Авторский блог Редакция Завтра 03:00 29 июля 2008

СИМВОЛ ВЕРЫ И БОРЬБЫ

0
НОМЕР 31 (767) ОТ 30 ИЮЛЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Иван Горохов
СИМВОЛ ВЕРЫ И БОРЬБЫ

Нынешний прозападный президент Сербии Борис Тадич дважды заслужил овации со стороны США и их союзников в Западной Европе. Первый раз — за то, что сумел победу патриотических сил Сербии на недавних парламентских выборах 11 мая 2008 года превратить в их поражение. Тадич сделал, казалось бы, немыслимое. Он переманил в свой лагерь наследников Милошевича из Социалистической партии и сформировал с ними коалицию — несмотря на известную судьбу Милошевича и внутрипартийные настроения. Бывший премьер Воислав Коштуница и лидер Сербской радикальной партии Томислав Николич, инициировавшие досрочные парламентские выборы из-за решения США и ЕС признать независимость Косово от Сербии, остались ни с чем. А именно они ориентировались на теснейшее сотрудничество с Россией. Повторные овации Борис Тадич сорвал за арест лидера боснийских сербов и одного из героев антизападного сопротивления Радована Караджича. На первый взгляд, поимка Караджича выглядела полной неожиданностью, эдаким подарком судьбы прозападным политикам Сербии, готовым сдать бывшего лидера Гаагскому трибуналу в обмен на ускоренное вхождение страны в ЕС. Появились и "утечки", что якобы Караджич неосторожно поговорил по мобильнику со своими родственниками. На самом деле всё было гораздо сложнее и отвратительнее. Арест Караджича стал возможным из-за проигрыша патриотических сил в острой борьбе за власть. Вина за арест Караджича лежит и на российском руководстве, которое, в отличие от американцев, фактически устранилось от защиты национальных интересов на Балканах. Ставки же здесь чрезвычайно велики. Для России победа прозападных сил в Сербии означает серьезное осложнение планов "Газпрома" и Кремля по закреплению на Балканах и созданию там геостратегического плацдарма для дальнейшего продвижения своих интересов в Евросоюзе. Не факт, что клявшийся ратифицировать газовые соглашения с Россией — в том числе и продажу "Газпромнефти" ведущей сербской нефтекомпании "НИСА", — Борис Тадич выполнит свои обещания. Ведь автором казавшегося фантастическим плана создания коалиции пропрезидентских партий с социалистами Милошевича был ни кто иной, как министр экономики и ярый противник "Газпрома" Младжан Динкич. Наивно думать, что западник и сторонник НАТО внезапно развернется на 180 градусов и облобызает газпромовцев. Скорее, наоборот: он и стоящие за ним американцы не допустят укрепления позиций "Газпрома" в Сербии и попытаются сорвать договоренности с Кремлем. Не понимать этого в Москве не могли. И, тем не менее, палец о палец не ударили, чтобы защитить свои интересы.
На этом фоне вакханалия ликования в западных СМИ в связи с арестом "чудовища" Караджича била и по России, обеляла Гаагский трибунал, давно превратившийся в судилище над сербскими патриотами и прачечную для отбеливания косовских националистов, запятнавших себя зверскими этническими чистками сербов. Есть и еще одна сторона западного ликования: на словах арест лидера боснийских сербов подается как еще одна победа над "международным терроризмом" и массовыми убийствами, а на деле фиксируется всесилие нынешней системы глобализации, когда можно наказать любого национального лидера — в особенности дружески относящегося к России, — объявить его преступником и посадить в тюрьму. Именно такого единения, повязанного с США неправовыми действиями под соусом демократии, и добиваются американцы, выкорчевывая у европейцев даже намеки на несогласие с их линией. По сути, под процесс евроинтеграции, угрожающий глобальному господству США, Вашингтон закладывает мины замедленного действия, призванные в нужный момент взорвать всю Европу. И Косово — одна из таких мин.
С отсечением этой сербской провинции США связывают планы окончательной ликвидации Великой Сербии, потенциально являющейся союзницей России на Балканах. А вместе с этим продвигается и задача полного вытеснения влияния России из этого региона, окружения нашей страны сплошным кордоном из враждебных государств, что позволит США контролировать доставку российских энергетических ресурсов в Европу. Вместе с уходом Черногории из состава Великой Сербии мы потеряли доступ к незамерзающему Средиземному морю для наших военных кораблей, а с провалом создания пророссийской коалиции — и возможность создания военной базы в Сербии как противовеса американской "Бондстил" в Косово.
