Авторский блог Редакция Завтра 03:00 9 мая 2006

ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА КОНВЕРТИРУЕМОСТИ

0
№19 (651) от 10 мая 2006 г. Web zavtra.ru Выпускается с 1993 года.
Редактор — А. Проханов.
Обновляется по средам.
Михаил Макаров
ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА КОНВЕРТИРУЕМОСТИ
Они снова «хотят как лучше». Для себя.
Премьер-министр Михаил Фрадков наконец-то подписал постановление №229 "О порядке управления средствами стабилизационного фонда РФ". Согласно принятому документу, весь стабфонд в размере 1,68 трлн. рублей поступает теперь в полное распоряжение Минфина, который может их конвертировать в доллары США, евро и английские фунты. Полученные в иностранной валюте суммы станут пригодными для вложения в гособлигации иностранных государств. А что же наша национальная экономика?
Сегодня в правительстве, судя по всему, верх взяла точка зрения, согласно которой эффективно распорядиться стабфондовскими деньгами у нас никто не может. Следовательно, сохранить стабфонд возможно лишь на Западе. Потому-то нефтедоллары надо отдать назад тем, кто их уплатил, покупая российское сырье. И немедленно! Что же касается отечественной промышленности, то пусть она ищет деньги на развитие самостоятельно. А если не найдет и развалится — не беда, Туда ей и дорога.
Правда, для полного счастья остается нерешенной еще одна задача, порученная президентом опять же Кудрину. Состоит она в том, чтобы в ближайшее время достичь конвертируемости рубля. Дело опять же далеко не новое, попытки сделать рубль обратимым неоднократно предпринимались, начиная аж с 1992 года. И остаются безрезультатными до сих пор. Почему?
Тут самое время спросить: что такое конвертируемость? С какой целью ее добиваются другие страны? В общем виде ответ состоит в том, что свободная оборачиваемость национальной валюты делает страну более привлекательной для инвестиций, а местные товары становятся более конкурентоспособными
Теперь вопрос на засыпку: нужен ли России конвертируемый рубль? Учитывая все вышеизложенное — нужен. Но получим ли мы его в ближайшее время? Тут, как говорится. бабушка надвое сказала.
Опыт стран Европы и Японии показывает: путь к конвертиумости валют непрост и долог. Они приступили к реформированию своего валютного законодательства в сторону его либерализации в конце 50-х. годов. Это было сделано только после того, как им удалось решить проблемы, связанные с восстановлением промышленности, развитием внутреннего рынка, насыщением его высококачественными товарами собственного производства, повышением уровня жизни граждан, достижением равновесия между платежеспособным спросом и товарным предложением и т.д. Лишь после этого был сделан первый робкий шаг в сторону конвертируемости.
А как дела обстоят в России, чья экономика стала одной из самых долларизрованных на земном шаре? Объем наличных долларов, находящихся в России, составляет 10% от объема ВВП. В нашу страну приходит долларовая наличность в пропорции 1 кг бумаги ( в 100 долларовых купюрах) за 10 кг золота.
К сожалению, катастрофические последствия первого этапа реформ власть ничему не научили. Выводов, дающих народу хотя бы малейшую надежду, сделано не было. Разрушительное воздействие на экономику ультралиберальных идей только возрастает. При этом не берется во внимание, что все годы, ушедшие на проведение реформ, правительство тупо и бездарно сокращало расходы бюджета, и одновременно ничего не делало, чтобы увеличить доходы реального сектора экономики. Точнее, высокотехнологичных и обрабатывающих отраслей. В середине 90-х годов политика сокращения госрасходов привела к тому, что в экономике стало не хватать рублей на то, чтобы элементарно платить людям зарплаты, осуществлять расчеты между предприятиями.
Только в 1996-м (год президентских выборов) бюджетный дефицит увеличился с 80 трлн. рублей до 237 трлн. Отчаянные попытки с помощью ГКО найти средства для затыкания бюджетных дыр закончились гигантской финансовой катастрофой 1998 года
Тогда-то власти, как утопающий за соломинку, и ухватились за идею конвертации рубля. Еще в феврале 1995 года нерезидентам ( то есть иностранцам) разрешается открывать рублевые счета для проведения операций на рынке ГКО. Рубль становится частично внешнеконвертируемым. Дальше — больше. Россия присоединяется к VIII статье Устава Международного валютного фонда, которая предписывает отмену всех ограничений по текущем операциям. Фактически для резидентов (граждан РФ) рубль становится конвертируемой валютой. Затем снимаются все ограничения для иностранцев для вывоза полученной в нашей стране прибыли. На Чикагской фондовой бирже начинаются торги по рублевым контрактам. Можно смело говорить о дебюте рубля на мировом валютном рынке.
И что же? Может быть, инфляция начинает падать, финансы стабилизируются, народ избавляется от долларов и покупает рубли, банки принимаются кредитовать промышленность, темпы экономического роста стремительно увеличиваются, благосостояние растет, Россия процветает? Увы, ничего подобного не случилось. Расчеты правительства либералов на то, что с помощью одних только финансовых манипуляций можно вытянуть экономику из кризиса, с треском провалились. Трагические события 90-х годов еще раз подтвердили, что только мощная промышленность, производящая высококачественные товары и услуги, может быть основой для обращения в стране устойчивой валюты.
