Авторский блог Владимир Винников 03:00 19 декабря 2006

ОСАЖДЁННАЯ КРЕПОСТЬ

0
№51 (683) от 20 декабря 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Владимир Винников
ОСАЖДЁННАЯ КРЕПОСТЬ
Репортаж из Беларуси
О чем, вы думаете, чаще всего спрашивали меня по возвращении из Минска московские знакомые и коллеги? "Ну, как там Лукашенко? Держится еще?" Казалось бы, да что им Гекуба, о себе подумайте, о России! Тем более, откуда подобная озабоченность после уверенной победы Александра Григорьевича на третьих его президентских выборах 19 марта 2006 года, по итогам которых за "бацьку" проголосовали почти 83% избирателей, — поддержка, которая и не снилась ни одному из "самых популярных" и "самых демократичных" американских или европейских политиков? Говорят, каждый народ имеет ту власть, которой заслуживает. Какой, мол, "демос" — такая и "кратия". Белорусы свой выбор сделали, а кто и как относится к этому выбору за пределами республики — вопрос, конечно, интересный, но к существу дела отношения вроде бы уже не имеющий.
Но спрашивали меня об этом неспроста. И не потому, что России вскоре тоже предстоит вновь окунуться в прорубь президентских и парламентских выборов. Ведь сегодня, в дни 15-летия сговора Ельцина, Кравчука и Шушкевича в беловежских Вискулях, поневоле вспоминаются итоги последнего советского референдума. Тогда за сохранение СССР тоже проголосовало более трех четвертей граждан — что не помешало Горбачеву и компании через посредство ГКЧП буквально через полгода уничтожить Союз — да так, что никто и не "дёрнулся": все силы этого "молчаливого большинства" уходили на стояние в многочасовых очередях за самым необходимым, за хлебом насущным. Не тот ли самый сценарий запланирован на ближайшее будущее и для Беларуси?
Поэтому когда, с одной стороны, Сенат США принимает Акт о демократии в Беларуси, предусматривающий экономические санкции против Минска, а с другой стороны, правительство М.Фрадкова тут же начинает вводить экспортные пошлины для ввоза нефти на союзную с РФ белорусскую территорию, а Газпром — повышать цену газа почти в 4,5 раза, возникает закономерный вопрос: случайны ли подобные совпадения? Тем более, что масла в огонь подливают такие известные "голоса Америки", как, например, заместитель директора Института Европы РАН, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) РФ Сергей Караганов. "Российская политика исчерпала все свои ресурсы по модернизации режима Лукашенко в Белоруссии. Чем раньше мы начнем проводить жесткую экономическую политику в отношении режима, тем лучше. Хотя это нужно было сделать лет на пять раньше". Лидер СПС Никита Белых вообще вслед за западными политиками и масс-медиа не устает заявлять, что Лукашенко — "последний диктатор Европы", который "озабочен только сохранением собственной власти". Бедные... всё о себе, да о себе...
Но ведь за словами: "режим", "давить и не пущать", "последний диктатор", — следуют и дела. Реальные санкции против союзной Беларуси со стороны России окажутся куда более существенными, нежели "чисто американские". По нефти они составят порядка 3 млрд. долл., по газу — 2,5 млрд. долл. Для сравнения — вся доходная часть государственного бюджета Республики Беларусь на 2006 год (без доли, идущей в бюджет Союзного государства и средств Фонда социальной защиты населения) составляет примерно 14 миллиардов долларов. Значит, доходную часть придется за год увеличивать почти на 40% — или урезать важнейшие социальные расходы. Добавьте к этому 10-15%-ный рост цен на импортируемую электроэнергию (из России — 3,3 миллиарда киловатт-часов, из Украины — около 2,5 миллиарда киловатт-часов) плюс еще множество подобных "мелочей" стоимостью от одного до нескольких десятков миллионов долларов каждая — и перспектива социально-экономического кризиса, если не катастрофы, для Беларуси становится более чем вероятной.
Как готовится к этому смутному и, вероятно, горькому будущему республика, которая, как одно из немногих уцелевших в гниющем бурте зерен, продолжает нести в себе весь "генетический код" нашей былой державы? "Держится" ли она, готова ли "держаться" и дальше — что называется, до последнего патрона — как держалась в годы войны знаменитая Брестская крепость, как держали в страхе фашистских оккупантов белорусские партизаны? С таким главным для себя вопросом я и отправился на очередной семинар для российских журналистов, организованный Постоянным Комитетом Союзного государства, Национальным пресс-центром Республики Беларусь и Посольством Республики Беларусь в Российской Федерации. Формальная тема семинара: "Миграционная политика Республики Беларусь и Российской Федерации в рамках Союзного государства".
Гостеприимные хозяева, встречавшие нас почти "по высшему разряду", блистающий новогодней праздничной подсветкой чистенький Минск; такие же ухоженные и уютные, без пьяных, нищих и бомжей, райцентры; благоустроенные с помощью союзного бюджета до европейских стандартов таможенно-пропускные пункты и пограничные заставы; прекрасные дороги — конечно, всё это лучше хотя бы раз увидеть, чем сто раз услышать о социально-экономических успехах Беларуси, или, напротив, о "последнем диктаторском режиме Европы".
