Авторский блог Сергей Кугушев 03:00 14 ноября 2006

МАТЬ-СЫРА ЗЕМЛЯ ПЯТОЙ ИМПЕРИИ

0
№46 (678) от 15 ноября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Сергей Кугушев
МАТЬ-СЫРА ЗЕМЛЯ ПЯТОЙ ИМПЕРИИ

Столыпин разрушал крестьянскую общину, резал по живому патриархальный мир, установленный от века. Он безжалостно вешал бунтовщиков и смутьянов. Он делал все, чтобы спасти Россию, страну и народ от кровавой жатвы революции, от разрушения уклада русского мира и поругания веры, от разорения хозяйства державы и уничтожения трудовых основ народного бытия. Иного пути не было. Да и этот не привел к спасению.
Сталин принес в жертву сотни тысяч крепких крестьянских хозяйств. Изломал судьбы миллионов селян. Нарушил только-только складывавшийся строй деревенской жизни. Но делал он это для того, чтобы спасти страну, не допустить гибельной, последней и самой страшной гражданской войны между городом и деревней за хлеб, за еду, за жизнь. Он сознательно взял на себя муки, кровь и смерть миллионов, чтобы жили сотни миллионов, чтобы страна крепла и была способна отразить иноземное нашествие. Он принес жертву, чтобы сохранился народ, чтобы народились новые поколения, которым предстояло жить в сильной, динамичной стране, где есть куда приложить свои силы, есть чем гордиться и что беречь. Другого выхода у Сталина не было, все остальные альтернативы были еще хуже, кровавей и гибельней.
Реформаторы, либерал-демократы, рыночники вот уже почти 20 лет целенаправленно изводят под корень российскую деревню. Ни за что, за "понюшку табака". Они делают это во имя дурно понятой идеи прогресса, ради самоубийственного устремления превратить самобытную цивилизацию в сырье для устроения по западным лекалам потребительского общества, где экономика базируется на трофеизме, хищнической эксплуатации природных ресурсов, данных нам Богом и сохраненных предками, банальном воровстве и беззастенчивой эксплуатации созданного неустанными трудами всего народа экономического потенциала. Они методично убивают русскую деревню, поскольку она суть сосредоточение национальной традиции, противостоящей трофеизму, безверию и эгоизму рынка. Сельское хозяйство неотделимо от заботы о земле, от труда по возобновлению природных ресурсов. По своей глубинной сущности крестьянин есть антипод энергетического сырьевика-компрадора, озабоченного экспортом на Запад добытых из подземных кладовых Отчизны природных богатств. Поэтому с деревней расправляются особенно жестко и цинично.
А еще гнобят деревню потому, что в сельском образе жизни, крестьянском труде и деревенской родовой семье заключена духовная основа Русского Мира, его сила и энергетика. В крестьянском быту, где сплавлены духовное и материальное, труд производительный, семейные заботы и житейские дела деревенского общежития, укоренена традиция, без продления которой немыслимо существование нашей Родины как самобытной цивилизации.
Господа обрекли русскую деревню на погибель еще и потому, что она есть оплот веры. И оплот этот явлен не только через сельские церкви, среди прихожан которых жила не показная, а искренняя, сердечная вера, не только в сельских домах, где в красном углу обязательны образа, придающие жилищу сакральное измерение и духовный смысл, но и в самой русской природе. Как проникновенно написал Николай Болдырев: "Наша природа, перегороженная иконостасами зорь, сплошь церковна. Можно сказать, что наша церковь свита из нашей природы. То, что скручено в куполах, то раскручено в небесах; то, что сгущено в иконах, то растворено в веснах. Вот почему наши иконы явлены, то есть как бы непосредственно рождаются в золоте сосен, в траве, в холоде вод. Это было бы невозможно, если бы образы веры не брезжили в нашей природе".
Как же убивают русскую деревню те, кто по недоразумению присвоил себе имя "политической элиты" и сросшиеся с ними сообщества кланов трофейщиков и мародеров? Да так же, как и живут: грубо, цинично и беззастенчиво.
