Авторский блог Владимир Винников 03:00 22 июня 2011

Сорок первый…

<br>

Сорок первый…

70 лет со дня начала Великой Отечественной войны

22 июня 2011 года Номер 25 (918)
Вопросы о катастрофическом для Советского Союза начале Великой Отечественной войны, о череде поражений Красной Армии в 1941–42 гг., о грандиозных потерях среди военнослужащих и мирного населения, об оккупации немецко-фашистскими захватчиками большей половины европейской части территории нашей страны, — надолго, если не навсегда, останутся одной из главных «болевых точек» не только отечественной исторической науки, но также общественного сознания русского народа и «Большой России» в целом.
Сегодня уже совершенно очевидной стала и «недосказанность» официальной советской версии о причинах «сорок первого», и явная лживость всей псевдо-демократической либеральной пропаганды по этому поводу. Огромную фактологическую и архивную работу, с помощью которой удалось нащупать верное направление поисков ответа на поставленные выше вопросы, провели представители нового — не по возрасту, а по образу мыслей — поколения ученых-историков, к числу которых относятся Алексей Исаев, Юрий ЖиторЧук, Сергей Смирнов и многие другие авторы. Приведенные ниже заметки не претендуют на роль «истины в последней инстанции», но пытаются обобщить уже имеющийся исторический материал.
Великая Отечественная война — великая гордость и боль нашего народа. Гордость за Победу 1945 года и боль от утрат, понесенных на пути к ней. Наверное, в современной России и в бывших союзных республиках нет ни одной семьи, ни одного человека, которого не коснулось бы дыхание той войны.
Один мой дед, капитан Алексей Михайлович Межуев, погиб 13 октября 1941 года в боях под Ельней. Второй, Иван Павлович Винников, был призван в Красную Армию осенью 1939 года, участвовал в присоединении к Советскому Союзу Прибалтики, в финской кампании, после ранения под Волховом во время отпуска оказался в оккупации на территории Воронежской области, после освобождения был снова призван в армию и прошёл — уже в нестроевых частях — до Германии, был демобилизован в конце 1945 года. Бог дал. О войне рассказывать, как и многие фронтовики, не любил: «Не надо тебе этого знать, что там было и как». Но это невысказанное знание Великой Отечественной войны существовало, и сегодня оно становится из тайного явным. Открыты архивы, сопоставлены движения войск, экономические и политические события того времени. И оказывается, что поражения и победы того времени вовсе не стали достоянием прошлого, что они продолжаются вплоть до нынешнего дня.
Новосибирский историк Юрий Житорчук в своих публикациях и интервью, развивая и уточняя еще советскую версию событий, неоднократно говорил о том, что причинами поражений Красной Армии в начальный период Великой Отечественной войны стала «суперпозиция», или наложение друг на друга целого ряда неблагоприятных факторов: просчёта военного и политического руководства СССР в определении характера будущей войны, просчётов разведки в определении даты нападения Третьего рейха на Советский Союз (а она неоднократно менялась — в том числе из-за событий апреля 1941 года в Югославии, потребовавших переброски и перенацеливания двух армий и одной танковой группы вермахта), изменение государственных границ и связанная с этим незавершенность военно-технических мероприятий по отражению возможной агрессии со стороны гитлеровской Германии.
«Причинами поражений Красной Армии на начальном этапе Великой Отечественной войны в значительной степени являлись ошибки роста, вызванные чрезмерно интенсивным развитием советской экономики, науки и техники в 30-х годах, а также тем культурно-историческим разрывом, который привнесли в Россию Февральская и Октябрьская революции и последовавшая вслед за ними братоубийственная Гражданская война. Конечно, страна училась на своих ошибках. И без шишек тут обойтись было невозможно. Но, к сожалению, история дала России слишком мало времени для учёбы, и за свои ошибки мы были вынуждены заплатить слишком высокую цену», — пишет Юрий Житорчук.
Кроме того, Сталину постоянно приходилось учитывать возможность того, что Советский Союз будет объявлен агрессором и окажется перед объединенным фронтом Германии, Франции и Великобритании. Финская кампания 1939–1940 года, в ходе которой Финляндии помогали все эти три «великие державы», а Франция всерьёз рассматривала возможность нанесения авиационных ударов по советским нефтепромыслам в районе Баку, продемонстрировала это со всей очевидностью.
