Авторский блог Олег Щукин 03:00 8 сентября 2010

ПОЖАР ЦЕН

НОМЕР 36 (877) ОТ 8 СЕНТЯБРЯ 2010 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Олег Щукин
ПОЖАР ЦЕН

Продовольственный рынок России, похоже, полностью вышел из-под контроля властей. Взрывной рост цен захватывает одну товарную позицию за другой. Вчера это была гречневая крупа, сегодня картофель, что на очереди завтра — точно не скажет никто, но ясно, что без новых сюрпризов не обойдётся.
Неизвестно, какие формулы для своих расчетов использует официальная статистика, но если, скажем, гречневая крупа (если она есть) в соседнем магазине начинает стоить 60 рублей вместо привычных 20, яйца — 45 рублей вместо 28, картофель — 30 рублей вместо 15, а вам публично заявляют, что "индекс потребительских цен с 24 по 30 августа 2010 года составил 100,1%, с начала месяца — 100,6%, с начала года — 105,4%", — остаётся лишь уповать на то, что это у вас одних такой неправильный магазин с неправильными ценами, а везде жить становится только лучше и веселее. Но, побывав в соседних торговых "точках" и увидев там ту же самую картину, почему-то начинаешь подозревать, что, может быть, знаменитый некогда фильм Ивана Пырьева "Кубанские казаки" не так уж и сильно "лакировал" советскую действительность сталинского периода — куда ему до нынешнего Роскомстата?!
Но сам по себе, "в чистом виде", рост цены на тот или иной товар не так уж и страшен — как говорится, был бы он сам в продаже и хватало бы денег, чтобы его купить. А вот с этим — вернее, именно с этим — у нас в стране полная беда...
Запрет на экспорт зерна из России с 15 августа до 31 декабря 2010 года не только заставил трейдеров сверхактивно воспользоваться трехдневным "окном" для заключения контрактов, которые будут обязательны к исполнению (кстати, на период 12-14 августа, по неофициальным данным, было "законтрактовано" на вывоз не менее 6 млн. тонн зерна, примерно 10% урожая). К тому же, запрет на вывоз не распространяется на поставки в рамках международных договоров РФ, в порядке гуманитарной помощи, в рамках Таможенного союза (то есть в Казахстан и в Белоруссию) и так далее...
Но вот взлёт биржевых цен на зерно российское эмбарго, безусловно, обеспечило, и если в конце июля мягкая пшеница продавалась на уровне, близком к 200-210 долл. за тонну, то в начале сентября она уверенно берет рубеж 250-260 долл. Между тем внутрироссийские цены на аналогичный товар пока пытаются "застабилизировать" на уровне 5500-6000 рублей за тонну, что, конечно, приведет к сокращению его поставок на внутренний рынок и, соответственно, дефициту предложения, — трейдеры, скорее всего, предпочтут "придержать" зерно до лучших времён, чем отдавать его сейчас по "твердым" ценам. Рынок — он и есть рынок. Так что объявление эмбарго сыграло роль скорее стартового выстрела для повышения цен, чем серьёзного шлагбаума на их пути.
Свою роль в обострении продовольственного кризиса в России могут сыграть и аналогичные процессы на мировом рынке продовольствия в целом — ведь известно, что наша страна зависит от поставок зарубежных продуктов в среднем на 30-40%, а Москва и Санкт-Петербург — на 70-80%, а возможности замещения этих статей импорта продукцией отечественных агропроизводителей исчезающе малы. Поэтому никакого "запаса прочности" по продовольственному вопросу у нас нет, и любое сокращение поставок импортной еды приведёт к моментальному росту цен.
Но куда важнее вторая сторона проблемы, а именно — отсутствие у подавляющего большинства населения РФ доходов, достаточных для нормального уровня потребления, в том числе и продовольственного. Если уж в "тучные" 2000-е годы рацион почти трети наших соотечественников имел качественные и количественные изъяны, именуемые недоеданием, а примерно 10% "дорогих россиян" откровенно голодало, не имея возможности купить простейшие продукты в достаточном количестве, то что уж говорить о нынешнем кризисе...
Люди прекрасно понимают, что государству нет дела до их проблем, что в условиях дефицита продовольствия и роста цен на него они не смогут адекватно обеспечивать себя питанием, поскольку их доходы не увеличатся, а потому начинают активно конвертировать свои последние денежные "заначки на черный день" — те, у кого они есть, — в сахар, муку, крупы, соль, спички, мыло и тому подобные "товарные запасы первой необходимости". В результате возникает ажиотажный спрос по неопровержимой логике: "Лучше мы сегодня купим 50 кг гречки за 20 рублей, чем завтра будем искать 10 кг по 100", — и если этот ажиотажный спрос вовремя не притормозить, он способен раскрутиться до разрушительного смерча.
Вспомним, что события и 1917, и 1991 годов начинались с искусственно организованного недостатка продовольствия в столице. Поэтому "властная вертикаль" сегодня и пытается всеми силами "притормозить" уже начавшуюся продуктовую панику, в которой, помимо экономических, могут быть замешаны и чьи-то политические интересы. В ход идут и заверения о том, что голода не будет, поскольку у страны хватает и запасов зерна, и золотовалютных запасов, и нефти с газом, и уже упомянутое выше занижение темпов реальной инфляции, и штрафы на "хозяйствующих субъектов, вступающих в ценовой сговор", и т. д.
Но совершенно понятно, что если сегодня не получится эффективно "власть употребить" и нормализовать ситуацию с продовольствием, завтра в стране придётся тушить такие социальные пожары, по сравнению с которыми усилия, недавно затраченные на горящие леса и торфяники, покажутся совсем незначительными.

1.0x