Авторский блог Редакция Завтра 03:00 28 октября 2008

ЦЕНА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЗАПАСОВ

0
НОМЕР 44 (780) ОТ 29 ОКТЯБРЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Юрий Бардахчиев
ЦЕНА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЗАПАСОВ

В советских учебниках географии писали, что наша страна обладает богатейшими в мире запасами полезных ископаемых. Указывалось, что у нас около 40% мировых прогнозных запасов газа, 13% нефти, 23% угля, 14% урана, большое количество руд черных металлов (железные, марганцевые, хромовые), цветных и редкоземельных элементов (алюминий, медь, свинец, никель, олово, вольфрам, молибден, сурьма, ртуть, титан, тантал, ниобий, иттрий), благородных металлов и алмазов. Причем особо подчеркивалось, что ни одна другая страна в мире не владеет этим набором полезных ископаемых в комплексе.
Сегодня в эту ублажающую душу картину надо, однако, внести ряд серьезных поправок. И дело не только в коррективах, связанных с распадом СССР. И не только в том, что с момента этого распада богатства наших недр ускоренно эксплуатируются и распродаются. Дело еще и в том, что эти богатства по-прежнему огромны, и с каждым годом растут аппетиты тех, кто вовсе не прочь получить их все "сразу и сейчас".
Мадлен Олбрайт регулярно приписывают фразу: "невозможно говорить о мировой справедливости, когда такая богатая территория, как Сибирь, принадлежит единолично России". Это, конечно, регулярно опровергают: мол, опытный политик и дипломат сказать такое не могла… Но фраза, согласитесь, весьма показательна, и в других устах, менее связанных со "статусными ограничениями", открыто звучала не раз. А если учесть, что, помимо Сибири, минерально-сырьевыми богатствами полны Дальний Восток, Кавказ, Прикаспий, Поволжье, Европейский Север и другие регионы России, стоит осознать, что этим нашим богатствам завидуют очень и очень многие.
Стоит также осознать, что "ресурсные войны" — данность сегодняшнего мира, и что большинство войн за территории (их захват или расчленение) в этом мире ведется вокруг контроля за природными ресурсами и путями их транспортировки. Планы расчленения России разработаны давно и не скрываются, несколько таких попыток, включая две чеченские войны, уже было. Сегодня же, при принципиально новом градусе антироссийской истерии после войны в Южной Осетии и с учетом проблем, порожденных мировым финансовым и общеэкономическим кризисом, нельзя исключать новых попыток силового "отъема" наших территорий со стороны тех, кому не дает покоя "мировая несправедливость".
Но вернемся от будущих угроз — к угрозам нынешним. Уже сегодня степень экспортно-сырьевой зависимости нашей экономики и темпы распродажи стратегических ресурсов на вполне, так сказать, "колониальном" уровне.
В последний месяц широко освещается скандал с кобальтом, который ГМК "Норильский никель" продала американской компании OMG. По условиям соглашения сроком на 5 лет, "Норильский Никель" будет ежегодно поставлять до 2500 тонн кобальта, кобальт-гидроксидного концентрата с содержанием кобальта до 2500 тонн, раствора сульфата кобальта с содержанием кобальта до 1500 тонн и другие кобальтсодержащие материалы. Это — почти 100% кобальта, производимого российской компанией, а значит (поскольку она монополист), и Россией. Для внутрироссийских нужд остается всего 180 тонн в год.
"Норникель" объясняет: кобальт является для компании побочным продуктом, выручка от продаж которого "занимает крайне небольшую часть в общем объеме выручки ГМК", причем российские потребности в кобальте составляют всего 500-600 тонн в год, а недостающий кобальт при нужде можно купить у той же OMG.
Но специалисты убеждены, что в ближайшие 2-3 года потребности российского ВПК в кобальте возрастут минимум до 1,5 тыс. тонн. Ведь кобальт необходим в ракетостроении, авиации, в сфере наукоемких технологий. Без него невозможно изготавливать специальные и сверхпрочные сплавы. Есть, наконец, и другие области применения кобальта, обычно называемые "совершенно секретными" (в частности, технологии "ториево-кобальтовой" бомбы).
Так вот, в результате этой сделки России придется покупать кобальт по рыночной цене (которая после концентрации его основных ресурсов у OMG уже подскочила на 70%). Причем вовсе не факт, что американская компания, на фоне нынешнего резкого обострения отношений между Россией и США, вообще будет продавать металл стратегическому конкуренту Америки.
Скандал породил множество вопросов о том, почему оказалась возможна такая сделка. И более общий вопрос: заботится ли кто-то в России всерьез о том, чтобы гарантировать обеспечение страны необходимым спектром стратегических минеральных ресурсов? Особенно в той сфере, которая напрямую касается обеспечения обороноспособности страны? Ведь, вроде бы, всем понятно, что только на этой основе отечественная промышленность и военно-промышленный комплекс могут создавать современное оружие сегодня и новейшие технологии завтрашнего дня. И не менее понятно, что отсутствие постоянной заботы об их обеспеченности стратегическим минеральным сырьем — равнозначно подрыву национальной безопасности страны.
