировой революции» отказались. Очевидно, сказался провал в советско-польскую войну. Основной упор был перенесён в область поддержки коммунистических движений - в том числе, и тех, кто был прямо нацелен на вооружённый захват власти.

Деньги, сэкономленные на армии и отнятые у Церкви, шли на зарубежные компартии, которые официально считались, как и ВКП (б), секциями Коминтерна. (Показательно, что официальным языком этой лево-глобалистской структуры был немецкий.) Сам КИ представлял собой международную, во многом, тайную организацию – всемирное квазигосударство. У него и спецслужба своя была, именуемая Отделом международных связей (ОМС). В распоряжении этого ОМСа была мощная агентурная сеть, солидный бюджет, склады с оружием и фальшивыми документами по всей Европе. ГПУ и Разведупру Генштаба было предписано во всем оказывать содействие агентам ОМСа. И порой они вели себя в разных европейских странах, как на уже захваченных территориях. Особенно большой шум произвело т. н. дело «немецкой ЧК». Долгое время в Германии агенты ОМСа и подчинённые им коммунисты похищали и убивали неугодных им людей

Но почему же КИ действовал столь нагло? Почему в СССР не опасались западной интервенции и держали минимальную армию?

Дело в том, что западная плутократия - ФинИнтерн возлагала на КомИнтерн огромные надежды. От левых глобалистов ожидали мощных акций по расшатыванию национальных государств, по распространению космополитического («интернационалистского) сознания, по нигилизации общества. Примерно, также «соросы» (структуры Дж. Сороса нежелательны в РФ) сегодня поддерживают западных леворадикалов, в том числе, и троцкистов. Тем самым, подготавливалась почва для ликвидации национальных государств - в пользу некоего квазигосударства. Не коминтерновского, конечно, но фининтерновского (хотя, и коминтерновцам в нём нашлось бы место).

Очень многие большевистские лидеры не желали ликвидации капитализма, они хотели соединиться с ним в некоем космополитическом симбиозе. Позже его назовут «конвергенцией». За это почти открыто выступал социал-демократ (по сути) Николай Бухарин. («Максим Горький: мистик и политик» - 5. «Умеренный «гуманист» и национал-нигилист»)

За это ратовал и лидер Коминтерна левак (но ещё недавно весьма умеренный) Григорий Зиновьев, который на III съезде компартии (1923 год) делал особый упор на необходимости развития концессий.

Ну, а уж особенно отличился Троцкий, который самым резким образом выступал против любой автаркии и настаивал на интеграции СССР в мировое (т. е. капиталистическое) хозяйство. В 1932 году «Бюллетень» оппозиции опубликовал статью Троцкого «Советское хозяйство в опасности». Там чёрным по белому написано: «Импортный товар в один червонец может вывести из мёртвого состояния отечественную продукцию на сотни и на тысячи червонцев. Общий рост хозяйства, с одной стороны, возникновение новых потребностей и новых диспропорций, с другой, неизменно повышают нужду в связях с мировым хозяйством. Программа «независимости», т. е. самодовлеющего характера советского хозяйства, все больше раскрывает свой реакционно-утопический характер. Автаркия - идеал Гитлера, не Маркса и не Ленина».

Просто «пламенные интернационалисты» имели ввиду необходимость левой коррекции слишком правого (слишком национального) капитализма.

Однако, тут глобалистов ждало большое разочарование. Национал-коммунист Иосиф Сталин разгромил Коминтерн. В 1935 году он вообще перестал финансировать зарубежные компартии. Потом очень коминтерновцы разделили судьбу своих подельников по «ленинской гвардии». Конечно, они не были «безвинными жертвами кровавого тирана». И кое-кто оказал ему серьёзное сопротивление. Так, в июне 1937 бывший начальник ОМСа, зав. отделом ВКП (б) по административным органам Иосиф Пятницкий открыто выступил с критикой Сталина и НКВД на пленуме ЦК, сделав попытку сместить вождя. В этом его поддержали некоторые наркомы и первые секретари обкомов. Впрочем, это уже несколько иная история.