Но, просматривая двадцать с лишним программ гостиничного телевизора (нормально "ловится" Польша, Германия, Италия, Турция и много чего еще), или беседуя с соседями по семинарскому столу (кормили журналистов досыта три раза в сутки: война войной, а харч по распорядку) сам себе я задавал неизбежные вопросы: а сколько это всё стоит, зачем устроено, и вообще — что можно разглядеть за несколько дней пребывания на белорусской земле приглашенному журналисту из окон спецавтобуса и спецгостиницы, на всех этих спецобъектах и спецмероприятиях? Поэтому приходилось не только смотреть по сторонам во все глаза, но и — преодолевая определенное сопротивление принимающей стороны — использовать любую возможность выйти на "свободную охоту". В результате возник примерно такой набор вроде бы несвязных личных впечатлений на посторонние темы.
Практически вся пригодная для обработки земля используется — заброшенных полей, которые нередки в России, видеть не приходилось. Видимо, из-за того, что почвы небогатые — немало земли лежит "под паром". Но везде — снегозаградительные щиты, лесополосы (особенно впечатляют километры сплошного — разве что со съездами к населенным пунктам — двухметрового ельника в Гродненской области). Только в Минской области собрали почти миллион тонн зерна. Экспорт сельскохозяйственной продукции в прошлом году составил 730 млн. долл., а в нынешнем планируется примерно на уровне 750-760 млн.: богатый урожай-2006 в основном будут приберегать для внутренних нужд и продавать уже в 2007 году.
На триста с лишним километров пройденной нашим автобусом трассы попалось только четыре АЗС — и две из них "лукойловские". Очереди не слишком велики, но постоянны, причем в основном — это десяток-другой "еврофур". Бензин и солярка на "заправках" Беларуси чуть дороже, чем в России — примерно на 10-15%, но значительно дешевле, чем в соседних государствах ЕС: Польше, Литве и Латвии. Поэтому их водители здесь заливают баки не по-детски: от тысячи литров и выше. Местные жители, видимо, заправляются где-то в других местах и на других основаниях. Легковушки с белорусскими номерами встречаются вне столичных дорог мало и редко: при средней зарплате, эквивалентной примерно 6-7 тысячам российских рублей (а на селе — того меньше), овёс, видимо, недёшев выходит.
Очень мало и супердорогих "тачек", которыми забита и валютоносная Москва, и прочие мегалополисы Российской Федерации. В основном ездят на небольших и экономичных европейских и японских марках — скорее, подержанных, чем новых. Российские "жигули", прозванные "ТАЗиками" (Волжский автозавод расположен в Тольятти, откуда и буква "Т" в начале погремушки), встречаются в виде исключения: некий оптимум в соотношении цена/качество еще никто не отменял.
Доллар в Белоруссии пользуется гораздо меньшей популярностью и распространением, чем евро. Это было видно не только по обменным курсам, но и по предпочтениям населения, охотно меняющего излишек честно заработанных белорусских рублей именно на евровалюту. Всё же близость к Европе сказывается. Но российский рубль — вне конкуренции. Его меняют и принимают в качестве оплаты везде — вплоть до самой что ни на есть деревни.
Рынок мобильной связи в Беларуси практически монополизирован МТС: и в столице, и на периферии. Реклама и офисы "яйца" — буквально на каждом шагу, причем продают там не только контракты, но и сами "трубки". Конкуренты из "Би-лайна" и "Мегафона" на данном направлении отстали катастрофически, сегмент предоставляемых ими услуг узок и дорог просто до неприличия. "Система", однако…
В книжных магазинах — в основном издания на русском языке российских издательств. Есть и на белорусском — примерно десятая часть торговых площадей. Люди и в Минске, и за его пределами в быту тоже говорят преимущественно на русском.
В минском метро (другого в республике пока нет, да и нужно оно только в более чем полуторамиллионной столице) обращают на себя внимание специально оборудованные на новых станциях переходы для инвалидов (самих инвалидов, впрочем, не видел ни разу — наверное, вовсе не потому что их нет, или их не пускают в метро), отсутствие "самимынездешние" как класса и огромные мониторы, по которым крутят не только коммерческую рекламу, но и новости, в том числе политические. По-моему, неплохой пример — для Москвы в том числе.
На рынках и около них никаких явных "мигрантов": хоть законных, хоть незаконных, — не видать. Видимо, не та "экологическая ниша" — не та, что в России.
Основное настроение у подавляющего большинства местных жителей, если можно так выразиться, приветливая озабоченность. Все очень хорошо понимают, что жить лучше, чем они живут сейчас, вряд ли получится, а вот хуже, и намного хуже — вполне возможно. Самые веселые и жизнерадостные люди, которых довелось увидеть, — таможенники. Оно и немудрено. Пятитысячного личного состава ведомство при поддержке 13 тысяч пограничников (это практически дивизия) в этом году даст почти 2 миллиарда долларов поступлений в государственную казну. Свежеотстроенное здание Государственного таможенного комитета Республики Беларусь, конечно, уступает московским офисам РАО "ЕЭС России" и Газпрома, но всё равно выглядит очень внушительно. Всё правильно: курицу, несущую золотые яйца, нельзя, бессмысленно держать впроголодь.
