Авторский блог Редакция Завтра 03:00 23 марта 2011

Новая колонизация

<br>
0

Новая колонизация Ливия под ударами коалиции стран Запада
Спецпроект «Завтра» 23 марта 2011 года Номер 12 (905)
В. АЛЕКСАНДРОВ
ПОЛКОВНИКУ ПУСТЫНИ
В небесах над ливийской пустыней —
Раскалённое солнце тревог.
Здесь — сурового века твердыня,
Здесь с античностью сплелся Восток.
Как мгновенны на юге закаты!
Но спокойных не ведаем снов.
Здесь сегодня — за чёрное злато
Разжигается схватка миров.
Города напряженно застыли,
Корабли супостатов видны.
Продержитесь, Полковник Пустыни,
Вы — надежда несчастной страны!
Счет пошел на часы, на минуты!
Взят ли город? Надежны ль войска?
Победит ли коварная смута,
Или наша победа близка?
Вновь тревожное утро настанет…
Мы стоим? Значит, день нам зачтён.
Если время больших испытаний,
Значит — время великих имён!
Значит — время больших биографий!
Значит — время железных вождей!
Продержитесь, полковник Каддафи,
Продержитесь хоть несколько дней!
Всем назло — одержите Победу,
К удивленью их хищных столиц!
Как вас мало, Диктаторы Света,
Против чёрной свободы убийц!
Будет нашей победой отныне
Каждый час, каждый миг, каждый вздох…
Продержитесь, Полковник Пустыни,
Хоть бы сотню великих эпох!
Елена Громова
ПРИДУТ И ЗА РОССИЕЙ
«Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не был коммунистом. Потом они пришли за социалистами, я молчал, я же не был социал-демократом. Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза. Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не был евреем. Когда они пришли за мной, больше не было никого, кто бы мог протестовать».
Мартин Нимёллер, протестантский пастор, узник Дахау

Днём 18 марта, после принятия позорной резолюции СБ ООН по Ливии, я поехал по делам в Триполи. Город жил обычной жизнью — прошел уже почти месяц после попытки мятежа и в столице уже ничто не напоминает о произошедших тогда беспорядках. Но меня поразило особое отношение жителей города ко мне, русскому.
Вообще-то ливийцы всегда доброжелательно относились к иностранцам-европейцам, а после начала смуты они стали особенно радостно приветствовать тех, кто не поддался на всеобщий психоз и остался в Ливии — с теми, с кем вместе жил и работал в более счастливые и безопасные годы. Было до слез трогательно, когда какой-нибудь полуживой дедок в реанимации под капельницей — и в чем только душа держится? — успокаивал нашего доктора: «Ты, доченька, не бойся! Если что — я тебя к себе возьму, у нас семья большая и в доме места найдется — спрячем и от бандитов, и от натовцев…»
Но сегодня меня поразило даже не это: весь день мне звонили мои друзья-ливийцы, звонили малознакомые люди, с которыми я пересекался пару раз по работе, на улице ко мне подходили вообще незнакомые люди и, узнавая во мне русского, — БЛАГОДАРИЛИ. За помощь. — Какую?! — недоумевал я. Мне было мучительно стыдно за беззубую, предательскую позицию России во время ночного голосования в ООН.
…Когда ночью шло обсуждение резолюции не только ливийцы, но и «братья-славяне», работающие в Ливии, прилипли к экранам телевизоров — с безмолвной мольбой и надеждой (все понимали: если антиливийскую резолюцию не примут, то ещё несколько дней, и мир и порядок в стране будут восстановлены). Но надеждам не суждено было сбыться: Россия опять предала своего верного союзника. А ведь Ливия была едва ли не единственным государством, поддержавшим Россию в августе 2008 г. Тогда Ливия открыто заявила, что поддержит Россию в любом случае, и что виновна в осетинском кровопролитии Грузия, за спиной которой стоят США. Сегодня в Ливии та же ситуация: вооруженный мятеж кучки «оппозиционеров», поддержаных засланными иностранными боевиками и НАТОвским оружием. А Россия — «воздержалась». Резолюция, развязывающая руки НАТО принята. «Гуманитарные» бомбы и ракеты загружаются в натовские самолеты. Мне — стыдно.
