Авторский блог Редакция Завтра 03:00 26 сентября 2006

БЮДЖЕТ-2007

0
№39 (671) от 27 сентября 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
БЮДЖЕТ-2007
«Круглый стол» в редакции «Завтра»
В пятницу 22 сентября Государственная дума "агрессивно-послушным большинством" голосов депутатов прокремлевских фракций в первом чтении приняла правительственный проект бюджета Российской Федерации на 2007 год. “Бюджет социальный", "бюджет развития", как о нем говорят. Насколько эта реклама соответствует действительности? Почему государство по-прежнему складывает столько денег в "золотовалютные" резервы Центробанка и Стабилизационный фонд, тем самым "замораживая" и углубляя сырьевую ориентацию экономики нашей страны? Чем Россия платит за многолетний ложный профицит своего государственного бюджета?
Свои ответы на эти вопросы за нашим "круглым столом", который ведет заместитель главного редактора газеты "ЗАВТРА" Александр НАГОРНЫЙ, дают академик РАН Дмитрий ЛЬВОВ, академик РАН Николай ПЕТРАКОВ и доктор экономических наук Михаил ДЕЛЯГИН.
Александр НАГОРНЫЙ.
Уважаемые коллеги!
Совсем недавно правительство передало на утверждение Госдумы проект государственного бюджета на 2007 год. Мы помним, какой помпой сопровождалось это событие: семь тысяч страниц главного финансового документа страны, сорок тысяч одних фельдъегерей и так далее. Казалось бы, на то, чтобы всерьез изучить и осмыслить такой объем бюджетной информации, депутатам потребуется немалое время. Но нет — ровно через 13 календарных дней правительственный проект успешно прошел первое чтение в российском парламенте. И это событие еще раз подтвердило, что нынешний состав высшего законодательного органа страны с конституционным большинством депутатов от "партии власти" является прежде всего "машиной для голосования", способной и готовой проштамповать любое решение Кремля. В этой связи невольно вспоминаются слова бывшего министра внутренних дел, а ныне спикера нижней палаты Федерального Собрания РФ Бориса Грызлова: "Парламент — не место для дискуссий!" Что называется, не в бровь, а в глаз…
Но кому и зачем в Кремле понадобилась подобная спешка? В чем заключаются ее причины? Какова, если можно так выразиться, сама философия правительственного бюджета-2007, система его приоритетов? Прошу вас дать свои оценки.
Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН.
Мы слышим и видим, что расходы бюджета на социальные нужды в 2007 году довольно сильно возрастут, и это, несомненно, хорошо. В преддверии грядущего "сезона выборов" чиновники и регионального, и федерального уровня просто обречены от щедрот своих побольше средств отстегивать на "социалку". Однако вот вопрос: от своих ли щедрот?
Многие российские политики еще несколько лет назад сильно печалились по поводу дефицитного бюджета. Сейчас у нас нарисован громадный бюджетный профицит. Хорошо это или плохо?
В принципе государство должно собирать ровно столько налогов, сколько хочет истратить на различные бюджетные цели, то есть такие цели, которые не приносят непосредственной коммерческой прибыли, но крайне важны для развития и конкурентоспособности общества — в широком смысле этих понятий.
К сожалению, наше государство собирает, оказывется, слишком много ненужных ему денег и тем самым фактически грабит собственное население, поскольку эти деньги изымаются из оборота, не идут на развитие общества, а замораживаются в Стабфонде и золотовалютных резервах Центробанка. Получается, что государственная власть каждый год наносит колоссальный экономический ущерб стране.
Господа Кудрин, Греф, Улюкаев и прочие наши доморощенные монетаристы, отвечающие сегодня за финансовую политику государства, на словах не раз заявляли о своей приверженности либеральным ценностям, свободному развитию рынка, невмешательству государства в дела экономики. А налоговая система выстроена таким образом, что государство внеэкономическим путем изымает гигантские средства у субъектов рынка, не дает свободно развиваться предпринимательской деятельности и тем самым чрезвычайно сильно вмешивается в экономический процесс. Те сверхналоги, которые оно собирает и складывает в кубышку, вполне возможно было бы оставлять в регионах, на предприятиях, в отраслях с тем, чтобы они инвестировали их в свое развитие. Причем та часть прибыли, которая идет на инвестиции, во многих развитых странах либо не облагается налогом, либо облагается по сниженной ставке. Это общая теория и практика экономической жизни, но у нас она совершенно не применяется. А ведь из-за неразвитости банковской системы у нас три четверти инвестиций формируется за счет собственной прибыли предприятий… Представляете, какие резервы развития нашего общества буквально убивает этот прекрасный на вид профицитный бюджет?