Прежде всего деревню душат стремительным повышением цен на столь необходимые ей топливо и энергию. Какое "элите" дело до деревни, когда дизтопливо и бензин можно продать за рубеж совсем по другим ценам? Если в 1990 году на одну тонну зерна можно было купить шесть тонн дизтоплива, то теперь, чтобы приобрести одну тонну дизтоплива, нужно продать шесть тонн зерна.
Одновременно в стране, по сути, покончено с сельскохозяйственным машиностроением. На бывших гигантских заводах делают что угодно кроме того, что жизненно необходимо крестьянам. В результате из имевшихся в 1992 году на селе 1,3 миллиона тракторов к настоящему времени осталось менее 470 тысяч. Из 460 тысяч плугов в действии всего 148 тысяч. Количество комбайнов сократилось втрое: с 370 тысяч до 129 тысяч. И дело здесь не только в количественных показателях. Львиную долю технического парка оборудования составляют латанные-перелатанные, чиненые-перечиненые трактора, комбайны и другая техника, которой место, вообще-то, уже на свалке. Предлагается, правда, закупать комбайны в Голландии, Германии, США, других странах. Можно, конечно, купить, только стоят они столько денег, что не только у крестьянского хозяйства, но и у средней агрофирмы их просто нет.
Еще одно эффективное орудие убийства русской деревни — импорт дешевого зарубежного продовольствия. И неважно, что страна ест то, что пагубно сказывается на здоровье и без того уже почти поголовно больной нации. Главное, можно поделить деньги за предоставление квот, получить откаты за дешевый импорт. И неважно, что он отнимает сбыт у отечественной продукции. Главное, у правящих 5% населения все хорошо.
Как еще изничтожают деревню? Диким, но хорошо спланированным рынком. Между сельхозпроизводителем и населением встала целая цепочка перекупщиков. Крестьянину достается не более 20-30% от розничной цены овощей, мяса, российских фруктов, ягод, молочной продукции. Остальное уходит хозяевам жизни. К тем, кто никогда не имел отношения к рязанской картошке, нежинским огурцам, тамбовской антоновке.
В результате войны против русской деревни картина сложилась поистине апокалиптическая. Если в 1992 году посевные площади составили 114,5 млн. гектаров, то к началу нынешнего — менее 78 млн. Это меньше, чем было в тяжелейшем для России 1945 году, когда посевные площади превышали 92 млн. гектаров. Сегодня 37 млн. гектаров пашни зарастают бурьяном и мелколесьем — это почти в 6 раз больше, чем все сельхозугодия такой страны, как Франция. За эти же годы резко сократилось производство зерновых. Если в 1990 году зерна было собрано 116 млн. тонн, то в нынешнем году — на треть меньше. Еще более удручающая картина складывается в животноводстве. С 1990 по 2005 годы поголовье крупного рогатого скота в России сократилось почти в три раза: с 57 с лишним млн. до 21 млн. голов, и продолжает снижаться. В результате производство мяса с 1990 по 2005 годы уменьшилось вдвое: с 15 млн. до 7 млн. тонн, производство молока — более чем в полтора раза: с 55 млн. до 30 млн. тонн, а производство куриных яиц — почти на четверть: с 47 млн. до 37 млн. тонн. А теперь просто страшные факты: производство молока сейчас находится на уровне 60-х годов прошлого века, свинины — на уровне конца 30-х годов XX века, крупного рогатого скота — на уровне конца XIX века, а овец и коз, простите, — на уровне начала XVIII века. В это же время импорт продовольствия вырос более чем в два раза даже по сравнению с 2000 годом — годом прихода к власти Владимира Владимировича Путина. Уже сегодня половина продовольствия завозится из-за рубежа, и буквально в день, когда писалась эта статья, появилось свежее информационное сообщение: под ликующим заголовком "Мяса будет больше" население информировалось о том, что снят запрет с ввоза мяса из США и Украины.