Впрочем, два последних наблюдения — уже почти "в тему" проведенного семинара.
Не вдаваясь в тонкости представленной нам и вполне впечатляющей картины обустройства и защиты Белоруссией своего участка западной границы Союзного государства (между РФ и Беларусью границы нет), могу сказать, что, на мой взгляд, братья-белорусы, конечно, по-прежнему зависят от России, но эта зависимость имеет уже совершенно иной характер, иное восприятие и иные перспективы, чем до 1991 года. Дело ведь не только в ценах на российские энергоносителях и в размере таможенных пошлин за транзит грузов по трем из девяти главных европейских транспортных коридоров, проходящих через территорию Беларуси, — в том числе по "калининградскому транзиту". Не это главное.
Такое впечатление, что теперь люди там живут... Как бы это выразиться поточнее? С вырванным сердцем, что ли? "Ребята, не Москва ль за нами?" Не Москва... Она уже — вовсе не тот имперский, живой и сакральный центр, который объединял, стягивал к себе всю "большую Россию", "от финских хладных скал до пламенной Колхиды", разгонял кровь от Балтики до Тихого Океана, от Северного полярного круга до пустынь и гор Средней Азии. "Отступать некуда — позади Москва", — такие слова, утверждают, сказал своим бойцам в грозном 41-м легендарный политрук Клочков. А сегодня белорусам тоже отступать некуда: они чувствуют себя кем-то вроде защитников последнего бастиона сданной врагу крепости. Оттуда по привычке еще поставляют воду и еду, но там — уже чужие по духу люди, там царит голый расчет и соображения прямой выгоды.
Платить этим "новым россиянам" той же монетой, придумывать на государственном уровне вместе с "западными партнерами" что-то хитрое против России для зарабатывания денег, как это делали и делают на той же Украине, — значит признать свое полное поражение как народа, как общества: можно расходиться по домам, жить и умирать поодиночке. Оно, может, по деньгам получится и выгоднее, зато по духу — гибельно...
Но почему-то не оставляет надежда, что "батька" Лукашенко вывернется и из этой уготованной для него и для Беларуси "петли 2007 года". Вывернется не каким-то чудом — чудеса в этом мире, как правило, случаются вовсе не там и не тогда, где и когда их ожидают. Всё может произойти гораздо проще и прозаичнее: просто через смену политического вектора. Помимо географической близости в современном глобальном мире существует и сходство идейно-политическое. Парадоксальным образом, выбирая между Западом в лице Евросоюза и Россией, Беларусь не сегодня-завтра может выбрать... Китай. Не в цивилизационном, а в идейно-политическом плане, позиционировав себя, наконец, как социалистическое государство.
Для этого, правда, придется восстановить (создать заново) соответствующую политическую партию и оформить в её программе те положения, которые сегодня проводятся официальным Минском на практике. Договоренности Лукашенко с Чавесом по нефти, сельхозрабочие-мигранты из КНР, сотрудничество с Кубой — всё это реалии нынешней Беларуси. Стоит сделать эти реалии системными — и тот синдром "осаждённой крепости", который, по-моему, уже явственно присутствует в жизни республики, может быть устранен без следа.
А тем самым Минск (по-древнерусски — Менеск, где просматриваются прямые созвучия с "меньшим", "маленьким") может подать пример и Москве, испытывающей, по сути, аналогичные проблемы. Вспомним в этой связи хотя бы героическую и спасительную роль "младшего брата-дурака" в русских народных сказках.
На перроне Минского железнодорожного вокзала (то ли самого крупного, то ли просто самого лучшего в Европе, как с гордостью утверждали наши кураторы) российских журналистов пришли проводить и несколько "деятелей оппозиции". Главный из них, громогласный, усатый и пузатый, в роскошной дубленке нараспашку, представлялся успешным бизнесменом и бывшим полковником милиции, истово (и по-православному) крестился после каждой фразы, громко возмущаясь тем, как "Лука обманывает всех", и нас в том числе, предлагал остаться еще на пару дней, чтобы показать "изнанку режима, угнетающего настоящих беларусав".
Его предпочитали не замечать и обходить стороной — в знак молчаливой признательности хозяевам за радушный прием (раз) и, не исключено, невнятно опасаясь какой-то провокации (два). Особого доверия не вызывали ни сам "бывший полковник", ни пара его помощников рангом и статью помельче. То, что эти люди исполняли некую предписанную им роль, стало ясно буквально после первой минуты разговора. Поговорили мы минут пять — для них это был желанный "контакт", для меня — простейший способ оградить коллег от ненужного звукового давления на барабанные перепонки. На прощание я взял у "главного по перронной оппозиции" визитку — надеюсь, она мне никогда больше не понадобится...

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x