Однако неожиданный и, в общем-то, необъяснимый чисто военными причинами крах Западного военного округа на фоне достаточно успешных действий других советских военных округов подтверждает мнение Сергея Смирнова о том, что эти просчёты и недостатки вовсе не носили стихийный характер, но были следствиями острых противоречий в советском руководстве 30-х годов. Одним из проявлений этих противоречий стал почему-то объявленный «мифическим» военный заговор против Сталина во главе с начальником штаба РККА, Маршалом Советского Союза Михаилом Тухачевским, который имел обширные личные связи с военными кругами как Германии, так и Франции. Этот заговор был частично раскрыт и обезврежен в 1941 году, однако значительное число его участников осталось в рядах Красной Армии и саботировало приказы политического руководства страны, особенно до создания Государственного Комитета Обороны (ГКО) СССР 30 июня 1941 года.
Смирнов пишет: «Заговорщики подставили армию ещё до начала войны, сорвав мероприятия по приведению войск в боевую готовность по директивам от 15…18 июня и проигнорировав предупреждение о возможном внезапном нападении немцев в ночь на 22 июня.
Потом было прямое вредительство командования — несуразные приказы, в результате которых войска бродили по лесам, меняя направления, наносили контрудары на успевшего закрепиться врага, проводимые несогласованно с нескольких направлений (например, под Дубно). Было вредительство в области военных перевозок, когда военные грузы, необходимые на фронте, неделями плутали в тылу (за это был расстрелян начальник Управления военных сообщений Трубецкой Н. И.). Или, например, поток предвоенных грузов в Германию в первые дни войны продолжал своё движение, попадая в руки наступающего врага и затрудняя снабжение войск…
Итак, наши генералы пятились, играя с немцами в поддавки, огрызаясь время от времени.
Почему не сдались сразу, как только Гитлер напал? Видимо, из-за того, что было недоверие к Гитлеру и был нарушен весь первоначальный план. Тухачевский на следствии на полутора сотнях страниц собственноручно изложил этот план поражения от Германии и захват власти на его фоне. Но Тухачевский и его ближайшие сподвижники были расстреляны, а оставшиеся заговорщики не знали всех деталей. Поэтому выжидали, ждали сигналов от немцев…
Каких сигналов ожидали заговорщики от немцев? Можно с большой уверенностью предположить, что главный сигнал — создание »альтернативного правительства« — правительства России, созданного под эгидой немцев против сталинского…
Существует замечательный документ — »Допрос генерал-лейтенанта Лукина Михаила Федоровича, командующего 19-й армией… « Допрос проводился 12 декабря 1941 года в форме непринуждённой беседы. Вот цитата из него: »Здесь генерал-лейтенант Лукин задал вопрос собеседнику о том, что не собираются ли немцы создать альтернативное русское правительство? На этот вопрос Лукина допрашивающий ответил, что создание такого правительства будет затруднительно, ибо генерал Лукин сам заметил, что все, кто бы мог войти в такое правительство, убиты большевиками. А в случае создания правительства из случайных людей, русский народ будет думать, что это правительство лишь служит немцам.
Лукин сказал: «Может быть, это и правда. В этом году Вы создали Министерство по делам восточных территорий, которое помогает только Вам. Однако если будет всё-таки создано альтернативное русское правительство, многие россияне задумаются о следующем: во-первых, появится антисталинское правительство, которое будет выступать за Россию, во-вторых, они могут поверить в то, что немцы действительно воюют только против большевистской системы, а не против России и, в-третьих, они увидят, что на Вашей стороне тоже есть россияне, которые выступают не против России, а за Россию. Также правительство может стать новой надеждой для народа. Может быть, так, как я, думают и еще другие генералы; мне известны некоторые из них, кто очень не любят коммунизм, но они сегодня ничего другого делать не могут, как поддерживать его».
На вопрос, кого бы Лукин мог назвать в качестве альтернативы, Лукин ответил: «Сегодня в СССР существуют только два человека, которые достаточно популярны — это Будённый и Тимошенко»…