Но ливийцы — благодарят. За что?! А просто за то, что Россия хотя бы «воздержалась». Не стала, как в 1992-м, голосовать ЗА санкции. Даже такая псевдоподдержка воспринимается этим загнанным в угол народом с чувством глубокой благодарности.
Просто они надеются. И их последняя надежда — Россия. И еще, пожалуй, Китай (который, кстати, тоже молчит. Интересно, что же такое наши американские друзья пообещали Китаю за его невмешательство? Уж не наш ли Дальний Восток, где китайцев и так давно больше, чем русских?)
Бедные наивные ливийцы! Они все еще думают, что Россия великая держава и НАДЕЮТСЯ на ее помощь — что русские защитят их от самолетов США и НАТО.
Конечно, ливийцы готовы защищать свою страну от агрессии Запада, но они не дураки и понимают, что Штаты не будут воевать честно, в открытом бою, а будут бомбить жилые кварталы с недосягаемой высоты. Как они уже делали это в 1986 году в Триполи и Бенгази. Но тогда бомбардировки пресек Советский Союз. А сегодня?
Неужели к списку демократически уничтоженных государств — Югославия, Ирак, Афганистан — сегодня прибавится и Ливия?
И еще. Как и многие наши специалисты, работавшие в Ливии, я всегда относился к ливийцам немного скептически: этакий взгляд «старшего брата» на меньшого. Мол, и ленивы они излишне, и нелюбопытны, неторопливы и неинициативны — не бегут толпой «брать от жизни все», а живут размеренной и, на европейский взгляд, скучноватой жизнью. И хотя я, как и большинство моих знакомых, всегда относился к ним с симпатией, но никогда не думал, что когда-нибудь стану их по-настоящему УВАЖАТЬ.
…За 40 с лишним лет после победы революции ливийцы успели изрядно подзабыть о прелестях иностранной оккупации, колонизации и империализма, а после отмены санкций и вовсе «расслабились», молодежь даже захотела «демократии по-американски». Но сегодня им пришлось все вспомнить. Даже те, кто поддержал мятежников в Бенгази, схватились за голову и не хотят прихода войск НАТО (правда их уже никто не спрашивает — как в старом анекдоте: «Драку заказывали? Нет? Поздно — заказ принят: ждите, уже выехали»).
Сейчас ливийцы снова оказались в кольце врагов, но не бросились навстречу американцам сдавать своего вождя и командира, как это сделали иракские генералы, как это сделали сербы, выдавшие Милошевича на верную смерть фашистскому трибуналу в Гааге. Нет, они сплотились вокруг своего вождя — Муаммара Каддафи. Они вдруг вспомнили о древнем арабском кодексе чести. В своей основе это еще родовое, бедуинское понятие (а многие триполийцы — это выходцы из благородных бедуинских кланов, еще не утратившие своих духовных корней), включающее в себя преданность своему племени и своему народу, готовность отдать жизнь за него, за свою честь и свободу; понятие «свободы» — т. е. неподчинения чужой воле — для бедуина-кочевника ключевое. Сегодня ливийцы говорят: «Мы свободные люди и, если нужно, отдадим жизнь за нашу свободу. Мы ненавидим американских шакалов и будем биться с ними до последнего. Мы не сдадимся и не предадим».
И вот эта спокойная мужественная позиция, неожиданно проявившаяся сегодня — поразила меня не меньше, чем ливийская благодарность России.
…Благодарность за что?! — все думал я. — За предательство?
Предавать друзей трудно, не каждый на это способен. Но здесь у нас особый опыт.
В 1991 году — мы сдали наших иракских союзников, и СССР перестал быть «великой державой»: решение о нападении на Ирак и Кувейт США приняли вопреки посредничеству Советского Союза, который договорился о добровольном уходе иракских войск из Кувейта.