А вождь народов сделал всё для сдерживания левореволюционного движения в Европе, понимая, что оно не в его интересах и интересах СССР - как суверенной страны. («Как Сталин спас Европу от революции»)

От слабой армии - к сильной

Вернёмся, однако, к военной теме. Бездумное и безудержное сокращение сделало нашу страну практически беззащитной. В 1924 году во Франции было 200 солдат на 10 000 населения, в Польше – 93, Румынии – 95, Эстонии – 123, в России – же всего 41. Сокращались и военно-учебные заведения. Академия Генштаба была преобразована в Академию РККА, а Военно-хозяйственная академия стала всего лишь её факультетом. Были слиты воедино Военно-техническая и Военно-хозяйственная академии. Причём, и преподаватели, и выпускники военно-учебных заведений зачастую направлялись оттуда в «область народного хозяйства». Так, в одном лишь 1924 году заниматься народным хозяйством отправили свыше 300 классных специалистов, выпущенных Академией РККА. Результаты были плачевны. Особая комиссия ЦК во главе с Сергеем Гусевым 3 февраля 1924 года признала, что Красная Армия попросту небоеспособна.

На армии стали сильно экономить. В 1924 году ее бюджет составил 395 миллионов рублей – 24,9% от пресловутого 1913 года. И армия стала в ряде случаев недоедать. Осенью 1926 года заместитель начальника снабжения РККА Владимир Гиттис докладывал: «… С вопросами питания красноармейцев дело обстоит весьма неблагополучно. Вследствие низкого приварочного оклада в истекшем хозяйственном году части испытывали постоянные перебои в довольствии и не могли вести планомерно заготовки, поэтому хозяйственный план разрушался…»

Но самый большой вред обороноспособности страны нанесла т. н. «территориально-милиционная система», которую ввели ещё при наркомвоенморе Троцком – из соображений же экономии, чтобы не содержать «кадровую армию».

В соответствии с волей тогдашних «военных вождей» люди служили в армии на сборах недалеко от места жительства. Срок службы составлял в общей совокупности 8 месяцев – в течение 5 лет. Этого явно не хватало для того, чтобы подготовить хоть сколько-нибудь умелого солдата. Потихоньку, правда, вводились кадровые дивизии, но в 1939 году они составляли всего 26%, а во внутренних округах их вообще не существовало.

Глобалистскому образованию троцкистского или бухаринского типа сильной армии было не надо. А вот стране независимой она была крайне необходима. Её Сталин и создал, превратив РККА в настоящую кадровую армию, введя в 1939 году всеобщую воинскую повинность. Но для усиления ему нужно было основательно почистить военную верхушку, с которой не имело смысла начинать никакие преобразования. (Тем более, есть все основания считать, что замнаркома НКО Михаил Тухачевский и его сторонники готовили военный переворот.) Новые выдвиженцы, возглавившие РККА, при всех своих минусах, были не в пример перспективнее, чем тухачевские, якиры, дыбенки и блюхеры. В кадровом отношении, мы имели в 1941 году армию лучше той, что существовала до 1937 года. И её создал в 1939-1941 годах Сталин, использовавший передышку, которую ему дало советско-германское сближение.

В тех же годах он перевёл армию на кадровую основу, создав систему «армий прикрытия» (186 дивизий, из них 16 представляли собой дивизии второго стратегического эшелона). Именно в их зоне Гитлер притормозил свой бешеный натиск и вынужден был отказаться от идеи молниеносной войны (блицкрига), на которой и строилась вся его стратегия.

Кроме того, за два предвоенных года Сталиным была укреплена промышленная база в глубинных районах страны. Между Волгой и Уралом он создал нефтяную базу – «Новое Баку». В Сибири и на Урале – возвёл заводы-дублёры, выпускающие продукцию машиностроительной, химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Расширил Магнитогорский металлургический комбинат и завершил строительство Нижнетагильского металлургического завода.

Но два года – это слишком мало. Нужно было ещё несколько лет, чтобы довести РККА до ума.

Провокация, на которую не поддались

Но что же всё-таки не было сделано Сталиным накануне войны? А вот что: «Не были проведены в жизнь до войны только две важные меры - всеобщая мобилизация в стране и ввод войск в предполье укрепрайонов». (А. Филиппов)

Иосиф Виссарионович приказал вывести войска из предполья. 11 июня строгие предупреждения о недопустимости занятия предполий были отправлены во все округа.