А ведь кобальт, который мы сейчас обсуждаем — в этой сфере далеко не единственная наша проблема. Перечисление печальных подробностей заняло бы много места, и потому укажу лишь на "урановый" вопрос.
Если СССР обладал крупнейшими мировыми запасами урана, то сегодня большинство его месторождений оказалось за пределами России — прежде всего, в Казахстане и Узбекистане. Конечно, в России тоже есть разведанные запасы урана (в Бурятии, Читинской области, Якутии), но эти месторождения труднодоступны и технологически сложны и, главное, требуют крупных инвестиций и времени — не менее 7-10 лет — для ввода в эксплуатацию. Сейчас же урановая промышленность России, ежегодно потребляя примерно 6,5 тыс. тонн урана, производит всего 2 тыс. тонн. Еще конечно, осталась часть "складских" запасов советской эпохи, но они, как все понимают, не вечны. И потому пока что главной гарантией бесперебойного снабжения нашего ядерно-энергетического комплекса оказываются месторождения урана в Казахстане и Узбекистане.
При этом практически все квалифицированные эксперты предрекают, на фоне растущих нефтегазовых дефицитов, "мировой бум" в атомной энергетике. По минимальным прогнозам, к 2050 году мировые "ядерные" энергетические мощности утроятся, причем только Китай намерен ввести 27 "гигаваттных" энергоблоков, а Индия — 8-10 таких блоков. Не случайно уже сейчас мировые цены на урановое сырье быстро и неуклонно растут, а регионы с крупными месторождениями урана везде — от Латинской Америки и Африки до Дальнего Востока — становятся ареной жестких конкурентных столкновений.
Один из таких регионов — Центральная Азия. Не исключено, что неудавшиеся "цветные" перевороты в Узбекистане и Киргизии были, в том числе, связаны с попытками конкурентов нашей страны получить контроль над одной из крупнейших мировых урановых рудных провинций. И выбить из рук России важнейший козырь на мировом рынке строительства АЭС — гарантированное предоставление комплекса услуг от проектирования станций и их строительства "под ключ" до стабильных поставок топлива для реакторов на весь срок их эксплуатации.
"Ресурсные войны" уже идут вовсю. И будут неизбежно обостряться — хотя бы по той очевидной причине, что запасы минерального сырья в мире не безграничны и истощаются. Пока же "мейнстрим" российской политики — безоглядно торговать сырьем по законам "открытого либерального рынка". Видимо, в надежде на то, что наши конкуренты будут эти законы неуклонно соблюдать (хотя на чем основывается эта надежда — непонятно).
Между тем, уже события августа-октября нынешнего года показали, что эпоха "либеральной политики" (а значит, и "либеральной экономики") быстро подходит к концу. Не случайно и перед российской армией, и перед российским ВПК сейчас ставятся новые крупные задачи. Прежде всего, задачи военно-технического перевооружения.
Это означает, что нам насущно необходимо переводить нашу промышленность на новые технологические рельсы. Для чего понадобится — в больших масштабах! — стратегическое сырье. И жизнеспособный ВПК.
Между тем, сегодня наш ВПК почти в таком же полумертвом состоянии, как после перестройки и "шоковой терапии" (а в каких-то отношениях даже гораздо слабее). Тогда либеральная пресса клеймила ВПК за то, что он, мол, немеряно поглощал ресурсы СССР. Сегодня — за то, что полуразрушенная оборонка не дает прибыли России. Вот характерная недавняя реплика П.Фельгенгауэра: "Меньшая часть российской экономики и трудящегося населения реально производит прибавочную стоимость — в первую очередь топливно-сырьевая, а остальные: машиностроение, ВПК — её только потребляют, или "пожирают…"
Оговорюсь — я вовсе не клоню к пресловутому противостоянию ТЭКа и ВПК. Просто ТЭК не может больше того, что он может. Он может зарабатывать валюту, продавая сырье, и тем самым обеспечивать стране минимальную финансовую стабильность. Причем сугубо временную, что и демонстрирует финансовый кризис, с каждым днем сокращающий наши так называемые "подушки" валютных резервных накоплений. А вот ВПК — причем во всем мире — создает, в ходе "военной гонки", те технологические инновации, которые обеспечивают настоящие прорывы в развитии, включая развитие экономики.
Но нужно для этого ВПК очень многое, включая стратегическое сырье. Между тем, сырьевые ресурсы, разведанные и подготовленные к эксплуатации во времена СССР, за "постсоветские" годы уже в очень большой степени истощены. И, как прямо признает "Государственная стратегия развития минерально-сырьевой базы", разработанная Комитетом Госдумы по природным ресурсам, "обеспеченность горнодобывающих предприятий разведанными запасами достигла критически низкого уровня".
Так что давно пора начинать экономить, а не осыпать из "рога изобилия" и Запад, и Восток важнейшим минеральным сырьем, запасы которого либо уже невосполнимы, либо с трудом могут быть восполнены. Давно пора понять, что это важнейший и ценнейший ресурс развития страны. И, начиная с определения стратегических приоритетов, восстанавливать и наращивать этот ресурс.
Возможности для этого — пока — есть. Богатства, описанные в советских учебниках географии, пока наши. И должны работать на благо страны.
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x