В 1992 году — мы поддержали санкции против Ливии — и окончательно потеряли арабские рынки, лишившись важнейшего источника столь нужной тогда валюты и покатившись дальше в пропасть экономического хаоса.
В 1999 году — мы сдали Югославию, нырнув затем в мутный поток новой чеченской войны.
Чем мы заплатим за новое предательство?
Конечно, предательство всегда находит свое материальное выражение. Это огромные деньги: почти два десятилетия ушло, чтобы хоть частично восстановить потерянное в Ливии в 1992 году, и вот мы снова теряем МИЛЛИАРДНЫЕ военные, строительные и прочие контракты. Более того, это утрата уникальной возможности стать главным разработчиком ливийской нефти и газа (Ливия — это лучший и ближайший к Европе источник нефти и газа) : Каддафи предложил нам, наряду с китайцами, занять освободившуюся после ухода западных компаний нишу.
Нам предлагают наивыгоднейшие контракты — мы отказываемся.
Нам предлагают разрабатывать нефть и газ — нам не нужно.
Лидер Ливийской революции Каддафи пишет письма своему «другу»-Путину — в ответ Медведев, походя, дает поручение Шойгу обеспечить вывоз российских дипломатов из Ливии…
И все-таки главное — это поражение духовное. Поражение России. Всем сегодня ясно, что, если Россия так и останется безучастной к трагедии ливийского народа, то новое предательство повлечет за собой тысячи невинных жертв и окончательно похоронит РФ как суверенное государство: мы окончательно «потеряем лицо» и — честь. Кто будет воспринимать нас всерьез, если мы не можем защитить ни своих друзей, ни даже свои собственные интересы? Приходите и владейте.
…Вернувшись домой, я достал «заначенную» на черный день бутылку водки (сухой закон в Ливии никто не отменял) и налил себе полстакана. Мое лицо горело от стыда за свою Родину, и жить с этим чувством было трудно.
А впрочем, «успокоил» я себя, нам не так уж долго осталось мучиться своим новым предательством: последние двадцать лет мусульманский мир, не подозревая об этом, прикрывал Россию от удара с Запада, так что после «переформатирования» Ближнего Востока настанет наш черед.
«За Россией» придут гораздо раньше, чем всем нам кажется.

Триполи, 18 марта 2011 г.


P. S.
«Больше мы не можем хранить молчание, выполняя повеление человека, когда Господь велит нам говорить. Мы должны повиноваться Господу, а не человеку! »
Из последней проповеди Нимёллера перед арестом. Берлин, 27 июня 1937 г.

P. Р. S.
Журналист «Комсомолки» Александр Жилин, пишущий в ЖЖ под ником ai_zhilin, пересказывает телефонный разговор, состоявшийся 20 марта: «Только что позвонил из Ливии мой друг. Говорили полторы минуты. »Саня, — кричал он мне в трубку, — тут сущий ад! Они сжигают всё, понимаешь, всё, включая новорожденных! Все горячие точки, которые мы прошли с тобой — фигня по сравнению с этим. Завтра тут никого не останется. Я вряд ли… « На этом связь прервалась».
Первая публикация — http://www. meast. ru/article/pismo-iz-livii
МАЛОЙ КРОВЬЮ, ЧУЖИМИ РУКАМИ
…всегда разумнее исходить из того, что если кто-то имеет возможность в результате заговора получить какую-то выгоду и имеет возможность этот заговор осуществить, то он этот заговор осуществит…
Делать прогнозы — вещь трудная и неблагодарная. Особенно прогнозы политические, в которых надо учитывать огромное количество самых разных интересов и возможностей в невероятных комбинациях. Тем не менее, всегда можно сформулировать важные факты, которые нельзя исключать из прогнозов. Мы попробовали сформулировать некоторые тезисы.
Чем бы ни закончились события в Ливии, грядет передел нефтяного сектора — и тут позиции правительств во время кризиса — ой, как скажутся. Королями ливийской нефтянки были итальянцы из нефтяной монополии ЕНИ, но с ними боролись британские ВР и «Шелл», французская «Тоталь» и норвежцы. Американцев при Каддафи было мало.
