Авторский блог Редакция Завтра 03:00 14 февраля 2006

КЛАССНЫЙ СЕРЖАНТ

0
| | | |
Наталья Алексютина
КЛАССНЫЙ СЕРЖАНТ

Сержант в казарме, пахан в тюрьме, классный руководитель в школе — все это чиновники политического режима, который утвердился в стране. Сержант бьет и насилует солдата. Пахан "прессует" зека. Классный руководитель тиранит ученика. Следствие по делу об изнасиловании и избиении под Челябинском рядового Сычева только началось. Следствие по делу о самоубийстве петербургского школьника Ромы Лебедева продолжается. Подробности сообщает из Питера наш корреспондент.
Драматическая завязка этого сюжета такова: ученик 8 "В" класса школы №262 Красносельского района Санкт-Петербурга Рома Лебедев положил голову на рельсы перед отходящей электричкой. С того дня прошло много недель. "Страшных недель", теперь всегда поправляют в 262-й школе. В здании дневали и ночевали представители прокуратуры, работали различные инспекции, школу штурмовало телевидение. Сейчас вокруг тихо. Внутри, на втором этаже, висит большой плакат со словами: "Рома, мы тебя помним". К нему приложен крохотный, скорбный букетик. Боль из школы не ушла, да и не уйдет, наверное, никогда. Самой старой школе, ставшей родоначальницей остальных образовательных учреждений в Красном селе, суждено разделить свое существование на два периода: до и после трагедии.
Пока идет следствие, трудно сложить из мозаики буден тот роковой узор, который привел к гибели мальчика. И все-таки я попросила рассказать о тех сентябрьских днях, когда случилась драма с Ромой Лебедевым, директора школы № 262 Лилию Рустамовну Иваненкову.
— Утром дежурный администратор школы приняла телефонный звонок. Нам сообщили, что на Балтийском вокзале найдены вещи ребенка. Днем последовали звонки из отделения милиции с известием, что ребенок погиб. Этим же вечером я разговаривала по телефону со следователем, который просил сообщить координаты Веры Аркадьевны Новак, классной руководительницы Ромы. На вопрос, почему именно ее координаты нужны, он ответил, что в одежде мальчика найдена записка. Содержание записки мне не открыли, и на собственном допросе на мою просьбу показать текст, тоже не откликнулись.
Веру Аркадьевну я видела в тот день в учительской, и все мы были встревожены фактом исчезновения мальчика, поскольку не появился дома, бабушка начала его разыскивать. По словам Веры Аркадьевны, она видела записку один раз в руках следователя, но, будучи в состоянии шока, не смогла ее подробно прочесть. Единственное, что она помнит, это то, что на листе бумаги наискось была надпись: "Это все из-за Аркаши".
Почему сообщение о гибели Ромы вызвало у нас шок? Это был жизнерадостный, веселый мальчик, ни с кем не конфликтовавший, не грубый, не задиристый. Вертелся на уроках, как все мальчишки. Ничто в его характере не предвещало столь трагической развязки. Все учителя говорили, что в тот день он вел себя на уроках совершенно нормально, выглядел, как обычно.
В пятницу я позвонила бабушке (Рому и его старшего брата, который учится в этой же школе, воспитывала одна бабушка), выразила соболезнование и спросила, чем школа может помочь? Бабушка ответила, что пока ничем, поскольку о похоронах ничего не известно. Похоронили Рому в понедельник, и у всех учителей было право не задерживать ребят, желающих проститься с Ромой. С ними на кладбище ездила социальный педагог. Ни она, ни сами ребята не ожидали, что сюда, как на лакомый пирог, слетятся представители всевозможных СМИ.
— На Веру Аркадьевну заведено уголовное дело по ст. 110 УК РФ "Доведение до самоубийства", ведется следствие. Есть ли у прокуратуры еще версии, кроме версии самоубийства?
— С нами версиями не делятся, только делают опросы детей, учителей в присутствии социального педагога, завуча начальной школы и завуча старшей школы. Кстати, только один ребенок из Роминого класса сказал, что Вера Аркадьевна обижала Рому.