Есть и еще одна негативная сторона последних событий в Сербии. Признание независимости Косово со стороны США и ЕС пробудило национальное самосознание сербов, вызвало мощную волну протеста, на которой к власти вполне могли прийти патриотические силы. Но они столкнулись с непониманием этой уникальной исторической ситуации со стороны Кремля. Москве было достаточно просто провести серьёзные переговоры с лидерами Социалистической партии, чтобы поддержать идею их союза с Коштуницей и Николичем. Лидер социалистов Ивица Дачич приезжал в Москву, стучался во все властные двери, искал гарантий и поддержки на самом высоком уровне. Но не достучался, встретился лишь с главой Совета Федераций Сергеем Мироновым. Последний, как известно, не вхож в круг лиц, принимающих стратегические решения. Не солоно хлебавши в нашей первопрестольной, Ивица со своими соратниками, собственно, и решили пойти на союз с Тадичем — в обмен на легализацию их партии в глазах европейской бюрократии и "общественного мнения". Сам Ивица получил пост министра внутренних дел за свое бегство из коалиции Коштуницы. А задуманная умеренным националистом Коштуницей и лидером Сербской радикальной партии Воиславом Шешелем, находящимся под судом в Гааге, комбинация с досрочными выборами обернулась не только их собственным поражением, но и поражением России.
Эти события напрямую бьют по озвученным Дмитрием Медведевым планам превращения России в региональную державу. Как бывший глава Совета директоров Газпрома, Медведев не может не понимать, что отсутствие внятной и жёсткой политики Кремля на Балканах задевает интересы российской газовой монополии. Но ведь Кремль сам содействовал своему поражению: Тадича принимали в Москве на высшем уровне в разгар его президентской кампании, Медведев лично летал на подписание газовых соглашений "Газпрома" в Белград. И вот результат этой "многовекторной" стратегии: пророссийские силы потерпели поражение, прозападные — у власти. А соглашения с "Газпромом" до сих пор остаются так и не ратифицированными Скупщиной.
Арест Караджича стал еще одним ударом по Кремлю. Он продемонстрировал, что на сторону новой власти теперь перешли уже и сербские силовики, которые "сдали" Караджича ради сохранения своих позиций. А подтолкнуло их к этому, получается, назначение министром МВД лидера социалистов Ивица Дачич. Круг предательства замкнулся. Ловушка захлопнулась: неопределенность и нерешительность российской власти, работавшей, что называется, "и нашим, и вашим" привела сербский политический маховик в обратное движение. Он резко качнулся в сторону пронатовских сил. Арест Караджича стал ярким подтверждением того, что США и Евросоюз намерены провести политику усмирения Сербии до конца. Это означает "зачистку" силовых структур и их переориентацию на работу против интересов России, на раскол патриотического крыла в Сербии. Так волна патриотического подъема из-за потери Косово обернется апатией и унынием, постепенным откатом Сербии со своих позиций в ООН и в других международных структурах. Заявленная Россией политическая поддержка Белграда в вопросе Косово ничего не стоит без системной работы внутри страны, без поддержки патриотических сил. России, пока еще не поздно, следует развернуться лицом к патриотическим силам внутри Сербии, поддержать их в борьбе с прозападной коалицией, сдающей патриотов на расправу Гаагскому судилищу.
Пока в сербской Скупщине — хрупкий перевес прозападных партий. Но это равновесие может быть разрушено в любой момент — и выдача Караджича, и суд над ним вполне способны стать той каплей, которая снова склонит симпатии избирателей в пользу национальных, патриотических сил. Именно поэтому сегодня имя Радована Караджича становится символом веры и борьбы не только для Сербии, но и для России.
Нам известно, что и МИД РФ, и другие государственные структуры предупреждали высшее политическое руководство страны о неблагоприятном развитии ситуации в Сербии, предлагали комплекс необходимых шагов по его преодолению. Но вместо этого была избрана и осуществлена абсолютно другая, проигрышная линия. Которая, как представляется, во многом связана с именем господина Приходько. Если это предположение не соответствует действительности, то хотелось бы услышать доказательства обратного.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой