Авторский блог Сергей Кугушев 03:00 26 декабря 2006

ЗАПИСКИ ИЗ ХОСПИСА

Россия болеет, стареет и вымирает. Её население сокращается со скоростью примерно восемьсот-девятьсот тысяч в год, из которых четыреста тысяч приходится на наиболее репродуктивный и работоспособный возраст — от двадцати до сорока лет. Не будем приводить дополнительные статистические данные, они уже даны в предыдущих статьях цикла. Сразу же обратимся к существу дела.
0

Россия болеет, стареет и вымирает. Её население сокращается со скоростью примерно восемьсот-девятьсот тысяч в год, из которых четыреста тысяч приходится на наиболее репродуктивный и работоспособный возраст — от двадцати до сорока лет. Не будем приводить дополнительные статистические данные, они уже даны в предыдущих статьях цикла. Сразу же обратимся к существу дела.

Оно просто своей трагичностью: больная страна, нуждаясь в эффективной, на грани чуда медицине, имеет вместо этого руины оставшейся в наследство от Советского Союза системы здравоохранения. К текущему моменту эта система практически до основания разрушена рынком и чуждой ей коммерческой средой, а также всепроникающей коррупцией.
Посмотрим, к чему мы пришли к 2007 году в сфере здравоохранения.
По общему числу врачей и медсестёр современная Россия немногим уступает Советскому Союзу, но их профессиональный уровень и качество подготовки за этот период заметно снизились. Понятно, в ужасающем положении находится материально-техническая база медицины. Износ основных производственных фондов вплотную приблизился к шестидесяти процентам, а по медицинской технике превысил шестьдесят шесть процентов. Подавляющая часть медицинского оборудования работает уже более двадцати лет и безнадёжно устарела. При этом обеспечение медицинских учреждений высокотехнологическими комплексами диагностики просто катастрофическое. Так, по системам ядерно-магнитного резонанса и комплексной томографии оно не превышает десяти процентов, по современным системам эхографии — двадцати процентов, по медицинскому компьютерному оборудованию — тридцати. По-моему, единственное, чего ещё хватает в отечественной медицине, — это аппаратов для измерения давления и градусников.
Обобщающим показателем качества медицинского обслуживания, аккумулирующим техническую оснащённость медицинских учреждений, квалификацию врачебного персонала и бытовые условия медицинского обслуживания, является стоимость пребывания больного в течение одного дня в медицинском стационаре. Так вот, стоимость одного койко-дня в 2005 году в России составляла десять долларов США, в Литве — двадцать пять долларов, в Чехии — семьдесят долларов, в Европе — триста пятьдесят долларов, в США — восемьсот долларов. Вот такие дела, сограждане.
Что стало причиной произошедшей катастрофы, на каком фоне она разворачивается? Главная причина — в буквальном бегстве государства из здравоохранения. Несмотря на национальный проект "Здоровье", доля затрат на здравоохранение в нашем бюджете немногим превышает три процента. В Европе эта доля составляет шесть-восемь процентов, а в США превышает десять процентов. В результате, в расчёте на душу населения, мы расходуем на охрану здоровья в семнадцать раз меньше, чем в Европе и примерно в семьдесят пять раз меньше, чем в США.
Вдумайтесь в эти цифры и не удивляйтесь тому, что если в 1990 году средняя продолжительность жизни в СССР и наиболее развитых капиталистических странах была примерно одинаковой, то в настоящее время мы уступаем этим странам по продолжительности жизни на семнадцать-двадцать лет.
В ситуации, когда государство, по сути, бросило здравоохранение на произвол судьбы, остатки системы де-факто перешли на полностью платную основу. Согласно собственным данным Минздравсоцразвития, на долю населения приходится почти половина расходов на здравоохранение, между тем как в развитых странах эта доля не превышает десяти-пятнадцати процентов. Однако данная статистика скрывает реальное положение вещей. По недавно опубликованным результатам прошедшего осенью заседания Общественной палаты при Президенте РФ выяснилось, что фактические затраты населения превышают отражённые в статистике в шесть-семь раз.
Таким образом, основная часть медицины и связанных с ней услуг пребывает не просто "в тени", а, скорее, в непроглядной тьме. Несмотря на столь масштабные затраты, согласно оценкам, две трети россиян не могут позволить себе проведение сложных операций и полноценного эффективного лечения. Для двадцати процентов населения вообще не по карману медицинское обслуживание в его формально бесплатной форме.
Более того, даже для той небольшой части россиян, которых можно отнести к обеспеченным слоям, ситуация в здравоохранении выглядит не менее мрачной. По данным Минздравсоцразвития, в настоящее время возможности удовлетворять потребности в сложных операциях на сердце, в пересадке органов, протезировании крупных суставов удовлетворяется не более чем на десять-двадцать процентов. Вся надежда остаётся на лечение за границей, но оно, согласно расчётам экспертов, доступно лишь для не более чем пяти наиболее обеспеченных процентов россиян.
Больницы из мест, где лечат, всё более и более превращаются в импровизированные хосписы — места, где умирают с разной скоростью, интенсивностью и комфортом.
Правда, в стране имеется некоторое количество уникальных по своему техническому и кадровому оснащению центров типа Кардиологического центра на Рублёвке, но они доступны лишь для тысяч, тогда как в стране живут десятки миллионов. Они выполняют роль "потёмкинских деревень" в российской системе здравоохранения. Именно их, как правило, демонстрирует телевидение, когда умилительно рассказывает об успехах реализации национального проекта "Здоровье".
Поподробнее остановимся на этом проекте. Неоспоримым фактом является то, что руководство страны предприняло попытку переломить ситуацию в здравоохранении, направить туда значительные объёмы дополнительных финансовых ресурсов. Телевидение в информационных выпусках по всем каналам регулярно сообщает о достигнутых в этой сфере успехах. Интернет буквально переполнен отчётами губернаторов и мэров о проделанной работе по реформе здравоохранения.
Согласимся: хорошо, что хоть что-то делается, порадуемся каждой новой отремонтированной больнице. С надеждой воспримем новости о каждой новой единице сложной медицинской техники, поступившей в лечебные учреждения. С оптимизмом отреагируем на предпринимаемые меры по повышению материального достатка работников здравоохранения.
Но только не будем обольщаться сверх меры и посмотрим, как национальный проект реализуется на практике. А здесь нас ждут поразительные и неприятные открытия.
Совсем недавно средства массовой информации сообщили о значительном повышении зарплат медсестёр и фельдшеров первичного звена здравоохранения, которые выросли до шести тысяч рублей, а тех из них, кто работает в системе "скорой помощи" — до семи тысяч рублей. И тутже зададимся двумя вопросами. Первый: можно ли прожить хоть как-то на эти деньги? Любой непредубеждённый человек отреагирует отрицательно, а значит — все израсходованные миллиарды ничего качественно не поменяли и население по-прежнему будет из своего кармана оплачивать труд медсестер и фельдшеров.
Вопрос второй: к чему привело данное повышение? Как показывают многочисленные реакции с мест, данное повышение, как ни парадоксально, способствовало усилению социальной напряжённости в медицинских коллективах. Дело в том, что теперь медицинские сёстры и фельдшера получают практически те же деньги, что и врачи с многолетним стажем, занятые в системе первичной медицинской помощи. Вот такая "проектность" получилась.
Возьмём другой пример. В национальном проекте заметное место занял план широкого развёртывания сети центров высоких медицинских технологий. Казалось бы, дело благое, но что происходит на практике? Случилось следующее: вместо того, чтобы дооснастить современной техникой и существенно повысить зарплаты, а соответственно, ответственность и спрос за соблюдение технологических регламентов с медицинского персонала в ведущих врачебных центрах, которые существуют в каждом регионе, решено создавать новые учреждения на пустом месте. А это значит, необходимо потратить значительные деньги на доработку концепции, затем на проектирование таких центров, после чего на строительство, обустройство территории, оснащение. Каждому знакомому с российской действительностью становится понятно, что вся эта затея в конечном счёте выльется в вульгарное "зарывание денег" превратится в мощную машину по расхищению бюджетных средств.