Теперь посмотрим на бюджетные проблемы с другой, расходной стороны. Вот, например, Фурсенко и другие говорят, что нужно снимать с федерального бюджетного финансирования школы, вузы, библиотеки, музеи — то есть на деле доступность социальных благ в России постоянно сужается и всё больше начинает определяться исключительно толщиной личного кошелька потребителей. При нынешней массовой бедности в стране мы получим "на выходе" десятки миллионов "лишних людей", отрезанных от достижений науки и искусства, плохо образованных, нездоровых, неспособных к полноценной адаптации в современном обществе. Фактически — социальный балласт, который в значительной мере усугубит и без того огромные проблемы нашей страны. Зачем, с какой целью он создается?
То же самое происходит и в региональном аспекте. Подавляющее большинство субъектов Федерации у нас — дотационные, и их число постоянно растет. Регионов-доноров бюджета становится всё меньше. Почему это происходит? Потому что российский бюджет ориентирован, если пользоваться крылатым выражением Маргарет Тэтчер, давать рыбу, а не удочки. Удочек в России всё меньше — откуда же браться большему количеству рыбы? Или наша власть рассчитывает, подобно Иисусу Христу, в конце концов накормить семью рыбами пять тысяч человек? Таких чудес в экономике просто не бывает. То есть в бюджет просто заложено нарастание социальных и региональных конфликтов.
Понимаете, любому студенту второго курса ясно, что есть два типа экономического поведения: или ты сидишь на деньгах, как скупой рыцарь, называя свои сундуки Стабфондом и как угодно еще — или ты их пускаешь в дело, пускаешь в оборот, создаешь новую стоимость, создаешь новые рабочие места, развиваешь инфраструктуру.
Вот нам обещают создать фонд развития для будущих поколений, закачать туда еще десятки миллиардов долларов. Но что это такое? Скажем, Николаевская Россия времен Крымской войны категорически отставала от стран Европы по железнодорожному строительству. А к 1917 году в нашей стране было построено уже 164 тысячи километров железных дорог. Ими пользовались и при советской власти, пользуются при демократической и будут пользоваться все будущие поколения наших соотечественников. Вот что значит фонд будущих поколений. Я уже не говорю о демографических проблемах, о том, что никаких будущих поколений может не быть, если государство продолжит так давить нынешнее поколение жителей России, особенно молодежь.
А оттого, что деньги будут складываться в кубышку, ничего реально нужного ни нынешнему, ни будущим поколениям не возникнет. И если в XIX веке мы отставали от западных стран на 30-40 лет по железным дорогам, то сегодня у нас нет ни одной скоростной железной дороги. То есть мы тут отстали уже на 70-80 лет. У нас нет ни одной скоростной автодороги, таких хайвэев и автобанов, которые есть во всех более-менее развитых странах, включая Португалию и Грецию. И когда нам говорят: мы будем заниматься высокими технологиями — ребята, постройте сначала такие дороги, чтобы человек садился в свой автомобиль, и у него не летела подвеска уже на первой сотне километров. Создайте нормальную систему связи, чтобы звонок в США не был дешевле звонка по Москве…
Дмитрий ЛЬВОВ, академик РАН.
Я полностью поддерживаю оценки, высказанные Николаем Яковлевичем Петраковым. Хотел бы только добавить, что громкие заявления властей, будто бюджет 2007 года станет каким-то особым, "социально ориентированным" — совершенно не соответствуют действительности. Заложенное в нем повышение социальных расходов можно только приветствовать, но ведь оно, во-первых, совершенно недостаточно по количеству и совершенно неадекватно по качеству. Если у вас 42% бюджета идет на общегосударственные расходы, на содержание властных, в том числе силовых, структур и только 18% — на социальные расходы, включая образование, культуру, здравоохранение и, конечно, науку — как можно называть такой бюджет "социально ориентированным"? Да, в эту сторону сделаны определенные шаги, но они черезвычайно малы, и не вносят принципиальных изменений в ту социально-экономическую политику, которую правительство проводило последние пятнадцать лет.