В результате страна форменно недоедает. В 1990 году среднедушевое потребление мяса и мясопродуктов составляло 75 кг, а в прошлом году — 50 кг, при норме 81 кг. По молоку и молочным продуктам — соответственно 386 литров, 200 литров, 320 литров. И так буквально по всем наиболее полезным для питания продуктам.
Деревня нищает на глазах. Рост цен на промышленную продукцию более чем в 4 раза опережает повышение цен на сельскохозяйственную продукцию. Четыре пятых всех сельских хозяйств убыточно.
В такой ситуации глава отрасли министр Минсельхоза Алексей Гордеев совсем недавно сказал буквально следующее: "Уже через пять лет Россия будет кормить всю Европу… Уже произошел перелом в производстве мяса… Также произошел перелом в производстве молока…" — и непонятно, что страшнее: либо министр лжет, либо даже близко не представляет состояние отрасли, которой руководит.
Деревня уходит с земли русской. В 1989 году в России было 142 тысяч деревень. К 2002 году, когда проводилась перепись населения, 24 тысячи деревень исчезли, а еще 34 тысячи имеют население менее 10 человек, причем все их жители далеко запенсионного возраста.
Итак, русская деревня за последние два десятилетия пережила подлинную катастрофу, подорвавшую духовные основы нации, поставившую под угрозу ее безопасность, сделавшую безрадостными демографические перспективы русского народа. Для села "последние времена" уже наступили. И если в Москве водители задыхаются в миллионных автомобильных пробках, если жилье по 3000 долларов за метр и выше уходит, как "пирожки в базарный день", а сотни торговых центров ломятся от покупателей, то над русской деревней, особенно в центре России, на Северо-Западе, в Восточной и Западной Сибири, на Дальнем Востоке, даже не звонят колокола. Тишина, как на погосте.
Что же делается для возрождения деревни? Кое-что. Ассигнуются средства из бюджета, но весьма и весьма ограниченные. Создаются лизинговые компании по закупке импортной техники. Правда, распределяется она зачастую только среди своих или за немерянные откаты. Олигархи и бизнесмены помельче скупают земли и даже кое-где запускают агропромышленные комбинаты различной специализации, но в основном по графе "непрофильных активов". Где-то это дает какие-то локальные результаты. Но не более того. Власти деревня по большому счету не интересна: экспортного потенциала "кот наплакал", возни уйма, результатов ждать долго, а электората все меньше и меньше.
А ведь деревенская тема для судеб Преображения России — центральная, критическая. Удастся не на словах, а на деле, начать возрождение русской деревни — запустится процесс Преображения России, восстановления русской традиции, создания базиса Русского чуда. А если нет… Что будет в этом случае, хорошо и в деталях известно. Агония страны и народа, исчезновение русских с лица земли. Раньше или позже. Но без вариантов.
Чтобы совершить чудо воскрешения русской деревни, надо понять простую истину: сельское хозяйство — это не отсталая отрасль, коей суждено кануть в Лету как пережитку отсталой России, а, напротив, — форпост грядущего, одна из глобальных составляющих посткатастрофического мира, определяющий контур выживания русского народа в условиях глубокого системного мирового кризиса. Это сфера восстановления и оздоровления русского и других народов Пятой Империи.
А теперь расскажем, что можно и нужно делать немедленно, не дожидаясь, пока Газпром и ему подобные вместо того, чтобы тратить 100 млн. долларов на футбольный клуб "Шальке" из Германии или платить 12 млн. долларов неплохому, но не более, футболисту из Питера Аршавину, начнут всерьез вкладывать "шальные" энергетические деньги в реконструкцию сельского хозяйства, рекультивацию родной земли.
