Авторский блог Редакция Завтра 03:00 6 июня 2006

ПЕРИФЕРИЙНОЕ КИНО

0
№23 (655) от 07 июня 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
ПЕРИФЕРИЙНОЕ КИНО
Впечатления от Каннского кинофестиваля
На прошедшем в Каннах 59-м Международном кинофестивале были представлены только три российские картины, да и то — во внеконкурсном показе в рамках "Русского дня". Своими впечатлениями о фестивале с нами поделился участник фестиваля, режиссер фильма "Пыль" Сергей ЛОБАН.
"ЗАВТРА". Сергей, как получилось, что твой фильм стал участником более чем престижного в мировом кино Каннского фестиваля?
Сергей ЛОБАН. Нас пригласили сами французы — именно они определяют, каким фильмам участвовать в фестивале. Во внеконкурсном показе представляется киноискусство народов мира. Из последних кинофильмов каждой страны отбираются те, что наиболее ярко отражают тенденции развития национального кинематографа. Россию представляли три полнометражных художественных фильма: "9-я рота" Бондарчука — пример высокобюджетного блокбастера, "Космос как предчувствие" Учителя — в качестве серьёзного, концептуального кино, и наша "Пыль", которую справедливо определили как "малобюджетную и экспериментальную картину". Французы решили, что эти три картины наиболее выпукло и ярко показывают, что такое сегодняшний российский кинематограф. Ещё были документальные и короткометражные ленты, по-своему, на мой взгляд, очень интересные.
"ЗАВТРА". А как же всякие "менты", телевизионные сериалы, разве это не о-го-го какие "тенденции отечественного кинематографа"?
С.Л. Наверное, организаторы Каннского фестиваля относят их к какой-то другой категории, никаких российских "ментов" там не было.
"ЗАВТРА". Получается, что российское кино вообще не участвовало в конкурсном показе, и в настоящее время представляет, так сказать, только "этнографический" интерес для мировой кинообщественности?
С.Л.Так и есть, потому что фильмы, которые снимаются, далеки по уровню от признанных шедевров советского киноискусства. Бесполезны какие-то ухищрения, пиар и промоушн, бюрократические интриги, если нет художественной убедительности. Действительно, даже территориально российские фильмы, как и другое "национальное кино", показывали не в кинематографическом дворце, где проходил конкурсный показ, а, представь себе, в таком вот шапито, надувном павильоне, расположенном неподалёку. Никто не хотел специально нас обидеть.
"ЗАВТРА". Не сомневаюсь, что ты встречался со "звёздами", заключал важные контракты, словом, использовал представившиеся возможности на полную катушку?
С.Л.Разумеется, было бы глупо не оторваться по полной. Только ни с какими "звёздами" мы там не пересекались, и дельцы не донимали никого из русских с предложениями подписать сногсшибательно выгодные контракты. Мы, конечно, раздавали DVD со своими фильмами, с кем-то знакомились, но непосредственно это была просто тусовка. Фуршеты, болтовня, словом — отдых. И ощущение того, как это круто, что тебя сюда пригласили. Всё было сделано, чтобы ты чувствовал это. Но никаких "особых" встреч не было, так уж устроен фестиваль. Организовано мероприятие достаточно жёстко, мероприятия расписаны, случайных людей не предусмотрено. У меня сложилось впечатление, что главной аудиторией были журналисты, несколько тысяч журналистов, чтобы потом они написали о том, как проходил фестиваль.
"ЗАВТРА". Как ты оцениваешь по собственным впечатлениям прошедший в Каннах фестиваль, что это — просто тусовка, форум творцов иллюзий, коммерческая площадка?