Многие спросят - может быть надо было мобилизоваться и ввести войска в предполья? Но ведь очевидно, что это абсолютно никак не помогло бы. Количество ничего не решает, да и самого количества было более, чем достаточно. А вот вред эти действия могли бы нанести сильнейший - и даже смертельный. Мало того, что немцы разгромили бы гораздо больше частей в первых же боях. Выдвижение войск (не говоря уж о мобилизации) на Западе обязательно истолковали бы как начало советской, коммунистической агрессии.

И в первую очередь в таком сценарии была заинтересована Англия. Под вопли о советской агрессии она с благородным негодованием прекратила бы военные действия против Германии, аргументировав свое решение в том духе, что не собирается участвовать в схватке двух агрессоров. А потом Уинстон Черчилль обрушился бы и на самого Гитлера. Немецкой армии, при войне на один фронт, легче было бы разгромить Россию. Но, даже и в случае успеха, она, вне всякого сомнения, была бы и сама изрядно потрепана Красной армией. Тогда на ослабленную Германию стала бы давить Англия. И она добилась бы отстранения нацистского диктатора от власти, заменив его каким-нибудь проанглийским генералом.

Такова была программа-максимум лондонских плутократов. (Надо сказать, что именно Великобритания в первой половине ХХ века серьёзнейшим образом претендовала на то, чтобы стать базой транснационального квазигосударства, см. «Дорогами Обнуления» - Глава 9. «Несостоявшаяся Глобалия»)

А программа-минимум заключалась в том, чтобы натравить Германию на Россию, оказывая ограниченную поддержку уже СССР - при наличии общемирового фронта против Гитлера. (Надежда здесь была на то, что СССР ослабнет и станет зависимым от Запада. Она не оправдалась.) Указанная программа была предусмотрена на тот случай, если Сталин не поддастся на провокации и не даст повод немедленно завопить о советской агрессии и коммунистической угрозе. И Сталин такого повода не дал, чем и обеспечил России намного более благоприятный вариант участия в мировой войне.

В свете всего этого, конечно же, начинаешь несколько по-иному относиться к сообщениям разведки, поступавшим накануне войны. Да, там содержалась информация о том, что Гитлер готовит агрессию против России. Но, к войне и так готовились, насколько только это было возможным.

Однако, на основании данной информации, можно было поддаться панике и совершить разного рода угрожающие телодвижения, которые и нужны были Англии - как повод. Солидная часть этих самых сообщений поставлялась британскими спецслужбами. Они создавали некий мощный информационный поток, призванный воздействовать на советское политическое и военное руководство. Об этом, собственно говоря, и предупреждало Сталина руководство ГРУ. Так, 20 марта 1941 года начальник этого ведомства Филипп Голиков направил советскому руководству доклад «Высказывания, оргмероприятия и варианты боевых действий германской армии против СССР», в котором утверждал: «Большинство агентурных данных, касающихся возможностей войны с СССР весной 1941 года, исходят от англо-американских источников, задачей которых на сегодняшний день, несомненно, является стремление ухудшить отношения между СССР и Германией».

У нас эту информацию обычно трактуют следующим образом. Дескать, злой тиран Сталин всех запугал, поэтому несчастные военные разведчики докладывали ему то, что он хотел слушать. И многие читатели этому верили и верят. Однако же, если чуть-чуть вдуматься, то станет заметным отсутствие в этом объяснении хоть какой-нибудь логики. Оставим даже в стороне многократные свидетельства о том, что Сталин с готовностью выслушивал иную точку зрения. Просто задумаемся - чем рисковало руководство ГРУ, поставляя Сталину заведомо ложную информацию о том, что основной поток сообщений о гитлеровской агрессии идёт именно по англо-американским каналам? Получается, что спорить со Сталиным боялись, а вот обманывать его столь по-крупному - нет? А, между тем, именно такая дезинформация и была бы наиболее опасной для её творцов.

Нет, все было верно - Англия прикладывала максимум усилий для того, что спровоцировать СССР на действия, хотя бы отчасти попадающие под определение «агрессия».

