Авторский блог Владимир Винников 03:00 10 февраля 2010

АПОСТРОФ

НОМЕР 6 (847) ОТ 10 ФЕВРАЛЯ 2010 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Владимир Винников
АПОСТРОФ

Владимир Бондаренко. Подлинная история лунного зайца. — М: Амрита-Русь, 2010, 384 с., 1000 экз.
Миф ХХ века был прежде всего мифом евроцентричным: будь то миф коммунистический, миф нацистский или миф либеральный. Миф ХХI века, похоже, будет мифом китаецентричным, так что получить представление о его персонажах имеет смысл уже сейчас — можно сказать, заранее. Изучение китайского языка становится делом уже не пессимистов, а самых что ни на есть реалистов. Или даже оптимистов — кому что нравится.
Во всем этом китайском, скажем так, пантеоне автор избрал своим героем и объектом для культурологического трактата с мощным постмодернистским подтекстом лунного зайца — таинственное существо, напрямую связанное с даосской идеей бессмертия. Но не только с ней.
Владимир Григорьевич Бондаренко очень любит рассказывать историю о том, как в начале 60-х годов Иосиф Бродский запретил ему, тогда молодому поэту, писать стихи. На другие литературные жанры, в том числе драматургию, прозу, критику и самокритику, этот запрет будущего нобелевского лауреата не распространялся, в результате чего наши евроцентристы теперь могут кусать себе локти.
Впрочем, речь не о Бродском, а о лунном зайце как неотъемлемом элементе традиционной китайской (и, как выяснил автор, не только китайской) мифологии и культуры. Но китайской — в первую очередь. Тут даже какое-то внешнее сходство просматривается, и оно не раз обыгрывалось в нашем фольклоре, напомню в этой связи хотя бы строки известной песенки: "Узкоглазые китайцы выбегают, словно зайцы: "Сбил тебя наш летчик Ли Си Цин!"
По мнению Владимира Бондаренко, миф о существовании лунного зайца возник благодаря постоянным наблюдениям древних жителей Китая за ночным светилом, на поверхности которого темные пятна образуют фигуру, по форме очень напоминающую силуэт лопоухого зверька.
Там ему впоследствии придумали и достойное занятие — не торчать же вечно без толку на Луне: пусть толчёт под коричным деревом в нефритовой ступке порошок бессмертия.
А уже из Поднебесной образ лунного зайца отправился в сопредельные с ней страны: Японию, Корею, даже Индию. Не обошел стороной и Россию: заяц святой Февронии Муромской и заяц, перебежавший дорогу Пушкину, по мнению автора, спустился с Луны, чтобы передать своим избранникам некие тайные знания или предупредить их об опасности.
"Ведь не поехал Пушкин из-за зайца в Петербург и не попал на восстание декабристов, а то бы загремел на каторгу. С другой стороны, Наполеон презрел зайца, перебежавшего ему дорогу прямо перед вторжением в границы России — и оказался на острове святой Елены. Вывод: к зайцам надо прислушиваться. Как прислушивалась пушкинская Татьяна Ларина: "Когда случалось где-нибудь / Ей встретить чёрного монаха / Иль быстрый заяц меж полей / Перебегал дорогу ей, / Не зная, что начать со страха, / Предчувствий горестных полна, / Ждала несчастий уж она..."
Уверен, будь Владимир Григорьевич чуть более активным и "продвинутым" пользователем Интернета, он бы и такого персонажа, как Заяц Несудьбы, подверстал к своим фундаментальным культурологическим изысканиям на заячью тему — вместе со святой Мелангеллой Уэльской, дедом Мазаем, голливудским кроликом Банни, созвездием Зайца и так далее, и тому подобное.
Жанр подобного трактата, открывающий огромные возможности для литературной игры, деконструкции и реконструкции, судя по всему, только набирает популярность, и в ближайшее время будет становиться всё востребованнее, подражая своим как средневековым, так и античным предшественникам, пародируя и переосмысляя их.
В книге Владимира Бондаренко кульминацией такого переосмысления становится возвращение человеком лунного зайца на "историческую родину" — в виде уже запланированного китайцами проекта исследований Луны: "На следующем этапе, наконец-то, будет запущен зонд "Лунный заяц" в честь нашего героя. Этот зонд будет переведен на окололунную орбиту высотой около 100 км и там разделится на два компонента. Первый, спутник Луны, будет продолжать орбитальную миссию. Второй, с луноходом на борту, будет опущен на поверхность Луны... Одной из целей программы было названо развитие человеческого общества. В перспективе полезные ископаемые (в частности, залегающий в недрах планеты гелий-3) и энергоресурсы Луны (солнечная энергия на её поверхности) могут быть использованы в дополнение к запасам Земли".
Конечно, в то, что китайцы предпочтут пополнять свои запасы на далекой-далекой Луне, а не в близкой, буквально под рукой лежащей России, верится как-то слабо. Но вот в то, что им, в отличие от нас, до всего на свете есть дело, что они, в отличие от нас, снова ленивых и нелюбопытных, готовы сегодня и на Луну, и куда угодно забраться, — сомнений практически нет никаких.
Что же ты, наш летчик Ли Си Цин?

1.0x