Теперь посмотрим для сравнения на бюджет 2005 года в США. Там в качестве главного приоритета названо увеличение продолжительности жизни, а расходы на здравоохранение в пять раз превышают все расходы Пентагона, включая и космос. Лично мне этот самый Джордж Буш-младший неприятен, но когда он говорит о том, что американцев к середине XXI века станет на семьдесят миллионов больше — мне, честно говоря, очень хотелось бы услышать что-то подобное применительно к России из уст нашего президента.
Теперь давайте посмотрим на принципы формирования нашего бюджета и сравним их с бюджетным процессом в тех же США или Японии. У нас, как в позднесоветские времена, идет "планирование от достигнутого": и по доходной, и по расходной частям бюджета. Вот выросли в 3-4 раза мировые цены на нефть — сразу образовались колоссальные финансовые ресурсы, которые не используются, складываются в Стабфонд и резервы Центробанка.
А как формируется бюджет Соединенных Штатов, которые мы вроде бы взяли за образец? Там совсем другая картина. Сначала конгресс и сенат рассматривают целевые программы, при этом совершенно не обращая внимания, за счет каких средств они будут финансироваться. То есть занимаются формированием расходной части бюджета в соответствии с их национальными приоритетами. Это первоочередное. Потом сопоставляют полученную сумму с доходами, и в случае дефицита их Минфин берет недостающие деньги как займ у Федеральной резервной системы. Да, за счет эмиссии доллара, да, увеличивая бюджетный дефицит. Но они за счет этого обеспечивают свое развитие, свою конкурентоспособность. Свыше 80% всех бюджетных расходов Америки обеспечивается за счет эмиссии. В Японии — 76%. Вот это, я понимаю, государственная политика.
А у нас что? Ну, вы знаете — по наметкам бюджета 2007 года два с половиной триллиона рублей будут направлены в Стабилизационный фонд. Его активы доведут до 4,3 триллиона рублей. Это фантастическая сумма. Но для чего правительство создало этот Стабилизационный фонд? Ведь это же отвлечение государством ресурсов из экономики — с этим никто не спорит. Сознательное отвлечение? Да, отвечают нам, сознательное. А почему вы сознательно отвлекаете ресурсы из экономики? Нам отвечают: потому что идет бум нефтяных цен на мировых рынках. Если эти мы деньги пустим на поддержку нашей промышленности и сельского хозяйства, будем строить дороги, трубопроводы, модернизировать морские и воздушные порты, то, как утверждает Кудрин и его единомышленники-"либералы" в больших кавычках, будет дикая инфляция. Потому что масса "нефтедолларов", будучи переведена в рубли, не имеет материального, товарного покрытия. То есть мы увеличим номинальные доходы населения, скажем, в два раза, а цены тут же взлетят в три. По той причине, что товаров в экономике нет. Нечем покрывать возросший и обеспеченный гораздо большим количеством денег спрос. Вот механизм, вполне очевидный и реальный. А поэтому, чтобы не было инфляции, давайте "стерилизуем", как мартовских котов, ту массу долларов, которую мы получаем от экспорта нашего сырья.
Хорошо, мы вывели эти деньги из экономики, а дальше что? А дальше переведем их в доллары, фунты стерлингов, евро и в ценные бумаги, направляем в так называемые портфельные инвестиции. Ну, какую-то часть, возможно, и разумно таким образом вкладывать. Но использовать на "портфельные инвестиции" десятки миллиардов долларов — это абсурд! Что мешает нам купить у тех же итальянцев, как мы в свое время делали, новые производственные линии? Заводы по производству автомобилей, по производству ширпотреба, по переработке сельхозпродукции и так далее? Мировой рынок сегодня с удовольствием возьмет у нас эти доллары. А если расширять собственное производство, увеличивать товарную массу на внутреннем рынке — никакой инфляции не будет, потому что рост денежных доходов населения будет покрыт и даже перекрыт ростом товарной массы. Но Кудрин со товарищи делают вид, что этого пути развития вообще не существует, что деньги, которые мы получили за наше сырье на мировом рынке, — это какие-то особенные, очень плохие, спекулятивные деньги, способные вызывать только инфляцию. Поэтому их надо побыстрее заморозить, стерилизовать, спрятать туда, где они не принесут вреда экономике. Вам не смешно каждый год наблюдать этот театр абсурда? Лично мне — очень грустно.
