Авторский блог Редакция Завтра 03:00 13 мая 2008

ЛИДЕРСТВО НА ВЫНОС?

0
НОМЕР 20 (756) ОТ 14 МАЯ 2008 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
Эдуард Крюков
ЛИДЕРСТВО НА ВЫНОС?

Вот уже несколько лет в программных выступлениях российских политических лидеров регулярно звучит тезис о "решающей роли молодежи в успешной реализации долгосрочных программ социально-экономического развития страны". Экономисты и политологи все чаще твердят о том, что обещанный к 2020 году "выход России в лидеры мирового процесса по многим направлениям" — невозможен без массового вовлечения в государственное, социальное, хозяйственное строительство инициативной молодежи, и особенно без молодых управленческих кадров высшего качества.
Нельзя сказать, что это не осознается как реальная потребность общества, государства, бизнеса. Открываются все новые и новые "школы менеджмента", в ВУЗовских учебных планах появляются курсы, в название которых входит слово "лидерство". Корпорации отправляют своих молодых перспективных работников проходить соответствующее обучение в зарубежные (чаще всего британские или американские) университеты.
Однако все это, во-первых, захватывает лишь тончайший молодежный пласт и, во-вторых, практически совершенно не затрагивает ту важнейшую общественную сферу, которую во всем мире называют "социальным лидерством".
Более того, в постсоветской России это понятие старались не употреблять. Потому что, как показывает мировой опыт, социальное лидерство, за редкими исключениями, всегда сопрягается с попытками лидерства идеологического и политического, а также с попытками создания неких лидерских (то есть, неформальных и неуправляемых со стороны власти) коллективностей.
А насколько сложно иметь дело с такими коллективностями — известно еще с позднесоветских времен. Когда каждая рок-группа, каждый клуб самодеятельной песни или кружок молодых любителей истории очень быстро превращался в более или менее радикальное антивластное начинание.
Молодежи особенно свойственно острое чувство неудовлетворенности жизнью — даже если она относительно "благополучна". И именно в молодежной среде особенно легко к этому чувству апеллировать. А уж если в итоге многолетнего марафона наших "реформ" благополучием для подавляющего большинства молодежи совершенно "не пахнет", то неконтролируемое "социальное лидерство" представляется власти особенно опасным.
До недавних пор власти казалось, что энергию активной молодежи вполне способна поглотить ориентация на личный успех, то есть "большие бабки". Образцы такого успеха широким потоком льются с телеэкрана и явлены вокруг дорогими иномарками и элитными коттеджами. Однако уже выросло поколение, которое попробовало "прорваться наверх", получая хорошее образование и работая не покладая рук, и поняло, что "большие бабки" так не заработаешь, и что лотерейный билет в "красивую жизнь" получают как-то иначе. И это поколение, которое некоторые социологи уже называют "разочарованным", — вновь ставит на повестку дня лозунг "Мы ждем перемен" из раннеперестроечной песни.
"Первым звонком" для российской власти, демонстрирующим опасность со стороны этого поколения, стали массовые молодежные акции украинской "оранжевой революции". Инспирированная природа этих акций ясна всем. Но не менее ясно, что только "проплатить" такое — невозможно. И что те, кто проплачивал, сумели накалить, политизировать и взять под контроль очень мощную, уже почти взрывную, молодежную протестную энергию.
Угроза аналогичного процесса в России была осознана быстро. Тем более, что и разнообразные "лондонские изгнанники", и их российские единомышленники предрекали — уже через год-полтора — "майданы" и "цветную революцию" в Москве. И российская власть — по принципу "если нельзя запретить, то надо возглавить" — занялась форсированным созданием молодежных общественно-политических организаций. И вряд ли случайно учрежденные в 2005 году "Наши" и "Молодая гвардия" (молодежное крыло "Единой России") с самого начала имели очень существенную "антиоранжевую заточенность".
Но, конечно, программа таких молодежных движений не могла базироваться лишь на "образе врага". Сразу был предъявлен и позитив. Так, одной из главных задач движения "Наши", включившего молодежь из более чем 50-ти регионов России, было названо "выращивание новых кадров для руководства страной". Для обучения активистов и комиссаров движения был учрежден Национальный институт "Высшая школа управления". Через его учебные курсы и летние учебные лагеря за эти годы прошла значительная часть актива движения.
"Молодая гвардия", открывшая свои отделения почти во всех регионах, также поставила задачу подготовки "кадров для модернизации страны". Уже в 2006 году под лозунгом "Молодежь во власть!" началась акция "Политзавод" по отбору молодежного политического актива. А в 2007 году "единороссы" организовали федеральный конкурс "Профессиональная команда страны", предусматривающий "поиск и подготовку кадров для развития инновационной экономики".
Поначалу казалось, что идея развивается успешно. В созданные движения действительно потянулась молодежь с активной гражданской позицией. И даже в крайне заорганизованных (не менее, чем в "комсомольские" застойные годы) массовых уличных акциях "Наших" и "Молодогвардейцев" попадались живые, горящие воодушевлением глаза. Хуже было с "подготовкой руководящих кадров" — как признаются некоторые преподаватели, слишком часто сквозь громогласный "державный пафос" обучаемых проглядывал узкий, сугубо карьерный интерес.
Но "оранжевая угроза" никак не прорисовывалась, мелкие оппозиционные "тусовки" вроде "нацболов" серьезным политическим противником считать было нельзя. А политическая энергия уже возникла, и ее надо было куда-то направить. И тогда "Наших", "Молодогвардейцев", а также "Местных" и множество других молодежных организаций, созданных под эгидой губернских администраций по всей России, "бросили" в качестве "политической массовки" на организацию и проведение федеральных и региональных выборов.
Но когда выборы прошли, оказалось, что все эти молодежные организации как-то власти не нужны. Уже в январе 2008 года появилась информация о том, что "Наших" ожидает реорганизация с сокращением числа региональных отделений с пятидесяти до пяти и переносом активности на реализацию молодежных проектов, в основном социальной направленности, в регионах. Причем тут же заговорили о "рентабельности" движения и необходимости перевести основную часть проектов на самоокупаемость. А в феврале о "смене формата деятельности" заявили и представители "Молодой гвардии". Речь шла об отказе от политических акций и сосредоточении на далеких от политики направлениях работы: организации студенческих стройотрядов, восстановлении детских летних лагерей, поддержке молодежного спорта. Что же касается ряда региональных молодежных движений, то власти о них, похоже, вообще поспешили после выборов забыть.
Каков результат? Конечно, очень немногие из молодежных активистов попали в муниципальные, региональные или даже федеральные органы власти. Конечно, кто-то из оставшихся может зажечься восстановлением детских лагерей отдыха (если их выкупят у новых частных хозяев) или участием в стройотрядах, реализующих новые масштабные инфраструктурные проекты (если проекты не останутся на бумаге). Но ведь в эти самые движения вовлекли огромный молодежный актив страны численностью сотни тысяч человек! Который через учебные программы и различные конкурсы отбирали и, вроде, готовили к социальному лидерству… государственному управлению… большой политике…
Так это опять был пиар?!! И уже однажды "разочарованному" поколению, которому пообещали открыть новую державостроительную социально-политическую перспективу, теперь ее наглядно и демонстративно "закрывают"?
Такие "обманутые ожидания" не прощаются. Социологи уже видят, что начался отток молодежи из разваливающихся на глазах официализированных структур в разного рода неформальные "группы действия". Которые, увы, совершенно не похожи на "тимуровские команды"…
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x