Когда же промышленность фактически бездействует, перед страной остается одна дорога — в финансовую пропасть. События 1998 года красноречиво тому свидетельствуют. Рынок ГКО вышел из-под контроля. И теперь уже не краткосрочные гособлигации наполняли бюджет, как то планировали горе-реформаторы, а наоборот — средства бюджета шли на оплату обязательств по ГКО. Как говорится, шел в комнату, попал в другую. В июле 98-го на гашение облигаций потребовалось перечислить из бюджета 25,4 млрд. рублей. И это притом, что на тот момент бюджетные доходы составляли 22,3 млрд.
Российский финансовый рынок пришлось закрыть. Предприятиям, банкам, запретили перечислять средства на обслуживание своих долгов нерезидентам, то есть иностранным компаниям. Рублевые счета иностранцев в российских банках блокировали. Можно сказать: таковы печальные итоги либерализации российского валютного законодательства.
Сейчас мы переживаем очередной приступ той же лихорадки. Чем она обещает закончится? Может быть, коренным изменением экономики России? Едва ли. Почву для сомнений дает знакомство с документами, принимаемыми с целью достижения конвертации. В 2004 году принят закон "О валютном регулировании и валютном контроле". Он вводит уведомительный порядок осуществления операций движения капитала в иностранной валюте вместо разрешительного.
Но можно ли сегодня с уверенностью утверждать, что теперь нерезиденты спят и видят, как бы им побыстрее прикупить побольше рублей, чтобы затем на них приобрести русские автомобили, станки, оборудование, технологии, самолеты, компьютеры, электронику, программное обеспечение, продукты питания, обувь, одежду, чтобы открыть рублевые счета в русских банках, застраховаться в русских страховых компаниях, съездить в Россию отдохнуть и т.д. и т.п.?
Как известно, ничего подобного на сегодняшний день и близко не происходит.
Правда, российская казна, как уже говорилось, на сегодняшний день хранит в себе гигантские финансовые средства. Их объемы превышают в несколько раз количество рублей, находящихся в обращении. Следовательно, если вдруг всем держателям российских денег в один момент захочется поменять их на доллары, правительство без труда сможет удовлетворить все финансовые требования. Потому-то Кудрин и заявляет отважно: через год рубль будет конвертируемым.
Однако полноценной конвертируемой может считаться не та валюта, которую все хотят продать, а та, которую все хотят купить. А где доказательство того, что в 2007 году, если не все, то многие россияне и иностранцы проявят горячее желание приобрести рубли в обмен на евро и доллары? Пока ничего такого не наблюдается.
Выходит, как ни прискорбно это признать, но на сегодняшний день рубль — деньги низкого качества. В частности, это выражается и в том, что население до сих пор предпочитает хранить свои сбережения дома в долларах. Имеющийся опыт реформаторства, весь смысл которого сводился к монетаристским приемам манипулирования денежной массой — а если проще, то к элементарному сокращению количества денег в экономике, достигаемому путем урезания госрасходов — данный опыт реально показал абсолютную бесперспективность пути, по которому вот уже 15 лет движется Россия. За эти годы правительству ни разу не удалось добиться заявленных целей.
Сегодня политика изъятия денежных излишков продолжается. И это, несмотря на то, что уже собраны гигантские валютные запасы, накоплен огромный стабфонд, с которым, говоря по правде, правительство просто не знает, что делать. Тем не менее, в стране по-прежнему бушует инфляция, стагнирует производство. Только по официальным данным, 12% населения проживает за чертой бедности, а 7% являются безработными. Выходит, власть не способна, несмотря на финансовое благополучие, обеспечить значительную часть населения ни работой, ни достойными доходами. Не пора ли остановиться и хорошенько подумать, что дальше делать? Но нет!
Судя по всему, власть упорно не хочет ничего менять. И факт принятия постановления правительства №299 "О порядке управления средствами стабилизационного фонда" красноречивое тому доказательство. По сути, оно означает, что исполнительная власть на государственном уровне приняла решение о выводе из страны гигантских финансовых средств. Осуществлять эту операцию — фактически бесконтрольно — поручается Минфину. До сих пор экспорт капитала из России исчислялся десятками миллиардов долларов. Теперь стараниями государства он достигнет показателей равных сотням миллиардов. В то же время "независимыми" СМИ вывоз стабфонда преподносится как неслыханная победа министра финансов Алексея Кудрина. Это ли не насилие над здравым смыслом?
Особенно если учесть, что темпы роста промышленного производства в своей стране стремительно падают. Если в 2004 году они составили 7,3%, то в прошлом всего 3. Доля промышленности в структуре российской экономики неуклонно сокращается с 42% в 1998, до 38% — в 2003 и 32% — в 2005. При этом на высокотехничные сектора такие, как машиностроение, приходится всего 10%. Налицо все признаки деиндустриализации страны.
И так продолжается уже второе десятилетие. Политика, проводимая правительством, руководимым фактически либералами, раз за разом вгоняет экономику страны в штопор, грозящей превращением России в некое подобие Африки, только уже не экваториальной, а приполярной. Чем в таких условиях являются разговоры о конвертируемости рубля? Не дымовой ли завесой, прикрывающей реальные шаги по превращению России в колониальный сырьевой придаток Запада?

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x