В первую голову нужно воспользоваться опытом самородка, крестьянина-философа Юрия Ивановича Краснова. Он разработал и успешно применяет агротехнологии, базирующиеся на буквально животворных свойствах структурированной воды, обработанной в кавитационном реакторе, изобретенном и построенном им самим. Из года в год Краснов в Ступинском районе Московской области получает в своем крестьянском хозяйстве урожаи в 1,5-3 раза выше, чем в среднем по Центральной России. И дело здесь не только в урожаях, но и в особой биологической ценности выращиваемого зерна, его буквально целебных для человеческого организма свойствах. Сегодня у Краснова множится число последователей в самых разных районах страны. Они есть среди крупных агрохозяйств в Самарской области, Краснодарском крае, в Белоруссии. Чудодейственные технологии — только одна из составляющих системы сельского хозяйства Краснова, где не меньшую роль играет возрождение русской сельской семьи, в которой молодые поколения с первых лет жизни учатся любить и понимать родную землю и русскую природу.
Другой аграрный маг — Георгий Коломейцев. Его технологии уже более 20 лет успешно применяются в различных отраслях агропромышленного комплекса: от выращивания, хранения и переработки сахарной свеклы до получения увеличивающихся от года к году урожаях зерновых. От выхода на устойчивую рентабельность животноводства до значительного повышения продуктивности птицеводства. Приведем лишь некоторые цифры, подтвержденные результатами применения технологического комплекса Коломейцева в десятках хозяйств. Так, в первый год урожайность зерновых увеличивается в 1,5-2 раза, а в последующие — в 3-4 раза. Одновременно рекультивируется почва, снижается содержание в ней нитратов, нитритов и прочих вредных для человека и растения веществ. При этом происходит значительная экономия посевного материала. В первый год в 2 раза, а в последующем — в десять раз снижаются затраты на минеральные удобрения. На 90% уменьшаются затраты на приобретение средств по борьбе с болезнями и вредителями. Применение технологий Коломейцева позволяет в разы уменьшить падеж крупного рогатого скота, увеличить его среднесуточные привесы, избавить животных от опасных для них и человека болезней. В основе технологий Коломейцева лежит воздействие слабыми электромагнитными полями с заданными параметрами в сочетании с применением биологически активных питательных добавок, созданных исключительно на основе натуральных ингредиентов. Особое значение имеет то обстоятельство, что внедрение технологий происходит без внесения кардинальных изменений в структуру процесса производства, не требует дорогостоящего оборудования, предполагает быструю обучаемость сельских тружеников необходимым навыкам применения этих технологий. Добавлю, что эти технологии обеспечивают и подлинную революцию в сфере хранения сельскохозяйственной продукции — мяса, молока, овощей и фруктов, рыбы, — позволяющей снизить потери не на проценты, а в разы. За 20 лет технологии Коломейцева опробованы и дали разительный эффект практически во всех основных сельскохозяйственных районах нашей страны: от Кубани до Поволжья, от Черноземья до Восточной Сибири. Не менее интересно, что сегодня эти технологии массово применяются в столь различных точках планеты, как Сербия и Маньяма, где они получили мощную государственную поддержку.
Подлинный переворот в животноводстве и птицеводстве способен вызвать массовое применение системы кормовых добавок, разработанных Борисом Струниным. Используя уникальные разработки, базирующиеся на активизации жизненного потенциала организма животных, а не на методах генной инженерии (приводящих к неясным в будущем последствиям), Струнину удалось с помощью системы своих добавок обеспечить устойчивое увеличение среднесуточных привесов крупного рогатого скота на 15-20%, свинины — более чем на 25%, птицы — на 20%. При этом при улучшении вкусовых и питательных свойств мяса значительно снижается себестоимость его производства. Сегодня значительный интерес к кормовым добавкам Струнина проявляется в столь различных странах, как Канада и Китай, где их готовятся взять на массовое вооружение.
Научно-внедренческий центр в Ижевске под руководством Шароносова разработал компактные установки по активации воды для нужд животноводства и птицеводства. Использование этой воды позволяет на 12-16% повысить продуктивность производства говядины, на 20% свинины, на 20-24% птицы. И все это — при буквально "копеечных" затратах.