Сталин на эту провокацию не поддался. Позднее самые разные критики - историки, политики, военные, публицисты и просто обыватели - несчитанное количество раз ругательски ругали Сталина за то, что он не вывел огромные массы войск в районы границы и не объявил мобилизацию. Над ним потешались: нашёл, дескать, кому поверить – «бесноватому Адольфу». Стенали - какую же страшную цену заплатили мы за это «не поддаваться на провокации».

А это сталинское не «поддаваться» нас спасло и обеспечило нам Победу. Мы не поддались и не сдались, а дошли до Берлина.

Не только отступление

Теперь о том, что было после нападения. Конечно, 22 июня - день Скорби. Но замыкаться на одной скорби не надо. Хватит нам упиваться жалостью к себе. Сегодня нам необходимо настроение наступательное. А страдательное - совсем незачем.

Ранее было принято тщательно и со сладострастием расчёсывать старые раны. Чего стоит один только миф о повальном бегстве нашей армии в первые месяцы войны. Миф, который опровергается немецкими же источниками. Так, уже 29 июня 1941 года начальник германского Генштаба Франц Гальдер писал в своём дневнике: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека; лишь местами сдаются в плен… Бросается в глаза, что при захваченных батареях большей частью взяты в плен лишь отдельные люди. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие, переодевшись, пытаются выйти из окружения под видом крестьян».

Даже и в первые дни наша армия умудрялась наносить богатырские удары по врагу. И. Красюков пишет: «Дальняя авиация почти не понесла потерь и нанесла ряд мощных ударов по механизированным колоннам врага и переправам через реки Западная Двина, Неман, Березина, Друть, Пруть и другие. Успешно действовала дальняя авиация на военно-промышленные центры противника: через два дня с начала войны 28 экипажей успешно бомбили нефтепромыслы и заводы Румынии. Три другие группы (каждая состояла из 20-25 самолётов) в этот же день (24 июня 1941 года) нанесли бомбовые удары по городам Данциг, Кенигсберг, Бухарест и Варшава. В последующие дни удары дальней авиации не прекращались. 25 июня 1941 года авиация Краснознамённого Балтийского флота, Северного фронта и Северного флота подвергла мощным бомбёжкам 19 аэродромов Финляндии и Норвегии... Всего до 10 июля наши лётчики уничтожили более 1000 самолётов врага. По немецким данным, их потери до 19 июля 1941 года составили 1284 самолёта. Действительно, с 22 июня по 10 июля 1941 года ВВС произвели 45 тысяч боевых вылетов и сбросили на врага свыше 10 тысяч тонн бомб. Большую помощь наземным войскам оказали наши лётчики в Смоленском сражении. Велика заслуга ВВС в том, что немцы 60 суток не могли начать наступление на Москву. Незабываем подвиг авиаторов дальней авиации в августе 1941 года. Впервые 8 августа они нанесли массированный бомбовый удар по столице Германии Берлину… Заметим, что английские пилоты не могли прорваться к Берлину. Наши отбомбились по центру Берлина. И позже, в августе-сентябре 1941 года, лётчики ДБА нанесли еще 7 ударов по столице фашистов».

Таким образом, очевидно, что историю первых месяцев нельзя сводить не только к бегству, но и к одному только отступлению. Даже и отступая, мы наносили врагу мощнейшие удары.

А пример комдива Иван Черняховского, который в первый же день уничтожил батальон вражеской мотопехоты, 14 танков и 20 арторудий! В итоге немцы были отброшены на несколько км.

Или вот - с 24 по 29 июня в районе Луцка, Брод, Ровно и Дубно шло грандиознейшее танковой сражение. Рубились полторы тысячи танков. И наши сорвали блицкриг на Киев.

41-я стрелковая дивизия в р-не Рава-Русской удерживала позиции до 27 июня против 4 немецких дивизий и перешла через госграницу.

Вот надо бы почаще говорить об этих победах. Да и фильм по каждой снять.

Слава России!

Слава Победе!

Вечная слава павшим за Родину!

4 июля 2024
Cообщество
«Историческая память»
Cообщество
«Историческая память»
1.0x