Лукин, под руководством которого в плен немцам сдалось более полумиллиона красноармейцев и офицеров в котле под Вязьмой, спрашивает у немцев, не могли бы они создать альтернативное Сталину правительство…
Так думал не только Лукин. Генерал-майор Крупенников, командующий 3-й гвардейской армией, уже находясь в плену, «резко критиковал оккупационную политику немцев на востоке и сказал, что немцы совершают »кардинальную ошибку«, полагаясь в войне против Советского Союза »лишь на силы собственной армии«. Он не исключал возможности формирования русской добровольческой армии из пленных красноармейцев с целью борьбы против советского режима, но считал обязательным условием этого создание политической базы для такого русско-немецкого сотрудничества. Германия, говорил он, должна доказать народам России, что рассматривает их не как »неполноценные колониальные народы«, а как »равноправных членов европейской семьи народов«. В первую очередь, по его мнению, необходимо было сформировать русское независимое правительство» (из книги Й. Хаффманна «История власовской армии»).
То есть печально известная власовская РОА была всего лишь «верхушкой айсберга», который вовсе не растаял после Победы 1945 года, что подтверждается приходом к власти в Советском Союзе после смерти Сталина Н.С. Хрущева, лично ответственного за поражения советских войск под Харьковом летом 1942 года, после чего вермахт прорвался к Волге и на Северный Кавказ, снова поставив Советский Союз на грань военной катастрофы. Можно сказать, что политические наследники Хрущева в 1991 году совершили именно то, что не удалось совершить ему и его единомышленникам полувеком ранее
В этой связи стоит специально заметить, что традиционный российский «триколор», который использовала РОА, сегодня, в отличие от гитлеровской свастики, полностью восстановлен в правах и является государственным флагом Российской Федерации.
А попытки приравнять нашу страну к Третьему рейху и возложить на неё ответственность за то, что в истории человечества вообще появились страницы, связанные со Второй мировой войной, не прекращаются и за границей, и внутри самой России.
Документ под красивым названием «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», выданный на-гора некоей «рабочей группой» Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ в феврале 2011 года под руководством Михаила Федотова, является, пожалуй, самой бесцеремонной и наглой попыткой довести до конца то, ради чего все «мировые демократии» растили гитлеровский режим и вели его к агрессии против Советского Союза. В этой большой геостратегической игре 30-х—40-х годов прошлого века безусловную победу одержали Соединенные Штаты (вспомним получившие широкую известность слова Гарри Трумена, тогда сенатора, а впоследствии — президента США, сказанные им в декабре 1941 года: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше»). Соединенным Штатам в результате Второй мировой, удалось, почти не понеся существенных потерь, обессилить и подчинить себе практически всех реальных и потенциальных конкурентов, включая не только Германию и Японию, но также Великобританию и Францию. И тогда все силы нового глобального лидера были брошены против сталинского СССР. «Холодная война», объявленная знаменитой Фултонской речью Уинстона Черчилля 5 марта 1946 года, фактически оказалась законченной ровно через семь лет, 5 марта 1953 года, в день смерти Сталина. Кстати, вам ни о чем не говорит «случайное» совпадение двух этих знаменательных дат?
Сегодня часто говорят о том, что пресловутый «план Даллеса» не существовал в действительности, что его текст почти дословно совпадает со словами одного из персонажей романа А.С. Иванова «Вечный зов», а, следовательно, это — историческая фальшивка. Но даже если и так (а Анатолий Степанович Иванов был не только прекрасным русским писателем и настоящим патриотом своей страны, но и видным общественным и политическим деятелем, который тесно взаимодействовал с очень информированными и влиятельными людьми из советского руководства, в том числе — из руководства КГБ, и содержание того, что сегодня известно нам как «план Даллеса», ему могли сообщить с высокой степенью достоверности) — даже если и так, то практически все пункты этого плана в отношении СССР как «Большой России» сегодня осуществлены на практике.
1941-й год продолжается. И это надо отчетливо понимать, чтобы снова дойти до Победы 1945-го.
Владимир Винников

1.0x