Возьмём для разнообразия и третий пример из жизни национального проекта "Здоровье", носящий прямо-таки детективный характер. Из опубликованных в интернете отчётов по национальному проекту следует, что в 2006 году на конкурсной основе было закуплено более двадцати трёх тысяч единиц медицинской техники. В том же отчёте указано, что к ноябрю того года же года в субъекты Российской Федерации поступило 1,9 тысяч единиц этой техники, из которых чуть менее семисот успешно пущены в эксплуатацию и активно действуют. То есть реально задействованы в здравоохранении около трёх процентов закупленной медицинской техники. Возникает закономерный вопрос, что случилось с остальными девяносто семью процентами. Ответа на него ни в одном опубликованном документе, ни в одной статье, ни в одном выступлении руководителей Минздравсоцразвития мы не нашли.
А если вспомнить о скандалах, сотрясающих Фонд обязательного медицинского страхования и первых признаках серьезных нарушений, в Пенсионном фонде, то напрашивается вопрос: что вообще происходит с национальным проектом "Здоровье" и для чего он реализуется? Для того, чтобы хоть что-то исправить в отрасли, находящейся в трагическом положении, либо ради циничного, практически неприкрыго "отмывания" и присвоение десятков миллиардов бюджетных денег конкретной группой господ?
Всё описанное отвратительно, беспросветно и по-российски грязно.
Но есть вещи и посерьёзнее. Учёные, наблюдая за популяциями крыс, плодящихся в разрушенных городах распадающихся государств Азии и Африки, отмечают ярко выраженные мутации, ориентированные на всё возрастающую агрессивность в отношении человека и направленные на отвоевание у него среды естественного обитания. Что-то подобное происходит и в медицине. На руинах советского здравоохранения плодится и мутирует нежить. Я говорю сейчас даже не о растущем и набирающем обороте подпольном бизнесе на торговле человеческими органами и материалами от абортов, и не о наркомании, растущей в геометрической прогрессии не без участия людей в белых халатах и провизорских шапочках. Я о другом.
У нас как нигде проявляется негуманный характер медицины и фармакологии эпохи транснациональных гигантов. Будучи ориентированными на рынок, они стремятся не к излечению человека и сохранению его здоровья, а к формированию устойчивой зависимости клиента от медицинских и фармацевтических гигантов. Иными словами, они формируют человека, хронически больного, но работоспособного, то есть одновременно зарабатывающего деньги и нуждающегося в лечении. Такой подход сформировал постоянно растущий и всё более расширяющийся многотриллионный рынок, несоизмеримо более могущественный, чем даже рынок вооружений, а возможно, и наркотиков. Хотя сегодня всё сложнее провести грань между наркотиками и лекарствами. Здесь нет какого-то дьявольского заговора, здесь присутствует простая экономическая целесообразность. Мы имеем дело не с сатанинским планом, а с конкретными маркетинговыми мероприятиями.
У нас всё это проявляется особенно явно, цинично и разрушительно для здоровья человека. Почему? Да потому, что продающиеся у нас лекарства далеко не самого лучшего качества, а хирургическая и другая так называемая "механическая" медицина в силу своей слабой технической оснащённости и низкого технологического уровня лечебного процесса, исправляя одно, зачастую калечит, иногда необратимо, другое. Человека в российских больницах всё чаще "залечивают". Поэтому люди просто боятся ложиться в больницу.
Человек когда-то придумал деньги, чтобы облегчить себе жизнь, а в итоге деньги буквально умерщвляют род человеческий. И наверное неслучайно, что особенно интенсивно этот процесс идёт в России. Именно для русской цивилизации характерен примат духовного над материальным, справедливости над выгодой, взаимопомощи над расчётливым эгоизмом. Мы — другие. И поэтому нас быть "не должно". А западная модель медицины — ещё одно эффективное орудие выведения русских с лица земли.
Так что же, наше последнее пристанище — больница? Наше дело — страна, превращённая в хоспис — умиралище, где больные должны вести себя тихо, спокойно, не нарушая "естественного течения жизни" волков? Скажем прямо, это возможный и весьма вероятный вариант.
Но есть и другой. Он предполагает чудо. А для чуда нужны вера, умение и воля.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x