— Что он вкладывал в понятие "обижала"?
— На этот вопрос ребенок не ответил, сказав, что не помнит, как обижала и за что обижала.
С самой Верой Аркадьевной, "Аркаши", мне встретиться не удалось: она уволилась из школы по совету адвоката. Ее педагогический стаж в 262-й школе берет начало с 1984 года. Учитель математики, которая сделала несколько выпусков. По отзывам коллег-учителей, милосердный человек и строгий математик. Одна воспитывала сына, всегда приходила первой на помощь в трудной ситуации. Как говорит Иваненкова, за восемь лет ее работы директором на Веру Аркадьевну ни разу никто из родителей или детей не пожаловался. Мало того, ей всегда доверяли трудные классы, поскольку Вера Аркадьевна никогда не повышала голоса и обладала чувством юмора, помогающим выйти из сложной ситуации.
— Откуда взялась тема денег, которые Ромина бабушка не смогла выделить на ремонт класса и поэтому внук должен был его убирать?
— Классы мы ремонтируем ежегодно, и помимо Роминого класса в этом году приводили в порядок еще пять кабинетов. Странно, но даже по характеру следствия ясно, что акцент делается на финансовые вопросы деятельности школы, а не на трагедию, произошедшую с мальчиком. Разве никто не знает, что ремонт в школе производится в основном за счет родителей? Непонятно только, почему старт этой теме дала трагедия, случившаяся с Ромой. Взносы — дело добровольное, есть родители, которые не сдают деньги, а помогают, чем могут, в частности, своими силами. Рома, кстати, убирал класс всего один раз — 20-го сентября, и то вместе с Верой Аркадьевной. Та носила воду в ведре и показывала, что вовсе не зазорно оставлять после себя чистоту. Прощаясь, она спросила: "Рома, мы будем завтра убирать класс?" Мальчик кивнул и ушел.
Беседуя с Лилией Рустамовной, я поняла, что в ситуации с Ромой гораздо больше вопросов, чем ответов. Смерть мальчика воспринимается неоднозначно. Почему он отправился утром на Балтийский вокзал? С кем встречался? Почему лег на рельсы на станции Скачки — за одну станцию до станции Красное Село? Почему именно лег? По мнению многих психологов, такой поступок сложно совершить даже взрослому. Подросткам свойственно скорее бросаться под поезд, чем ложиться головой на рельсы и ждать, когда на тебя наедет колесо. Куда пропал дневник мальчика? В нем, кстати, есть запись Веры Аркадьевны о том, что Рома прогулял в субботу два урока. Вера Аркадьевна сделала эту запись в понедельник, и в этот же день позвонила бабушке Ромы, чтобы уточнить, придет ли мальчик убирать класс. Бабушка, узнав о прогулах, пообещала разобраться с внуком. Рома пришел в школу и, как мы знаем, даже убирал класс. Проучился он в восьмом классе всего шесть дней (в связи с заменой ламп учебный год в 262-й школе начался не первого, а 14-го сентября). Могла ли за это время накопиться усталость от учебы, от требований старших? Директор 262-й школы сказала: как только возникает проблема, школьная психологическая служба немедленно ею занимается. В основном, школьный психолог наблюдает за детьми первого, пятого и десятого классов. В случае с Ромой проблемы не было. Но почему внешне благополучный мальчик так жестко, по-взрослому, расстался с жизнью, оставив записку, которая перечеркнула и еще одну жизнь — жизнь его классной руководительницы Веры Аркадьевны? Она теперь перебирает день за днем и мучительно пытается понять, в чем ее вина? Кто проглядел эту зреющую попытку суицида? Школа? Семья? Органы опеки? Общество? Может быть, Рома Лебедев уже не симптом, а диагноз всем нам? Нашему образу жизни, системе ценностей.
Конечно, следствие ответит на эти и другие вопросы. Во всяком случае, обязано ответить. Но каким, должно быть, страшно одиноким было отражение Ромы в вагонном стекле электрички, следующей на Балтийский вокзал.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x