С.Л. Про "тусовку" говорить я бы не рискнул: действовали свои неписаные правила, и мы это чувствовали. Например, купаться и загорать считалось дурным тоном. Мы-то там купались много, но практически в одиночестве. Говоря о настроениях, нужно заметить, что победителем стала кинолента "Поднимается ветер" Кена Лоуча про Ирландскую республиканскую армию. Это, конечно, не фильм-памфлет вроде "Фаренгейта 9/11", который два года назад получил "Золотую пальмовую ветвь", но мода на левые взгляды по-прежнему правит бал. А все коммерческие дела прошли мимо нас, хотя, возможно, позднее как-то всё и аукнется.
"ЗАВТРА". Кто ещё из россиян был на фестивале, чем они занимались?
С.Л.Кроме Фёдора Бондарчука и Алексея Учителя, продюсеров, создателей короткометражных и документальных российских фильмов, там были чиновники от кинематографа, в частности, Михаил Швыдкой. Российский кинематограф, как я уже сказал, на Каннском фестивале занимал периферийное место, но официальные лица всё равно присутствовали и делали свою работу. Этот контакт стал для меня важным. Только не так, что возникла перспектива бюджетного финансирования: я пригласил Швыдкого на роль в своём новом фильме. Он — идеальный образ такого отца семьи творческой интеллигенции, со всеми своими особенностями, не просто положительный или отрицательный, а вот такой, какой он есть. Я всё это объяснил, и получил согласие. Только бы не отказался потом, жаль терять великолепный типаж. Больше ни с кем из "вип-персон" мы не общались — ни с нашими, ни с зарубежными. Как-то не было точек соприкосновения, а специально, только ради того, чтобы потом сказать "вот, говорил с таким-то", зачем себя насиловать.
"ЗАВТРА". Какой "сухой остаток" ты вывез из Канн, какое главное впечатление, вывод из всего сделал для себя?
С.Л. У "обочины" есть особенности, в "периферийном" статусе свои плюсы, надо только заметить их и грамотно ими пользоваться. Нас поселили в скромном номере в отеле за полчаса езды на автобусе от дворца, где вёлся конкурсный показ, где была эта ковровая дорожка, по которой шёл поток "звёзд", вокруг которой толпы журналистов задолго занимали места, чтобы потом поймать мгновение и сделать, может быть, свой единственный кадр-шедевр... Как ни оценивай фестиваль, это всё-таки Канны, и было чертовски приятно, что мы тут. Это щекотало самолюбие, и как-то хорошо на душе было, что тебе, вобщем-то, по барабану всякие дела, все эти "звёзды" и контракты, что ты уже здесь и никому ничего не должен. Просто отрываться в своё удовольствие, пока все суетятся.
"ЗАВТРА". Ты предвидишь какие-то возможные последствия для себя лично после Канн?
С.Л. Какие-то последствия, конечно же, будут. Участие в Каннах, этом "фестивале номер один", очень престижно, сам факт, даже во внеконкурсном показе. Об этом будут писать, это будут потом обязательно упоминать, и про "Пыль" тоже. Но для меня лично, думаю, мало что поменяется. Быть независимым режиссёром — с одной стороны, плохо, особенно в плане финансирования, с другой — хорошо. Канны — не Канны, спонсоры — не спонсоры, чиновники — не чиновники, рынок — не рынок… А новая картина всё равно будет сниматься. В этом плюс творческой свободы.
Беседу вёл Павел Былевский
А главный приз 59-го Международного кинофестиваля в Каннах, "Золотую пальмовую ветвь", получила лента британского режиссера Кена Лоуча "Ветер, колышущий ячмень" (в российском прокате — "Поднимается ветер"), посвященная освободительной войне ирландского народа и Ирландской республиканской армии (ИРА) против британских колонизаторов в 20-е годы прошлого столетия. В эпоху глобального миропорядка, когда одна страна пытается диктовать, по каким законам и принципам следует жить всему миру, эта кинопоэма, воспевающая идеалы сопротивления и свободы, звучит как нельзя более актуально. Не случайно такой резонанс получили слова сценариста Пола Лаверти: "Я придумал, как можно раскрутить наш фильм в Америке — передайте, пожалуйста, Джорджу Бушу, что вы видели в Каннах очень хорошую картину о республиканцах!"

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x