Николай ПЕТРАКОВ.
Извините, Дмитрий Семенович, я позволю себе в этой связи небольшую реплику. Вот если мы с вами завтра выиграем по лотерейному билету миллион — что, мы не будем эти деньги тратить так, как посчитаем нужным? А наше Министерство финансов который год говорит: "То, что мы на рынке получили 60 долларов за баррель, ничего не значит. Вот вам "цена отсечения" — 27 долларов, и живите так, как будто вы зарабатываете на каждом барреле не 60, а 27 долларов. Где тут логика? И с этим Министерство финансов уже не первый год выходит в Госдуму, а там депутатское большинство голосует за эти бредовые, иррациональнрые бюджеты. Извините, но эти люди, я считаю, после 2007 года должны подпасть под "запрет на профессию". Им не место в законодательной власти. Потому что они совершенно не заинтересованы в развитии экономики и работают фактически против России.
Александр НАГОРНЫЙ.
Что это за схема, кому она выгодна?
Дмитрий ЛЬВОВ.
Я как раз подхожу к этому вопросу.
Курс правительства направлен не просто на замораживание, а на углубление зависимой сырьевой ориентации российской экономики. Нашу страну превратили в главного донора мирового капитализма. Посмотрите, вот недавно закрыли долг Парижскому клубу, заплатили 22 млрд. долларов и с гордостью говорят, что до 2020 года сэкономят 20 млрд. долл. на процентных выплатах. Но кто же так считает? Ведь сколько мы бы получили доходов, если вместо выплат Парижскому клубу пустить эти 22 миллиарда на развитие собственного производства? Или на науку, которой сегодня достается 3-4% бюджета, а не 4% ВВП, как в развитых странах мира.
Но ладно, пусть средства Стабфонда идут на покрытие государственного долга, который у нас действительно снижается. Хорошо. Но почему тогда одновременно и непропорционально снижению госдолга растет корпоративный долг?
Почему наши корпорации, те же Газпром или РАО ЕЭС — почему они идут за долларами в иностранные банки, почему не могут взять кредиты в России на развитие производства товаров и услуг? Почему мы отдаем наши деньги за рубеж или совсем бесплатно, или под 5% годовых, а российские корпорации берут кредиты за рубежом под 10-11%?
Мне могут возразить: мол, долг-то корпоративный, а не государственный —мы что же, хотим, чтобы государство взяло на себя заботу о крупном бизнесе? Так дело всё в том, что наш крупный бизнес полностью или частично находится под контролем государства, и государство как крупнейший акционер наших "естественных" и прочих монополий в случае чего встанет перед простым, но весьма неприятным выбором: или отдавать газ, железные дороги и прочее за бесценок иностранным кредиторам, или покрывать эти псевдокорпоративные долги.
Поэтому я утверждаю, что профицит российского госбюджета — ложный, или, как выразился Николай Яковлевич Петраков, "нарисованный". Этот профицит формируется за счет недофинансирования государством социальной сферы, сферы экономики — я уже не говорю об одновременном безвозмездном списании "советской" части внутреннего долга, тех самых "замороженных" Гайдаром вкладов населения в Сбербанке объемом свыше полутриллиона рублей, и наращивании его "российских" объемов. И вот за счет этого искусственно созданного "якобы профицита" активно финансируется западная, прежде всего американская экономика.
Михаил ДЕЛЯГИН, научный руководитель Института проблем глобализации, доктор экономических наук.
Тому проекту государственного бюджета, который представлен правительством на 2007 год, я посвятил достаточно объемный анализ, основные выводы которого полностью совпадают с оценками Дмитрия Семеновича Львова и Николая Яковлевича Петракова. Поэтому изложу резюмирующую часть в виде тезисов.
Первое. Проект федерального бюджета на 2007 год основан на заведомо недостоверном прогнозе социально-экономического развития, а значит, и сам заведомо нереалистичен и представляет собой прямой обман населения, бизнеса и органов госуправления, — всего российского общества.