Подобные примеры можно множить и множить, но газета — не специализированное издание по сельскому хозяйству. Уже приведенных фактов достаточно, чтобы показать: у нас есть все, чтобы вдохнуть новую жизнь в русскую деревню. И не нужно каких-то очень больших денег. Насущно требуется иное. Желание, вера и способность не просто работать, если понадобится — от рассвета до позднего вечера. Но главное — соблюдать технологические требования и дисциплину.
Хорошо, скажет скептик. Допустим, найдутся желающие вернуться к земле и работать на ней. Предположим, они возьмут на вооружение чудодейственные технологии, в том числе и те, что описаны выше. Но как быть с стремительно растущими ценами на топливо, буквально обескровливающими село?
Но и здесь выход есть. На окраине Москвы расположен институт с казенной вывеской "Всероссийский НИИ электрификации сельского хозяйства", возглавляемый удивительным русским ученым доктором технических наук академиком Россельхозакадемии Дмитрием Семеновичем Стребковым.
На грошовые бюджетные ассигнования команде Стребкова удалось довести многие разработки гениального Николая Теслы до действующих технологий, не имеющих аналогов в мире, создать, по сути, альтернативную энергетику, о которой мы обязательно расскажем в статье, посвященной иному, нежели сегодняшний, подходу к развитию топливно-энергетического комплекса страны. Пока же расскажем о разработках коллектива Стребкова по созданию установок для крестьянских хозяйств и агрофирм, дающих тепло, топливо, энергию и выводящих их из зависимости от Газпрома, нефтяных монстров, РАО ЕЭС.
Так, например, коллективом Стребкова создана установка, использующая комбинацию энергии солнца и ветра. Причем именно нашего, среднерусского, не всегда появляющегося, в том числе зимнего солнца и наших же, не самых сильных, ветров. Эта установка дает энергию, достаточную для устойчивого и круглогодичного обеспечения электроэнергией фермерских крестьянских хозяйств. В институте разработаны и готовы к промышленному выпуску установки для получения жидкого и газообразного топлива из биомассы и растительных отходов. В качестве сырья установки могут использовать отходы деревообработки, например, щепу и стружку, а также солому и специально выращиваемую биомассу — неприхотливую, пригодную для нашего не самого благоприятного климата. малотрудоемкую сельскохозяй- ственную культуру сорго. В действующих установках выход жидкого и газообразного топлива составляет не менее 50% от органической массы сырья. Уже готовы к массовому применению установки производительностью 1 тонна условного топлива в сутки. Такие установки, используемые в качестве единичных блоков или модульных комплексов, позволяют полностью удовлетворить потребности крепкого крестьянского хозяйства и агрофирм в дизельном топливе и энергии по ценам гораздо более низким, чем диктует сегодня топливно-энергетический комплекс.
Таким образом, реальностью становится замкнутое на себя рентабельное и высокопродуктивное крестьянское хозяйство, способное кормить город и обеспечивать достаток сельской семье, укорененной родовыми корнями в землю.
Такие крестьянские хозяйства в сочетании со специализированными, преимущественно животноводческими, птицеводческими и овощеводческими агрофирмами, способны возродить русскую деревню, обеспечить страну высококачественным, экологически чистым продовольствием, превратить сельское хозяйство из "черной дыры" в одну из ведущих отраслей постиндустриальной России, успешно противостоящей нарастающей мировой системной катастрофичности.
Новая динамика сельского хозяйства вместе с тотальным кризисом мегаполисов, обслуживающих по преимуществу глобальную экономику и ее агентов, запустит процесс формирования иной системы расселения, предполагающей преображение малых городов и воскрешение сельских поселений: сел, деревень, хуторов. С возвращением народа к земле, природе вновь укрепится традиция, укоренится вера, наполнится силами духовность народа. И это не мечтания, не утопия. Это то, что можно и нужно делать уже сегодня. Каждый из нас, воскрешая малую родину, создает фрагмент новой реальности. И когда их станет много, они сложатся в плотную и пластичную сеть иного мира. Мира Русского Завтра.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x