Кстати, помнится мне, что американская военная доктрина предусматривает способность США вести одновременно только два локальных конфликта на двух разных театрах военных действий. Два конфликта США уже имеют — Ирак и Афганистан. Обама во второй половине своего правления полностью изменил свою политику. Пожертвовав монетарной составляющей, он решил спасать бюджетную политику. И ему еще одна война никак не с руки. «Экссон» и «Шеврон», конечно, очень сильные политические игроки, но они не единственные сильные игроки в США. И нынешний президент — не их президент.
В нефтяных войнах, как известно, победитель получает многое, но проигравший теряет всё. Это ведет к несимметричности нефтяных войн — сторонникам перемен в нефтяной отрасли можно делать и небольшие ставки, а сторонникам статус-кво необходимо ставить на кон всё.
Тем не менее, итальянцы долго против объединенных нефтяников мира устоять не могли. Именно поэтому Каддафи нужно было закончить конфликт быстро, очень быстро.
Очень важно не забывать, что Ливия — это не только нефть, но и газ. И большой газ. И газопроводы под морем в Италию.
Попытки создать газовую ОПЕК исходили именно из Катара с его «Аль-Джазирой» и России вместе с Ираном. Вопрос о самостоятельном биржевом ценообразовании на газ или привязки его цены к нефтяным фьючерсам ведь до сих пор подвешен и открыт. И очень, очень болезнен. Особенно для Катара, где нефть заканчивается, а газа еще много. Полковник Каддафи публично обвинил Катар в том, что тот «подпитывает беспорядки» в стране с тем, чтобы Ливия «пожертвовала своим достоинством» в пользу Катара. Катар же, помимо идеологической войны, ведущейся «Аль-Джазирой», направил даже несколько своих самолетов для бомбежек Ливии.
Чтобы понять международную (а не только американо-западноевропейскую) реакцию на события в Ливии, нужно иметь в виду конкуренцию на мировом газовом рынке. В том числе и базовую конкуренцию — между сжиженным природным газом и газом, поступающим по трубопроводам. Страны-потребители всё чаще отказываются от долгосрочных контрактов на поставки газа по ценам, привязанным к мировым ценам на нефть, и закупают СПГ на спотовом рынке, то есть рынке разовых сделок.
Крупнейшими экспортерами СПГ являются Катар, Малайзия, Индонезия, Австралия, Алжир, Тринидад и Тобаго и Венесуэла. К ним хочет присоединиться и Иран. По трубопроводам газ в Европу гонят Газпром, которого европейцы пытаются сожрать всеми правдами и неправдами, Норвегия, Алжир и Ливия. Причем эти два газовых рынка очень сильно отличаются технологически. Важно помнить, что СПГ закупают и в Азии (прежде всего, в Японии), и в Америке, а не только в Европе. Пока на мировом рынке существует избыток СПГ. Мощности терминалов по сжижению газа заметно выше, чем терминалов по приемке.
Полковник Каддафи явно не хотел большой крови. Ее вначале и не было. Сказочки о тысячах погибших хороши для аудитории техасских нефтяников, но не для вменяемых людей. Опыт у полковника большой, политическая интуиция — на уровне гения. Интересно, представлял ли он, что делает в деталях? Напротив, для руководителей инсургентов сложилась ситуация, когда без крови будет потеряно все, а большая кровь даст политический шанс. «Аль-Джазира» сообщает, что инсургенты заявили (напомню, что временное правительство возглавляет бывший главный юрист режима), что после победы повстанцы начнут уголовное преследование не тех, кто отдавал приказы на применение оружия против повстанцев, а тех, кто приказы исполнял. Это какая-то новелла в мировом праве. Военнослужащий, человек, которому страна доверила оружие, обязан исполнять отданные ему приказы.
Повстанцы — хорошие воины, но у них нет службы тыла и надлежащей для ведения боевых действий организации. Получать боеприпасы из-за границы инсургентам сложно, а распределять их — так и вообще механизма нет. За патроны ведь принято платить наличными.