Второе. Бюджет-2007 не реализует никакую стратегию социально-экономического развития в силу ее отсутствия у правящей бюрократии, и является поэтому, несмотря на увеличение инвестиционных и социальных расходов, "бюджетом одного дня": он направлен исключительно на переваривание и утилизацию текущих доходов, но не на решение стратегических проблем и модернизацию страны.
Третье. Бюджет-2007 бесцелен: несмотря на декларирование в сопроводительных документах некоторых разрозненных задач, он не имеет ни комплексных целей (например, достижение минимальных социальных стандартов, чего уже много лет тщетно требует Бюджетный кодекс), ни механизмов их достижения.
Четвертое. Выделение значительных средств на широко разрекламированные цели при полном пренебрежении к механизмам их достижения и механизмам финансового контроля свидетельствует о пропагандистском характере бюджета-2007.
Пятое. Бюджет-2007 носит антиправовой характер, он произвольно изменяет законодательство, так как приостанавливает действие ряда законов и сохраняет отмену структуры распределения налогов между федеральным центром и регионами, предусмотренную Бюджетным кодексом (регионы опять получат менее 50%).
Шестое. Бюджет-2007 непрозрачен (в частности, он не устанавливает критически значимые для его исполнения величины инфляции и ВВП) и, передавая все вопросы использования огромных сумм в исключительное ведение правительства, тем самым выводит их из-под возможного общественного или парламентского контроля. Для этого же не раскрывается структура профицита, установление которой передано в ведение правительства. Это бюджет чиновного произвола, естественным образом порождающий коррупцию.
Седьмое. Бюджет-2007 прямо провоцирует коррупцию. Так, он предоставляет правительству право субсидировать кого угодно и как угодно (ст.113), использовать полностью по своему усмотрению инвестиционный фонд и инвестировать средства Стабфонда (55% которого были вложены в иностранные активы уже к 1 сентября 2006 года, за июль-август).
И восьмое. Стерилизуя деньги в условиях социальной катастрофы и вымирания населения, бюджет продолжает платить за снижение инфляции человеческими жизнями (за снижение инфляции на 1,1 процентного пункта в 2004-2005 годах заплачено "естественной" убылью населения более чем в 1,6 млн. чел.).
Исходя из всего этого, следует признать, что бюджет 2007 года, сверстанный правительством и обреченный на утверждение "медвежьим" большинством Госдумы, является прежде всего военным бюджетом: бюджетом войны правящей бюрократии против собственного народа, подталкивающим нашу страну к системному кризису.
Александр НАГОРНЫЙ.
Завершая это по необходимости краткое, но тем не менее весьма содержательное обсуждение бюджета 2007 года, я должен сказать, что вся современная финансово-экономическая система Российской Федерации выглядит так, как будто вся она, от начала до конца, специально приспособлена для поддержки американского доллара. Это касается и так называемого "вывоза капитала", который является, по сути, одной из вариаций механизма неравноправной торговли между развитыми капиталистическими государствами и странами "третьего мира". Это касается и необъяснимого ничем иным размещения большей части активов Российской Федерации в иностранных банках. Наконец, это касается также гигантских изъятий государством денег из сферы производства товаров и услуг — вместо их перераспределения в интересах развития всего нашего общества. Руководители финансового сектора правительства, на словах выступая против инфляции, реально раскручивают её до опасных и грозящих экономической катастрофой пределов. Причем эта политика по своей жесткости заметно превосходит даже пресловутую концепцию currency board, разработанную в 80-х годах экспертами МВФ для контроля за финансами стран "третьего мира" и приведшую там к череде крупных экономических кризисов, самым показательным из которых стал чудовищный кризис в Аргентине, связанный с именем тамошнего министра финансов Доминго Кавальо. Так вот, даже в рамках currency board у нашей страны было бы минимум втрое больше денег в обращении, чем реально имеется в наличии сегодня. Так кто же страшнее для России: Доминго Кавальо или Алексей Кудрин?
Я надеюсь, что начатое нашим "круглым столом" обсуждение актуальных проблем отечественной экономики найдет свое продолжение на страницах газеты "Завтра"; благодарю вас за высказанные оценки ситуации с бюджетом-2007 и прошу принять участие в последующих дискуссиях.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x