Европейские нефтяники потребовали от военного главы Египта маршала Тантави снабжения ливийских инсургентов через Соллум-Тобрук. Складов у египетской армии вдоль границы много, порядок на них хороший, далеко возить ничего не надо. Конечно, Тантави вряд ли согласился давать снаряжение и снабжение бесплатно. Избавиться от старого барахла со сроком годности для египетской службы тыла будет праздником. Вот тогда-то может начаться настоящая большая кровь. Одно дело — инсургенты без снабжения, а другое — с налаженным снабжением.
Нужно понимать, что, если маршалу Тантави дадут карт-бланш в Ливии, то полковник проиграет. Силы и средства у египтян есть. Инсургенты лягут и под маршала, и под кого угодно. Потому что потерять можно все, включая и жизнь, а существование в качестве египетской марионетки обещает много пряников. Кстати, военный успех даст маршалу шикарную возможность заткнуть рот недовольным и в Египте. Но такого усиления маршала Тантави слишком многие испугаются… Большая восточная политика — вещь очень непростая.
Вожди ливийских племен — люди здравомыслящие, с большим жизненным опытом. Одно слово — шейхи! И они, наверняка, понимают, что быстрый переворот — это одно, а затяжная гражданская война — другое. В пустыне ведь смена союзника, даже посреди битвы — дело обычное. Вождь должен думать о благе народа, а братоубийство очень трудно к нему отнести. Понимают это и ливийские военные. Они уже говорят с шейхами племен. И возможностей для торга у военных много.
И я думаю, что сейчас Каддафи объединит и те племена, которые выступили против него. Национальное «высокомерие» поможет.
С другой стороны, ливийские племена и ордена суфиев умеют вести партизанскую войну десятки лет. Именно поэтому полковник неизбежно начнет договариваться. Создается впечатление, что военным удалось договориться с главными племенами Триполитании и Феццана. Похоже на то, что сейчас решающую роль в битве за Ливию сыграет племенная группа Варфалла. С одной стороны, члены племени входили в ближний круг полковника — риджаль-аль-хайма — «мужей шатра», а с другой, всегда варфалли нарочито демонстрировали свою непокорность. Самому большому племенному объединению высокого статуса не по рангу признавать племя полковника Каддафи выше себя. Вожди варфалли очень хорошо понимают, что, если полковника поддержат, даже если просто скажут: «Это не наша драка! », то Триполитанию лоялисты отобьют легко, Феццан и так за Каддафи, а дальше время будет на его стороне, тем более, что среди инсургентов начнутся неизбежные дрязги. Племена саади дерутся за возвращение своего доминирования, чтобы напомнить варфалли, меграхи и каддафи, кто в Ливии от века хозяин, а кто — клиент. Вряд ли это понравится их союзникам. А временное правительство ведь по определению должно быть коалиционным, нет?
Информация о позиции племени Варфалла поступает противоречивая — то сообщают, что «самое крупное по численности племя страны — клан Варфалла заявил о своей верности Каддафи» http://i-pankratenko. livejournal. com/199517. html#cutid1, то говорят, что вожди требуют, чтобы «брат Каддафи» ушел.
Если бы Ливия была изолированной, если бы никто не хотел вмешаться, то время бы работало на полковника, но внешний фактор искажает картинку. Лишить ЕНИ фактической монополии на ливийскую нефть, заставить страну играть по правилам европейского газового рынка — слишком большое искушение. И оказалось, что время играет на вождей инсургентов. Им было достаточно пустить большую кровь, чтобы получить иностранную интервенцию. Пока начались бомбежки. Но, начав войну, ее нужно и как-то закончить.
Эта возможность, эта ветка развития событий пугает. Учитывая, что в нефтяных войнах обороняющаяся сторона вынуждена идти до конца, а нападающая ставит на кон немного, можно ожидать, что США не полезут в военную авантюру, но попыток свалить Полковника дешевой ценой не оставят.
Публикуется в сокращении
Саид Гафуров

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой